Борис Рохленко Грандмастер

Чем недоволен Миша Пундик, или Как сделать раритет в «ШЖ»?

Всю свою сознательную жизнь я покупал книги. И можно сказать, собирал. Начинал я (тогда мне было 11−12 лет) с «Библиотеки солдата и матроса», выпуски которой стоили 50 коп. (цены до 1961 года). Одну книжку я почему-то запомнил — проф. Бялобжевский «Снег и лед».

Потом пошли вещи посерьезнее, начал заказывать книги через почту: иностранная классика, отрывки из которой были приведены в учебнике английского языка («Ярмарка тщеславия» У. Теккерея, «Трое в лодке» Джерома К. Джерома…)

Следом появились подписные издания: Пушкин, Лермонтов, Диккенс, Л. Толстой, «Всемирная литература»… Получилось приличное (по моим тогдашним понятиям) собрание, достаточное для получения аттестата зрелости без обращения в публичную библиотеку (в части художественной литературы) — старался, сами понимаете, не только для себя, но и для детей.

И вдруг натыкаюсь на малюсенькую книжечку о библиофилах и о книжных раритетах

И понимаю, что всю жизнь я собирал не то, что надо было собирать. То, что уже есть — это хорошо, это нужно, это полезно, но настоящий собиратель книг ищет и находит редкости: хорошо иллюстрированные издания, рукописи, прижизненные издания, книги с автографами… Но мечта каждого настоящего коллекционера — иметь раритет!

А что попадает в категорию раритетов? Только то, что изначально было изготовлено в очень малом количестве экземпляров. В упомянутой книжечке, в частности, было написано, что какая-то из принцесс или королев Франции времен Луёв заказала себе книгу то ли в трех, то ли в пяти экземплярах, рукописную, с богатыми иллюстрациями и роскошным переплетом. Местонахождение каждого экземпляра сегодня известно! Вот это да!

Вот я и подумал: а что, я хуже этих (извините за выражение) членов королевской семьи? Я тоже могу себе позволить заказать раритет! И заказал! И вот он предо мной: первый сборник моих статей для «Школы Жизни», изданный мной самим по моему заказу в десяти экземплярах для (обратно извиняюсь!) членов моей семьи — и только! (Что движет человеком? Тщеславие!!!)

А причем здесь Пундик? И вообще, кто он такой?

Вот что он о себе заявляет:
«Я, галахический лингвист* Пундик М. С., беру на себя отныне (и присно, и во веки веков) функции Главлита за неимением последнего в наших палестинах. Я буду постоянным напоминанием о том, что в русском языке существует шесть падежей (как минимум), три вида склонения существительных, два вида спряжения глаголов, что „жи-ши“ пишется с буквой „и“, а к деепричастным оборотам им (авторам — Б.Р.) лучше вообще не приближаться без предварительного повторного курса родной речи за 3−6-й классы.»

Критикуя качество книжной продукции русскоязычных издательств в Израиле, Миша пишет: «Повсеместная и порочная практика издания книг на собственный (либо спонсорский) кошт влечет за собою безграмотность подавляющего большинства этих, с позволения сказать, образчиков издательского искусства. Уже давно позабыта традиция работы над книгою литературного редактора и профессионального корректора (о художественном редакторе уж не говорю, потому что сейчас любой недоросль, освоивший Word, числит себя по гутенберговому ведомству в первых рядах). Иногда я жалею о сверхдоступности компьютерной техники. Любой словосплетатель, имеющий PС со сканером и принтером и худо-бедно освоивший текстовый редактор, уже чувствует себя вправе заняться „самсебяиздатом“.».

Я бью себя кулаками в грудь, рву на себе рубашку и посыпаю голову тем, что есть под рукой, — я поступил точно так, как не велел поступать Миша Пундик: у меня не было литературного редактора (кроме того, который отредактировал меня на «ШЖ»), у меня не было профессионального корректора, у меня не было и художественного редактора — он бы мне тоже не помешал.

Но я так хотел, так хотел подержать в руках мой раритет — быстрей, вперед, к цели!

Миша, я каюсь, я больше не буду делать раритеты, это — в первый и последний раз!(Ну, разве что лет через 50−60, когда я все забуду в связи с наступившим склерозом!)

* Еврей по Галахе — человек, рожденный от еврейки. Термин «галахический лингвист», который использует М. Пундик, предполагает, что он лингвист, по крайней мере, во втором поколении, т. е. рожденный от мамы-лингвистки.

P. S. Несколько слов о М.Пундике. Он взял на себя черную и неблагодарную работу (чего ему только не пишут в ответ на его старания!) анализировать доступные ему изданные работы израильских русскоязычных прозаиков и поэтов. Его критика далеко не всегда обнадеживает, чаще просто топит. Но, кажется, она справедлива. Самое интересное в его проекте то, что отталкиваясь от его рекомендаций (или критики, если вам будет угодно), можно выбирать на прилавках произведения тех авторов, которые заслужили положительный отзыв. М. Пундик — как маяк в море книжных новинок в русскоязычном Израиле. И за то ему большое спасибо.

