Константин Кучер Грандмастер

Веслав Мысливский: какова главная заповедь искусства?

В феврале 2016 года в Белостоке состоялось вручение литературной премии им. Францишека Карпинского. Её лауреатом, с формулировкой «за создание высокохудожественной прозы, раскрывающей метафизический аспект существования человека», стал известный польский писатель Веслав Мысливский.

Если чуть подробнее о лауреате, то он родился 25 марта 1932 года в Двикозах — небольшом селе Свентокшиского воеводства на востоке Сандомирского повета. После окончания Второй мировой войны Веслав учился в гимназии и общеобразовательном лицее Сандомира, экзамены на аттестат зрелости сдал в 1951 году. Изучал польскую филологию в католическом университете Люблина, который закончил в 1956 году.

Как литературный критик дебютировал в 1955 году. И только через 12 лет, в 1967 году, написал свою первую повесть «Голый сад» (Nagi sad). В переводе Людмилы Стефановны Петрушевской она опубликована в книге «Польские повести» (М.: Художественная литература, 1978).

Книги Мысливского переведены на английский (и в Англии, и в США), немецкий, французский, испанский, иврит, голландский, итальянский, русский («Голый сад» и «Камень на камень»), венгерский, чешский, словацкий, румынский, болгарский, латышский, литовский, эстонский, украинский, грузинский языки. Роман «Камень на камень» (Kamień na kamieniu) печатался в «ИЛ», № 7—9 за 1986 год, а в 1987 году вышел отдельной книгой в изумительном переводе Ксении Яковлевны Старосельской. Главная тема творчества этого писателя — судьба польского крестьянина и традиционной сельской общины с точки зрения универсальных истин о мире и человеке.

Обложка книги «Камень на камень»
Обложка книги «Камень на камень»
Фото: Источник

В. Мысливский — первый польский писатель, дважды получивший национальную литературную премию Nike: за романы «Горизонт» (Widnokrąg, в 1997 г.) и «Трактат о лущении фасоли» (Traktat o łuskaniu fasoli, в 2007 г.). После него Nike дважды получила Ольга Токарчук (Olga Tokarczuk).

Что касается премии им. Францишека Карпинского, то она вот уже 22 года (с 1995-го) вручается в Белостоке Католической Ассоциацией «Civitas Christiana». В 2016 г. победителя выбрало жюри под председательством епископа Генриха Черешки. На вручении премии литературовед профессор Дариуш Кулеш отметил, что Мысливский — «выдающийся польский прозаик, ставший таковым ещё при жизни».

Он подчеркнул, что со времен «Пана Тадеуша» Адама Мицкевича не было в Польше национального эпоса, подобного тому, что создал этот писатель своим романом «Камень на камень». По мнению профессора, именно Мысливский своими произведениями сохранил для потомков опыт поляков ХХ века, и в этом писателю нет равных среди его современников. Творчество чествуемого лауреата перебрасывает мостик «между литературой и реальностью, мостик, возведение которого под силу только гениям».

В своей ответной речи В. Мысливский сказал, что белостоцкая награда ему дорога. Он «чувствует духовное родство» с покровителем награды, потому что Францишек Карпинский, с одной стороны, был провинциалом, а с другой — самым авангардным поэтом польского Просвещения, а по мнению писателя — литература всегда должна быть авангардной.

Обложка книги «Трактат о лущении фасоли»
Обложка книги «Трактат о лущении фасоли»
Фото: Источникs

Как я уже упоминал, премия им. Франциска Карпинского впервые была присуждена в 1995 году, когда её получил ксендз Ян Твардовский. Позже лауреатами становились Ева Липская, Эрнест Брыль, профессора Ирина Славинская, Марек Скварницкий, Стефан Савицкий, Януш Франковский. В связи с чем Мысливский особо подчеркнул, что у Ирины Славинской он когда-то писал диссертацию, а со Стефаном Савицким достаточно давно дружит, поэтому ему не только лестно, но и радостно оказаться в числе лауреатов премии.

Духовного покровителя этой почетной литературной награды — жившего в XVIII веке Францишека Карпинского (04.10.1741−16.09.1825) — называют предшественником сентиментального течения в поэзии польского Просвещения. Он был автором пасторалей («Лаура и Филон»), известных религиозных гимнов, среди которых и такие широко известные в Польше, как «Утренняя песня», «Все наши повседневные дела», «Бог идет с небес», и одной из самых знаменитых и красивых польских колядок «Бог рождается».

Францишек Карпиньский
Францишек Карпиньский
Фото: Wikipedia.org

Как отмечает исследователь его творчества Вальдемар Смашч, Карпинский в 1785−1818 гг. жил в Белостоке при дворе Изабеллы Браницкой, жены тогдашнего владельца города, пригласившего в него многих поэтов, художников, ученых. Все упомянутые мною религиозные гимны Францишек написал именно в Белостоке. Поэтому, наверное, неудивительно, что литературная премия его имени вручается в этом городе.

В своей ответной речи на церемонии вручения премии её новый лауреат отметил, что у него нет осознания собственного творчества как описания того, что он знает:

«Нет, я пишу о том, чего, просто-напросто, не знаю. Потому что-то, чего я не знаю, заставляет меня искать. Если бы я знал, я бы не искал. Если не знаю, — ищу. И в своем творчестве постоянно ищу ответы на очень многие вопросы. Правда, ответов, как правило, так ине нахожу». При этом добавил, что «человеку вообще, наверное, невозможно раскрыть тайны своего существования». «Но он всё равно ищет, — подчеркнул писатель. — И поиск, в сущности, определяет смысл всей моей писательской работы».

Веслав Мысливский сказал также, что у него «нет никакой идеи», поскольку он считает, что «идеи опасны для творчества», потому как производят неизгладимое впечатление на человека. Но если попытаться определить какую-то идею его творчества, то это, прежде всего, человек.

«В сущности, литература для меня это — человекознание. На самом деле я ищу тайны человека для того, чтобы, в первую очередь, познать себя самого», — сказал писатель, обращаясь к присутствовавшим на церемонии. Он заметил также, что

«литература может нести в себе трагическое начало, но не имеет права лишать человека надежды».

По его мнению, это главная заповедь искусства, и он в своем творчестве старается ей неукоснительно следовать.

С этим, наверное, нельзя не согласиться…


Что еще почитать по теме?

Веслав Мысливский и его романы. Во что играла польская пацанва в послевоенные годы?
Казимеж Брандыс. Какая она, судьба польской интеллигенции XX века?
Финский писатель Сакариас Топелиус: только ли сказочник?

Статья опубликована в выпуске 14.04.2017
Обновлено 17.05.2019

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Мысль "писать без идеи" интересна, но невыполнима, всякий человек имеет идею, даже если он этого не признает.
    Польским авторам, учитывая польскую идею сарматизма, сложно писать о деревне.
    Просто потому, что живущие там - "пся крев", крестьяне - "hlopy".

    Оценка статьи: 5

    • Выполнимо, Игорь. Как первое, так и второе.
      По первому Мысливский рассказывает, как он пишет. Вот так, "без идеи". И, как я его понимаю (конечно, я могу и ошибаться в своей трактовке его мыслей), он в своем интервью говорит: если у вас есть идеи - идите в политику. Литература - не для идей. Она для наших ощущений этой жизни, для наших чувств, что порождаются этими ощущениями. Об этом и надо писать. А идеи оставьте политикам. Или тем, кто работает в жанре соц.реализма.
      Помнится, в институтские годы мы учили разные мудреные предметы. Среди которых был и такой, как философия. Насколько его помню, весь мир делится на две большие и примерно равные части: на материалистов и идеалистов. Похоже, что этот польский писатель, в отличие от Вас, Игорь, относится ко второй, безыдейной группе.
      А по второму: если сделать сложно - тем более велика заслуга Мысливского в том, что он сделал и написал. И видимо, сами поляки это понимают, если дали ему национальную литературную премию дважды.

      • Константин Кучер, автора воспитывали родители.
        Он с первой колыбельной запомнил, что он "поляк малый", а его знак "орел бялый".
        Потом ему рассказывали о белопушистой стр-р-р-радающей Родине, о Катыни, о Варшавском восстании, о том, как АК брала Вильно, о том, как они все страдали 200 лет под русским ярмом...
        А потом, став взрослым, он начал писать. С той идеологией, что у него в мозгах.

        Насчет крестьянской прозы - в стране, где не крестьяне, а хлопы - принципиально не может быть крестьянской прозы. Холопы, рабы, не пишут прозу, им разрешено лишь пахать.
        А тот факт, что писатель получил две польских премии столь же значителен, как последняя пулицеровская премия - выбор там шел только между статьями об агрессивной России. Литературы в этом нет ни грамма и мне не интересно, кто и как из них сумел обругать мою страну.

        Оценка статьи: 5

        • Не может, но есть. Пока не понял, Игорь, к чему всё то, что выше, не имеющее никакого отношения ни к теме статьи, ни к творчеству Мысливского. Или Вы заочно, за глаза, хотите оскорбить пожилого человека, называя его холопом только за то, что он пишет прекрасную "деревенскую" прозу?.. Как-то не хочется в это верить. Тем более, немного зная Вас.

          • Константин Кучер, Вы, собственно, о чем?
            Правда есть правда. Она может не нравиться кому-то, но она есть.
            Правда не может быть оскорблением. Правду можно ненадолго затмить демагогией, но она все равно сильнее, чем "не правда".
            Посему - повторю мой первый пост:
            Мысль "писать без идеи" интересна, но невыполнима, всякий человек имеет идею, даже если он этого не признает.
            Польским авторам, учитывая польскую идею сарматизма, сложно писать о деревне. Просто потому, что живущие там - "пся крев", крестьяне - "hlopy".

            В России такого полного размежевания между крестьянами и помещиками никогда не было.
            В Польше же крестьяне, холопы, считались "пся крев" - совершенно другим народом, нежели правившие ими шляхтичи, которые считали свое происхождение от сарматов, которые не считали своих холопов хоть в чем-то равных им, высшей расе.
            И, самое страшное, "это" у поляков до сих пор - одна из базовых концепций. Все потомки бывших холопов стали себя считать шляхтичами...

            ..но, если Вам кажется, что эта правда оскорбляет пожилого человека - прошу привести цитату, в которой я его обзываю холопом ("милиция разберется - кто из нас холоп"(с)).
            Мне непонятен Ваш пост - Вы, вроде, не прочитали все написанное, а взяв кусочек там кусочек сям - придумали что-то за меня.
            Не стоит так поступать.

            Оценка статьи: 5

            • Да всё о том же, батенька. Что сегодня вы написали какую-то бредятину, которая никакого отношения не имеет ни к самой статье, ни к творчеству замечательного польского писателя, романы которого не стыдятся переводить на многие языки мира, в т. ч. и на русский, и не видят в этом ничего зазорного. И отвечать на эту чушь, а тем более, ещё и в чем-то оправдываться, значит унижаться самому и унижать тех, кто будет эти униженные оправдания читать. В т. ч. и вас. А вас мне бы унижать не хотелось. Вы и сами себя так унизили, что ниже - можно бы, да уже некуда.

              • Ох, Константин, Константин, ну что же Вы так.
                Не с оппонентами надо бороться, а мнение оппонентов опровергать. А Вы наоборот поступаете.
                Еще раз повторяю, на этот раз - больдом выделю.
                Мысль "писать без идеи" интересна, но невыполнима, всякий человек имеет идею, даже если он этого не признает.
                Польским авторам, учитывая польскую идею сарматизма, сложно писать о деревне. Просто потому, что живущие там - "пся крев", крестьяне - "hlopy".

                Никакого оскорбления автора, старого, заслуженного польского писателя, никакой ругани.
                Попробуйте не меня оскорблять, а опровергнуть тот факт, что с момента рождения ребенка воспитывают в некоей "идее" и годам к 15 эта идея окончательно в мозгу человека укладывается, в силу чего далее он уже опирается на некую идею, некое мировоззрение - во всем, что он созидает.
                Попробуйте опровергнуть тот факт, что идея сарматизма, идея разделения поляков физически на хлопов-холопов-крестьян, быдло, обслуживающее высшую касту, шляхтичей, господ - основа польского мировоззрения.
                А на меня напраслину нести...
                Впрочем - воля Ваша.

                Оценка статьи: 5

                • Гм-м-мм. Опровергать?!!! Вот эту чушь?! Которую Вы мне уже три раза повторили? И после того, как я уже три раза ответил, что это чушь и бред, тупо повторяете то же самое в четвертый... На мой взгляд, подобное может сделать только полный идиот. Извините, Игорь, но я был о Вас значительно лучшего мнения...

                  • Правильно, Константин, когда факты опровергнуть нельзя - их можно обругать и посмеяться на ними.
                    Фактам от этого ни жарко ни холодно, но, если погромче смеяться и погрубее ругаться...

                    Оценка статьи: 5

                    • Какие факты?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
                      Да НЕТ НИКАКИХ ФАКТОВ. О чем Вам УЖЕ ДВАЖДЫ (см. верхнюю часть ветки этого диалога) аргументированно объяснялось. А Вы всё продолжаете толочь воду в ступе. И всё то же, и то же. Поэтому, если уж над чем посмеяться, так над Вашей, Игорь, железобетонной тупостью.

