Олег Астапович Профессионал

Есть ли историческая правда в романах Александра Дюма?

Не узнать его очень трудно. Каждая строка не оставляет сомнений в том, чей роман перед тобой. Отнюдь не обязательно его любить. Можно просто уважать. И понимать, что авторов, близких к нему по уровню своих креативности, плодовитости незаурядного ума и умению удержать читателя у раскрытой один раз книги, не так и много, как кому-то могло показаться…

В случае с Александром Дюма вопрос, вынесенный в заголовок данной статьи, решается не так уж и сложно. Правда, и не совсем просто. С одной стороны, как утверждают люди, истории как науке вовсе не чуждые, о фактологической достоверности в произведениях Дюма можно говорить или не делать этого, но суть (читай: приговор) следующая: ее как таковой в них просто нет. В чистом виде. Просматриваться она просматривается, однако исключительно благодаря тому, что историческая правда в той мере, в которой она фигурирует в творениях французского писателя, не мешает достижению тех целей, которые он перед собой ставил, давая своим творениям право на жизнь.

Искаженная действительность давно минувших веков находит пристанище на страницах книг, подписанных именем и фамилией автора «Трех мушкетеров», «Графиня де Монсоро» и других не менее замечательных плодов французского писателя, причем (не покидает такое ощущение, уж извините!) порой кажется, что писать свои лучшие романы Дюма и брался, словно бы желая воплотить на бумаге принцип «Реальным фактам вопреки». Ведь все равно должны были в конечном счете сработать законы экономики в той их части, которая гласит: за родившимся спросом непременно последует адекватное ему предложение. И законы действительно работали, а вместе с ними — неутомимый создатель новых персонажей, судеб и их всевозможных пересечений на дороге жизни. Эпоха и ее запросы рождают тех, кто эти запросы может и готов удовлетворить.

В начале своей писательской карьеры А. Дюма отдавал предпочтение пьесам для театра, которые и дали парижскому обществу первую возможность знакомства с впоследствии одним из самых читаемых писателей мира. Но в конце 20-х гг. XIX в. переключение интереса популярных на то время парижских журналов (которое шло за соответствующим сдвигом в интересах публики) к труду писателей иного, теперь все более и более развлекательного, направления подвигло этих самых авторов перестраиваться под влиянием меняющихся вкусов и вектора духовных порывов их современников, результатом чего стал выход на историческую и культурную сцену нового жанра — исторического романа.

Здесь Дюма состоялся как истинный мастер пера. Когда факт не имел эффекта, хотя бы на толику больше того, который готова была дать его способность писателя творить историю на страницах своих романов «вручную», желание удержать читателя у книги брало верх, и победа оставалась за тем, кого впоследствии уже не судят (в данном случае речь о гении А. Дюма).

Здесь бы и высказать несколько замечаний. С одной стороны, увлечение парижской публики тех времен историями, которые обычно выходили по частям, т. е. фактически сериями, очень уж напоминает наше время, под которым в данном контексте будем понимать период с начала 90-х гг. прошлого столетия. Отличительной чертой этого времени по сей день остается удивительная тяга к раздутости, рождаемой на пустом месте, сюжету, рассредоточенному вплоть до его исчезновения, а также эпизодам, дарящим нам искреннюю радость благодаря своей простоте и удобоваримости. Здесь бы еще упомянуть отсутствие сцен, способных заставить зрителя предпринять попытку к распутыванию хоть самого незначительного по масштабу и закрученности логико-смыслового клубка, и картина выйдет близкая к завершенной. Так вот, сериалы полюбились парижанам уже тогда.

Другая мысль, которой невозможно не поделиться, касается неразрывной связи, которая существует между автором и создаваемыми им героями. Наверняка, многие из нас, читая «Граф Монте-Кристо» — осознанно ли, подсознательно ли — признавались самим себе в невозможности осуществления всего сказанного Дюма в реальной жизни («Не верю!»). А теперь представьте себе, что жизнь самого писателя частенько заставляла его современников усомниться в том, что такое можно увидеть хотя бы во сне. Особняки, друзья, женщины — Дюма-отец умел и любил (а может, любил и не умел?) тратить деньги не менее активно, чем работать ради обладания ими.

И еще об истории. А. Дюма принимал участие в революции, вспыхнувшей во Франции в начале 1830-х, а также лично помогал Гарибальди в национально-освободительной борьбе в Италии. Вот он — контакт с живой историей? Которую хотя бы поэтому он, есть основания полагать, наверняка любил.

Правда, не больше, чем писать…

Обновлено 12.08.2018
Статья размещена на сайте 26.08.2007

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • все равно должно были - неверное окончание.

    Интрига быстро исчерпалась. Ответ дан почти в начале. А остальное пошло просто как довесок.
    Читать предложения размером в абзац действительно неудобно. Чай, не патентная формула.

  • Превосходно, Олег! Мне нравится Ваш умный, интеллигентный стиль. У Льва Толстого можно отыскать на одной книжной странице всего несколько предложений - так они длинны. Однако они читаются! Так что насчет стиля не переживайте - он, что нос, у каждого свой. А насчет исторической правды в романах Дюма - правды этой не так много и в трудах историков. Как сказал Анатоль Франс, "исторические книги, в которых все - правда, ужасно скучны". Да и любим мы Дюма не за соответствие реальным фактам, а за удовольствие, которое доставляют нам его лучшие романы.
    Жму Вашу руку, дружище - держите мою "пяДь"!

    Оценка статьи: 5

  • Есть, конечно :) Вопрос, сколько ее там.

    Дюма гениально предвидел будущее, и если его современники - взрослые читатели (у которых на слуху в режиме реального времени была личная жизнь автора) ценили в романах одно, то сейчас, когда хиты одного из великих сынов Франции поглощаются в период пубертата, когда все чувства обострены, рецептура лекарства соблюдена идеально.
    читать дальше →

    Опять же о прототипах. Упомянутый капитан-лейтенант мушкетеров, династии Валуа и Бурбонов, попавший в полицейские сводки некто Шамбар, зарезанный в порядке мести за осуждение невинного сапожника, отсидевшего по его доносу несколько лет и ставшего в романе графом Монте-Кристо... Ну, приукрасил слегка романист, но ведь было же .

  • Замечательная статья. И хочу заметить, свой стиль...а насчет длинны предложений, не знаю.
    Мне в школе учителя всегда говорили: "ну как можно писать сочинение из 5 предложений на 6 листах))))"
    5

  • За словами смысл пропадает. Прям вязнет, как в болоте. Может мне так только чувствуется?

    Оценка статьи: 2

  • Любопытно. 5.

    Оценка статьи: 5

  • Присоединяюсь к замечаниям, написанным выше.
    Но, в общем, хорошо

  • Отличный писатель

    Оценка статьи: 5

  • Интересно.
    Мне и раньше попадались статьи на эту тему.

  • +5

    Интересно! Я и пятерку поставлю даже. Но читать сложно – в ШЖ призывают писать в стиле глянцевого журнала, а не научного ведь. Мне кажется, лучше как-то упростить ;)

    Оценка статьи: 5

  • Олег, какие длинные предложения! Пока доберешься до их конца, уже забываешь, что было в их начале. Разбейте их если не на простые, то хотя бы на менее распространенные и с меньшим количеством придаточных.