Люба Мельник Бывший модератор

Как наши прадеды, развивая капитализм, варили варенье?

Развитие капитализма в России, как известно, имело место быть во второй половине XIX века. Оно вовсю шло аккурат в то самое время, когда незабвенный Ильич, отбывая ссылку, корпел над сотнями тоненьких книжечек земских статистиков. Из этих книжек Ленин извлек те цифры и факты, которые сделали столь убедительной (сколь и трудной для чтения простыми людьми) эту великую книгу — «Развитие капитализма в России».

Вот эти самые земские статистики среди прочих крестьянских промыслов описали и это — не такое уж экзотическое (в отличие, скажем, от выкормки каплунов или ловли раков) для России кустарное производство варенья.

Как оказывается, помимо увлекавшихся варкой варений старосветских помещиков и мирных городских обывателей, находились люди, извлекавшие из этого уютного занятия копейку, которая не только рубль берегла, но и давала неплохой уровень благосостояния промышленнику.

А почему бы и не варить?! Есть сырье — «виктория», малина, вишня, яблоки. Есть рабочая сила. Например, те самые наемные рабочие, что пахали на хозяев многочисленных картофелетерочных заводиков. Эти рабочие уже выделились из городских и сельских обывателей как некий пролетариат. Есть возможность сбыта — в соседнем городе отнюдь не каждый домохозяин занимается, наряду с собственным каким-то промыслом — кузнечным, портным, слесарным, либо торговлей, наконец, — еще и садоводством; меж тем варенье с чаем — угощенье отменное.

И вот сооружает крестьянин-промышленник рядом со своим картофелетерочным заводиком сарай; мужиков, что вместе с ним трут крахмал осенью, подряжает еще на два летних месяца, закупает в городе сахар, на паточном заводе в том же городе берет патоку (может, договорившись о поставке на этот завод крахмала!), по округе сообщает: «Несите ягоду!». И — несут.

По одному такому «заводу» у меня есть данные, показывающие объемы переработки сырья. За сезон принималось полторы тысячи пудов «виктории», столько же — малины, две тысячи — вишни, восемь тысяч — яблок. Из иных хозяйств получал завод до ста пудов ягод в сезон!

Ясно, что за этими ягодами вовсе не в лес девки и бабы бегали. Выходит, что под производство крестьяне еще и в изрядных объемах эти ягоды и фрукты возделывали!

На заводе выдерживался стандартный рецепт: на три килограмма ягод шло шесть с половиной килограммов сахарного песка и полкилограмма — патоки. Называлось получавшееся «полусахарное» варенье «десертным». Кроме того, варили варенье на одном сахаре, либо на одной патоке, но по таким видам рецептуру мне найти в архиве не удалось.

Тяжелые времена — революция, продразверстка, гибель рынка — подорвали основы всякой промышленности. Но едва стало возможным — крестьянин взялся за старое, принялся вновь добывать капитал привычным способом. Не земледелием — а переработкой сырья и производством все того же варенья. В 1928 году это варенье, приготовленное по описанному рецепту, продавалось по 68−70 копеек за килограмм.

Торговали вареньем в лавках. Может, сам промышленник или его родственники такие лавки и держали — это случалось очень часто, может, торговец по потребности варенье промышленнику заказывал — и такое бывало нередко.

В заключение приведу цитату из любимой моей книги — деревенского дневника Ефима Дороша «Дождь пополам с солнцем» (в которой под именем Райгород описан Ростов Великий). Цитата — воспоминания старика, мальчишкой служившего приказчиком в «гастрономической» лавке — там как раз и продавали варенье.

«Михаил Васильевич вспоминает, как его впервые послали на фабрику, где варилось заказанное хозяином кондитерское варенье. Он соблазнился, запустил руку в остывший уже таз, ел, ел, ел… Его не останавливали. А потом он три дня на печи катался и много лет после этого на варенье смотреть не мог». Веселая картинка!

Между прочим, в той же книге описано, как в середине XX века (время написания Дорошем вышеназванных деревенских очерков) работающие в колхозе женщины в некий момент на несколько дней разом срываются с колхозных работ (а это, учтите, самая горячая пора — лето, сенокос!) и везут на рынок в областной центр «товар» — все то же «вишенье»!

Спустя несколько десятилетий после конца НЭПа и разгрома всех этих кустарей с их заводиками — вишневые сады остались, вишня есть. А вот варенье варить — это, как в XVIII веке, удел «мирных городских обывателей». Капитализма-то не стало!

Обновлено 9.10.2007
Статья размещена на сайте 13.09.2007

Комментарии (20):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: