Алексей Норкин Грандмастер

Как водка пришла в Беларусь?

На просторах СНГ все больше и больше сближается с народом популярный напиток — водка. Жизнь дорожает, но разнокалиберные президенты с сонмом помощников стремятся удерживать цены на уровне, достаточном для быстрого оборота тары. И ведь очень искусно выдерживают баланс между наполняемостью бюджета и полнотой народных карманов. Их бы способности, да на другие продукты переключить, более полезные для здоровья. Цены бы людям не было.

Ну, это я так, уж больно быт достает, особенно когда в вечернее время вздумается прогуляться. Вообще-то статья не о нынешних нравах, а о делах уже минувших дней.

Впервые водка появилась в городах и весях белорусских, входивших тогда в состав Великого княжества Литовского, на рубеже XV-XVI столетий. Точное время ее изобретения, как и национальность автора, установить уже невозможно, но в те века кабаки и харчевни развелись на каждом перекрестке.

Кстати, питейную политику правителей ВКЛ тех лет логичной не назовешь. С одной стороны, всевозможные шинки росли как на дрожжах, с другой — пьяница вообще не считался человеком, его права никак не охранялись законом. Статут (конституция) 1588 года освобождал от ответственности даже его убийц.

Крепкий напиток назывался дегтине, или вино горелое. От этого названия и пошла белорусская «гарэлка». Несмотря на относительную дороговизну, «положительные» ее качества позволили практически вытеснить из употребления традиционные пиво и мед. К концу XVII века началось царствование водки, не закончившееся и сегодня.

В шляхетской среде популярными были настойки и наливки. Знаменитые сейчас «Зубровка» и «Старка» родились именно в то время. Не обходилось и без изысков: в каждой бутылке популярной в Речи Посполитой, преемнице Великого княжества Литовского, гданьской водки, настоянной на травах и кореньях, плавали несколько лепестков золотой фольги.

Крепость водки колебалась от 15−20 градусов у «простой» до 70 у «акавиты». Любопытно, что появилась последняя, как аптечный растворитель для настоек лекарственных трав. Но нет предела аппетитам. Продукт «портить» вскоре перестали.

В XIX веке производство горелого вина стало основной отраслью пищевой промышленности. В любом мало-мальски крупном населенном пункте работали миниспиртзаводы — «бровары», с успехом удовлетворявшие постоянно растущие потребности. В то время на каждого белоруса приходилось по 16 литров горькой в год. Впечатляющая цифра, хотя и меркнет в сравнении с нынешними 30-ю.

Впечатляющих результатов добились благодаря картофелю. Себестоимость «бульбяной» оказалась в четыре раза ниже «хлебной». К началу XX века треть товарооборота белорусских губерний составляло спиртное. Более семи сотен спиртзаводиков без устали гнали горькую и нагоняли ее аж по 170 тысяч тонн в год. Может, в те годы и стал картофель национальной сельхозкультурой, а к белорусам прочно приклеилось прозвище «бульбаши»? Ведь для того чтобы обеспечить первое место в Российской империи по выпуску питейной продукции, потребовалось много сырья.

Нельзя сказать, что с пьянством совсем уж не боролись. Боролась церковь, боролось общество. Но экономика всегда перевешивала. Доходы росли, кому уж дело до пьяниц.

Итак, как видим, водочные традиции в Беларуси действительно многовековые. Но тот, кто в попытке оправдать собственное пьянство называет водку исконным национальным продуктом, все-таки ошибается.

Обновлено 2.10.2007
Статья размещена на сайте 8.09.2007

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: