Галина Синаревская Профессионал

Стоит ли менять церковный язык?

Сегодня ведется борьба за прихожан. И церкви самого различного толка всеми силами стараются заполучить как можно большее число растерянных, угнетенных жизненными проблемами людей.

Безусловно, миссионеры, приезжающие с Запада, привлекают людей не в последнюю очередь тем, что богослужения ведут на современном языке.

Поэтому ведутся разговоры о том, что надо бы перевести службу в православных храмах на современный язык. Этот вопрос не так прост, как может показаться с первого взгляда.

Так стоит ли менять намоленный и освященный веками церковнославянский язык, на котором совершаются службы в православных храмах, на современный язык?

По этому поводу существуют различные мнения. Протоиерей Георгий Дубовик на мой вопрос ответил так:

 — Один из доводов, который приводят в пользу перехода церковной службы на современный язык, — чтобы каждый зашедший в храм понимал, «о чём речь». Но ведь в храм не заходят, а приходят, и прихожане — с помощью Божией — прекрасно справляются с пониманием церковно-славянской службы, если стараются чаще бывать в Храме. Зайдите в наш Храм, во время службы у людей на глазах слезы… На церковнославянском языке идут службы в православных Храмах России, Украины, Беларуси, Молдовы, Болгарии, Югославии. Внутри Православной Церкви не стоит вопрос — на каком языке вести службу. Если встанет вопрос о современном языке, мы будем вести службу на нем.

Известный проповедник, профессор Свято-Тихоновского Богословского института, диакон Андрей Кураев на вопрос журналиста о том, как он относится к тенденции осовременивания богослужений, в частности, о переводе службы на современный язык, ответил:

 — Как к одной из форм макдональдизации… Ныне часто приходится слышать рассуждения, что церковнославянский язык — мертвый. Но язык, на котором молятся миллионы людей, не может быть мертвым. Напротив, это очень живой язык, который церковные люди действительно любят. Церковнославянский язык не должен отменяться. Другое дело, что рядом с ним мне представляется вполне допустимым существование иных богослужебных языков: вместе, но не вместо.

Далее, на мой взгляд, отец Андрей предлагает соломоново решение языкового вопроса в Церкви:

 — При наличии церковного разрешения я считаю, что допустимо многоязычие даже в одной и той же епархии. Например, в крупных городах можно допустить существование храмов, в которых шла бы служба на современном языке. Но священники и прихожане должны отдавать себе отчет, что это не более чем шлюз в церковь. Это был бы миссионерский приход, который пропускает людей через себя, но не собирает в себе. Когда люди походили, помолились, привыкли к азам, этим неофитам нужно сказать: «Дорогие мои, а теперь идите в нормальный храм, где богослужение не адаптировано к нашему дикому нынешнему уровню, и где язык намоленный и освященный веками. Идите в обычные храмы, а лучше попробуйте полюбить и понять монастырское богослужение… А сюда приглашайте своих друзей, которые говорят, что в обычный храм они не пойдут, так как ничего не понимают».

Однако отец Георгий опасается, что такой подход будет разъединять людей:

 — Сейчас вообще пошла пошесть строить маленькие храмики — часовенки для предприятий, организаций, учреждений… Это разъединяет людей, они начинают делить церкви на свои и чужие: сюда мы пойдем, а туда нет. А Церковь должна всех объединять — от дворника до президента.

Как знать, возможно, это действительно может способствовать возникновению новых конфликтов. По словам того же Андрея Кураева, «священники, которые идут путем миссионерской адаптации своих служб, часто исполняются чувством собственного превосходства: мы, мол, настоящие христиане и миссионеры, не то что эти консерваторы-фарисеи… И в результате возникает конфликт».

Так должны ли церковные обряды меняться? На этот вопрос историческая практика церкви отвечает: должны. И не однажды менялись. Ответ на это вопрос можно найти и в словах Иисуса: «Суббота для человека, а не человек для субботы». Смысл в том, что церковный обряд — не самоцель, а средство для внешнего выражения того, во что человек верит. Но изменения обрядов должны быть обусловлены самой сущностью перемен в жизни. Иначе это может привести к серьезным проблемам. В свое время лютеровский перевод Священного Писания вызвал мощное дробление Католической Церкви и веры. А Никонианская церковная реформа — раскола Православной Церкви на два враждующих лагеря!