                      • Вы, Константин, притворяетесь дураком. И ругаетесь - а значит Вы неправы.
                        1. Человек - существо социальное. Малыши, воспитывавшиеся животными - так животными и оставались. Тому есть в истории с десяток примеров. Мальчики, девочки, воспитанные волками и пр.
                        2. Чтобы человек стал человеком, он должен с детства воспитываться среди людей, учиться говорить и прочее.
                        3. В ходе человеческого воспитания он впитывает основные идеи того народа, в котором он воспитывается.
                        4. По итогам пунктов 2-3, к 15 годам человек впитывает основную идеологию своего народа. Того народа, где его воспитали.
                        Потому взрослый человек живет с теми идеями, которые вложены ему в голову в детстве.
                        Например, самые неверующие турки не едят свинины. Не потому, что пророк запретил - потому что с детства знают, "свинина - фу, невкусно!".
                        Вы, Константин, опровергая меня, уже несколько раз меня обругали - но ни разу не коснулись того, о чем я написал.
                        Вы действительно думаете, что ругань может опровергнуть факты? -- ЗРЯ.
                        Объявить факт чушью - недостаточно для его опровержения. Тем более, что самому факту от того, что его обругали - ни жарко ни холодно.
                        Факты - "они существуют и ни в зуб ногой"(с)

                        Оценка статьи: 5

                        • Комментарий удален
                          • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 15 апреля 2017 в 17:38

                            Константин Кучер,держитесь в рамках приличия, пожалуйста.

                            • Константин Кучер Константин Кучер Грандмастер 15 апреля 2017 в 21:18 отредактирован 15 апреля 2017 в 21:20

                              Извините, Татьяна, держался сколько мог, и отвечал в рамках приличий. Но если человек не понимает вежливо, приходится его со всеми его поляконенавистническими теориями, которые к статье не имеют никакого отношения, посылать далеко. И по-русски, а не по-польски. Что я и делаю. К сожалению, без чьей-либо помощи. Но он, видимо не понимает ни по-русски, ни по-польски. А за хамство в отношении писателя даже не подумал извиниться. И ходит героем. Благодаря всем нам.

                              • Константин Кучер, действительно, ну право, у каждого свой источник правды, даже если это будет болото, зато свое

                                • Да я понимаю, Лида. И готов потерпеть даже болото. Просто не люблю, когда это болото мне настойчиво навязывают сутками напролет, несмотря на мои вежливые, но твердые - нет, нет, нет.
                                  Ладно, бывали в жизни огорчения и похлеще. Не отвлекайтесь на ерунду. Празднуйте.

                                  • Константин Кучер, да, и Вас с праздником, наверняка Вы что-то наваяли кулинарное, что-то вкусное для этого дня Этого польского писателя не знаю, будет время ознакомлюсь может потом что по теме напишу, свои впечатления

                                    • Ну, Лидия... Вы меня - уже, как облупленного. Конечно, наваял. Пока лежит на личной страничке. Там, конечно, без умопомрачительных запахов, но зато со снимками.
                                      А по Мысливскому я ниже по ветке обсуждения уже написал Еркину - где и что можно почитать из произведений этого писателя в переводе на русский.

                              • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 16 апреля 2017 в 09:55

                                Константин Кучер, ну право слово, я от вас не ожидала.
                                Русский язык велик и могуч, чтобы высказать свою позицию без применения неприменяемого в приличной дискуссии.

                                А иногда помогает простое молчание в ответ.

                                Каждый волен жить со своей позицией. Не обязательно всегда приходить к согласию.

                                • Я, Татьяна, дважды высказывал свою позицию вежливо и корректно. Но если человек не понимает вежливо, продолжает троллить, а его никто не останавливает, в том числе и за высказываемую им неприязнь по отношению к другой национальности и к тому, что эта национальность уважает, то приходится вот так. Молчать в данной ситуации я считаю невозможным, поскольку это молчание, уже с моей стороны, будет точно такая же подлость по отношению к тому, что я написал, что ценю и уважаю.

  • Надо почитать его, а то кроме Б.Прусса с его "Фараоном"и Г.Сенкевича никого из польских писателей не знаю.

    Оценка статьи: 5

    • Почитайте, Еркин. На мой взгляд, этот польский писатель заслуживает того, чтобы им интересовались и читали его.
      На русский язык переведены два романа этого польского писателя:
      1. «Голый сад» (Nagi sad) в переводе Людмилы Стефановны Петрушевской (в книге "Польские повести" - М.: Художественная литература, 1978).
      2. "Камень на камень" в переводе Ксении Яковлевны Старосельской (М.: изд-во Радуга, 1987).

      К "Голому саду" я, в своё время отнесся достаточно равнодушно, а вот "Камень на камень" произвел на меня неизгладимое впечатление. После этого романа я просто запал на Мысливского. Наверное, в этом есть определенная доля вины переводчика. Всё-таки каждый из них привносит в переводимое им произведение что-то своё. И если со Старосельской я оказался не просто на одной волне, а в резонансе, то с Петрушевской, видимо, такого не произошло.
      В части "Трактата о лущении фасоли", то профи его пока не переводили. А мой любительский перевод пяти глав из шестнадцати Вы можете посмотреть на моей авторской страничке сайта Проза.ру.