P. S.S. Процесс прохождения цензуры назывался «литирование»: любое предлагаемое к опубликованию произведение надо было залитировать. Я думаю, что автор, удостоившийся внимания М. Пундика, может смело именоваться «залитированный Пундиком». На мой взгляд, это несколько благозвучнее, чем «раскритикованный Пундиком».

Обновлено 17.02.2015
Статья размещена на сайте 23.08.2007

Комментарии (19):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • НЕт слов! ЗДОРОВО!!!! Пять!

    Оценка статьи: 5

  • Раритеты подобного ограниченного тиража у мня имеются, но куда больше их у моего соседа, который за ними специально охотится и подстерегает обычно уже на стадии выхода...

  • Нашел еще одну интересную вещь:

    Изо дня в день - Извлечения из сочинений Лермонтова на каждый день года
    Антикварное издание
    Сохранность: Хорошая

    Издательство: Государственная Типография, 1886 г.
    Твердый переплет, 390 стр.

    От издателя
    Редкость. Изысканный подарок высокопоставленному лицу.
    Памятную книгу на каждый день составила Ольга Константиновна, Королева греческая, дочь Великого князя Константина Николаевича. На титуле есть личная монограмма Королевы.
    1886 год, Государственная Типография.
    Владельческий переплет, кожаный бинтовой корешок, кожаные уголки, золотое тиснение. Сохранность раритета хорошая.
    Иллюстрированный дворянский ежедневник. Без владельческих записей.

  • У нас тут поблизости есть деревня Галахово...
    Поздравляю, Борис! В любом случае книжку сляпать - дорогого стоит! И семью поздравляю! Так надо память о себе строить!

    Оценка статьи: 5

  • не поняла, вы их на бумаге издали что ли?


    Дело хорошее, но не совсем ясно, при чем тут какой-то Пундик. Где Пундик, а где мы, и к тому же никто ж насильно не сует этому пундику свои книжки? Так зачем вообще думать, а что скажет какой-то Пундик, Шмундик и еще кто-нибудь?

    Оценка статьи: 2

    • Уважаемая Жаба!

      1. Книжка издана на бумаге, бумага мелованная, иллюстрации цветные.
      2. Пундик - израильтянин и занимается своим делом в соответствии с его географическим положением. Так что вопрос "где Пундик, а где мы" решается в соответствии с координатами пишущего.
      3. Благодаря Пундику узнал про Риту Бальмину (http://zhurnal.lib.ru/b/balxmina_r_d/)- ну, очень раскованная поэтесса. Не каждому порекомендуешь почитать то, что она написала. Если вы наберете это имя в поисковике - выпадет несколько сайтов, на которых она упоминается и на которых есть ее стихи.
      4.Что касается мыслей Пундика о технологии печатания книг: думаю, что его мысли - некий канон, он ничего нового не открыл профессионалам литературного цеха. А эти общие знания, как он говорит, вообще игнорируются современными "сойферами" и "дихтерами".

      • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 24 августа 2007 в 21:34

        Процесс прохождения цензуры назывался «литирование»: любое предлагаемое к опубликованию произведение надо было залитировать.

        У нас (в Узбекистане, где прошла моя советская юность) - "литовали", не "литировали".

        Термин «галахический лингвист», который использует М. Пундик, предполагает, что он лингвист по крайней мере во втором поколении, т.е. рожденный от мамы-лингвистки

        Я галахический редактор, выходит, о как...

        • Марианна, спасибо за комментарий.

          Я не настаиваю на правильности слова "литирование" - написал, как слышал в дни моего общения с советскими журналистами.

          Что касается вашей галахичности - это очень здорово, когда дети принимают от родителей эстафету. По крайней мере, родителям всегда есть, что передать.

          В этом смысле традиционность - основа профессионализма. Возьмите народных целителей - школы целительства складываются веками.

          Так что всяческих вам успехов на вашем не очень легком поприще!

  • Интересная идея

  • у меня не было литературного редактора (кроме того, который отредактировал меня на «ШЖ»), у меня не было профессионального корректора, у меня не было и художественного редактора – он бы мне тоже не помешал. - правильная фраза.

    Оценка статьи: 5

    • Денис, спасибо! Взгляд профессионала всегда нужен. Тем более до выпуска из печати: это человек, который устраняет всякого рода ляпы, который (по большому счету) делает рукопись читабельной, привлекательной внешне, безошибочной... ну и т.д.

  • Борис, как приняла сборник Ваша семья?