Отец Георгий убежден: «Придет время, и службы будут вестись на современном языке, но не следует торопиться. Если одни „за“, а другие „против“, стоит подождать и не вносить раскол. Нужно беречь единство Церкви».

А пока… И трудный церковнославянский становится понятнее, если часто посещаешь службы в православном храме. Так пусть эта колыбель славянских языков подольше остается незыблемой. И объединяет нас, разделенных границами, традициями, политикой и амбициями национальных лидеров. Ибо «таится в букве дух славянский»…

Обновлено 26.10.2007
Статья размещена на сайте 7.09.2007

Комментарии (40):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей А Читатель 8 ноября 2007 в 10:50 отредактирован 20 мая 2018 в 16:31

    Нас постоянно убеждают, что самое главное в жизни - церковь.
    Это же неправда. Если говорить о религии, то самое главное - бог, а как он называется (Христос, Аллах или по-другому) не столь важно.
    Если следовать автору, то Библию надо читать только на арамейском языке, на котором она написана. А все эти переводы, сначала на греческий, а потом на остальные, - это только для того, чтобы понять, что надо изучать арамейский язык. Это мёртвый язык, но надо...
    Я согласен, лучше любые произведения читать в подлиннике, но когда у владеющих языком-подлинником спрашивают, они, конечно, будут говорить, что надо учить язык. Так они же профессиональные бюрократы организации под названием Церковь. А дальше, как положено у бюрократов: не понимаешь - твоё горе, я же не обязан объяснять каждому... сам доходи. Человек должен обращаться к богу непосредственно, а не через промежуточного толмача. А если хотят, чтобы люди лучше тебя понимали, то говори сними на том родном для них языке, который им дал Бог.

    • Нас постоянно убеждают, что самое главное в жизни - церковь
      Интересно, а кто Вам убеждает, Сергей ?

      Если следовать автору, то Библию надо читать только на арамейском языке, на котором она написана.
      Какой интересный вывод Вы сделали .
      Вот уж, воистину, "нам не дано предугадать, как наше слово отзовется".

      А если хотят, чтобы люди лучше тебя понимали, то говори сними на том родном для них языке, который им дал Бог.
      Не знаю как с Вами, а со мной в церкви говорят на моем родном языке.

    • Согласен! Только с библией дело обстоит еще хуже - в момент окончательного утверждения её синедрионом разные её части были написаны на древнееврейском (иврит), арамейском и греческом языках.

      Оценка статьи: 5

  • Я хорошо понимаю язык молитвы, он мне кажется очень красивым, и когда я пвоторяю молитву за батюшкой и другими прихожанами, я испытываю возвышенное чувство. Думаю, с современным языком будет совсем не то...

  • Галина, Вы затронули актуальную тему. Вашу статью прочитал с удовольствием. Вопрос очень спорный. Любое вмешательство, особенно в церковные устои, может привести к необратимым результатам. Если вносить какие-либо изменения, то следует это делать с особой осторожностью. На мой взгляд, лучше оставить все без изменений.

    Так пусть эта колыбель славянских языков подольше остается незыблемой. И объединяет нас, разделенных границами, традициями, политикой и амбициями национальных лидеров. Ибо «таится в букве дух славянский»…

    Оценка статьи: 5

    • Безусловно, для связи православных церквей церковнославянский язык нужен. Однако в свое время это не помешало им разъединиться друг от друга. А верующие люди должны иметь право и возможность молиться на родном языке, и церковь обязана создать им для этого условия, в том числе - перевести хотя бы молитвенники.

      Оценка статьи: 5

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 26 октября 2007 в 11:18

    это может привести к серьезным проблемам. В свое время лютеровский перевод Священного Писания вызвал мощное дробление Католической Церкви и веры. А Никонианская церковная реформа – раскола Православной Церкви на два враждующих лагеря!

    Проблемы возникают там, где начинается преследование инакомыслящих. Лютер не просто Писание перевел, он основал новую церковь, которая и сейчас объединяет множество людей. Где же тут проблема? Люди все разные и кого-то отталкивает помпезность и обрядность и привлекает простота...
    А раскол Православной Церкви - вообще особая тема. Ведь за протопопом Аввакумом против реформы пошли не те, кого так уж она возмутила. А те, кто уважал его принципиальность и бескомпромиссность во всем, не только в вопросах благочестия. Точнее, само благочестие понимал он как правильность жизни. Не было бы такой личности - не было бы раскола, реформа послужила только детонатором. Эх, интереснейшая тема, кто возьмется написать?

    • Проблемы возникают там, где начинается преследование инакомыслящих.
      Согласна, но проблемы возникают и там, где принимается решение, с которым не согласно большинство.
      Кто поручится, что решение поменять церковный язык не приведет к отделению "старообрядцев" и созданию новой церкви?
      В Греции на Афоне есть монастыри, которые придерживаются старинных обрядов, и те, где обряды осовременены. И у них "не самые приятельские отношения" между собой.

  • Ясно, что церковнослужителям не хочется менять свой профессиональный язык. Но если они служат не только церкви, но и людям, язык менять все равно придется.

    Оценка статьи: 5

  • Я сейчас читаю работы Платона Лукашевича. Там большой анализ праязыка. А староцерковный единственный сохраняет остатки этого языка. Надо бы сохранить.

  • Очень интересная статья - 5.
    Понравился корректный подход к этой сложной проблеме. То, что в РПЦ нужны перемены, понимают уже многие. Даже Кураев стал осторожно высказываться на эту тему. Возможно, появление молодых прихожан, правда, не такое значительное, как об этом заявляют представители РПЦ (Бог им судья), ускорит этот процесс.

    Оценка статьи: 5

  • Отцы пустынники и жены непорочны,
    Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
    Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
    Сложили множество божественных молитв;
    Но ни одна из них меня не умиляет,
    Как та, которую священник повторяет
    Во дни печальные Великого поста;
    Всех чаще мне она приходит на уста
    И падшего крепит неведомою силой:
    Владыко дней моих! дух праздности унылой,
    Любоначалия, змеи сокрытой сей,
    И празднословия не дай душе моей.
    Но дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,
    Да брат мой от меня не примет осужденья,
    И дух смирения, терпения, любви
    И целомудрия мне в сердце оживи.

    • Люба Мельник, напишу текст оригинала, с которого стих поэтом был написан.
      Вдруг, если кто не знает.

      Молитва преподобного Ефрема Сирина.
      "Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.
      Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви даруй ми, рабу Твоему.
      Ей, Господи, Царю! Даруй ми зрети моя прегрешения, и не осуждати брата моего. Яко благословен еси во веки веков. Аминь.

  • Хорошая статья.
    Вопрос довольно сложный еще и по причине звуковой. Молитвы и службы на церковнославянском имеют свойство доходить сразу до души, до каждой клеточки, несут сильный заряд положительной энергии. Такое же действие имеют и мантры, который, кстати, вообще не имеют смысла.
    Можно поступить так - в церкви, оставить все, как есть, а самому дома пользоваться удобными текстами, как кому нравится.
    Я вот читала о том, что синодальный перевод библии снижает эффект благотворного действия , а старый, церковнославянский -увеличивает.

  • Сегодня вряд ли существует хоть одна молитва, не переведенная на русский язык.

  • Статья интересная.
    Вопрос актуальный и спорный.
    Выводы убеждающи.
    Статья даёт точный ответ на поставленный вопрос: "Нет, пока не надо".
    Из минусов - не совсем полно освещена другая позиция.

    Оценка статьи: 5

    • Спасибо, Марина .
      Основной довод за смену языка - современный , понятный всем язык будет привлекать больше прихожан.
      Но, возможно вы правы . Я подумаю.

      • Просто я думаю, что основной довод в пользу смены языка - это то, что люди молятся на языке, котором думают, а не на староцерковном, не на латинском. Язык сейчас одна из основных преград, которая отторгает людей от церкви. Люди идут в секты, в "свидетели иеговы" и др., потому что там с ними разговаривают по-русски, приходят домой, беседуют.
        Недавно у меня умерла бабушка, хотела заупокой души её помолиться, взяла молитву - и ни слова там не поняла . Вот хотя бы не службы, так молитвы вполне можно было перевести на русский язык.

        Оценка статьи: 5

  • Вопрос сложный.

  • Даже в заголовке именование языка церковным плохо выглядит.
    Называется он церковнославянским, без дефиса, а не старославянским, не церковным.