Сергей Курий Грандмастер

Как Владимир Шаинский написал весёлую песню о смерти и хиты для школьных линеек?

Если бы в 1970-е годы кого-нибудь попросили назвать самого известного, самого хрестоматийного детского композитора, то ответ был бы очевиден — Владимир Яковлевич Шаинский. Даже своим внешним обликом этот низенький, жизнерадостный и крайне темпераментный человек, казалось, излучал энергию детства. Такими же были и его песни — светлые, задорные, лёгкие, заразительные.

Владимир Яковлевич Шаинский Фото: Источник

Перейти к третьей части статьи

«Весёлая Карусель» (1969)

Детским композитором Шаинский стал случайно. Как и любой человек с профессиональным музыкальным образованием, он поначалу писал всякие симфонии, кантаты и оратории. Пока его не «испортил» поэт Юрий Энтин.

Владимир Яковлевич Шаинский в гостях у воспитанников детской хоровой школы. Москва, 1981 год
Владимир Яковлевич Шаинский в гостях у воспитанников детской хоровой школы, Москва, 1981 г.
Фото: Источник

В конце 1960-х Энтин (уже прославившийся своей работой в м-ф «Бременские музыканты») заведовал детской редакцией фирмы «Мелодия». Тогда-то к нему и обратился Шаинский с просьбой пробить на «Мелодии» запись и выпуск грампластинки со своими симфониями.

Юрий Сергеевич Энтин
Юрий Сергеевич Энтин
Фото: Источник

«А детские песни вы писать умеете?» — сразу спросил Энтин. Шаинский кочевряжиться не стал, и на свет родилась знаменитая песня про Антошку, который не хотел копать картошку. Об истории этой песни я уже подробно писал, поэтому перескажу лишь ключевые моменты. Руководство «Мелодии» «Антошку» категорически отвергло, зато песню прокрутили в передаче «С добрым утром!».

Но на этом её история не закончилась. Как раз в это время на «Союзмультфильме» группа мультипликаторов задумала собственный проект — своеобразную экспериментальную площадку, где они могли бы проявить себя, как режиссёры и сценаристы. Так было положено начало многосерийному мультипликационному альманаху под названием «Весёлая карусель».

Леонид Носырев:
«Придумали создавать коротенькие авторские фильмы. Правда, в то время уже выходил тележурнал „Калейдоскоп“, состоящий из 2−3 сюжетов. Но нам хотелось создавать детский киножурнал, близкий по духу каждому. Разработали концепцию, начали думать, как назвать. „Весёлая карусель“ — потому что это словосочетание вбирает в себя многое. Во-первых, это тема мультипликации. Карусель кружится с первого выпуска, и с каждым последующим появляются новые сюжеты, авторы, художники».

Леониду Носыреву так понравилась песенка про Антошку, что он создал на её основе мультик, вошедший в 1-й выпуск альманаха. А заодно, пользуясь случаем, попросил Шаинского и Энтина сочинить музыкальную перебивку между сюжетами.

Карусель, карусель начинает рассказ.
Это сказки, песни и веселье!
Карусель, карусель — это радость для нас,
Прокатись на нашей карусели!

После премьеры «Весёлой карусели» мультипликаторы положили на Шаинского глаз, и с этого момента композитор, не покладая рук, активно пополнял «золотой фонд» детской песни. О его «Чунга-чанге» (1970) и песнях из м-ф «Чебурашка» (1971) я тоже писал. Поэтому сразу перейдём к пресловутому «Кузнечику».

«В траве сидел кузнечик» (1971)

На первый взгляд, некоторые песни Шаинского кажутся чрезвычайно простыми, даже примитивными. Создаётся ощущение, что композитор наиграл их между делом и одним пальцем. Но эта «лёгкость» обманчива. Как писал Козьма Прутков: «Простая вещь — яблоко, а попробуй, сделай».

«Кузнечик», наряду с «Антошкой», является одним из самых ярких примеров подобной «святой простоты». Играть эту мелодию можно научить даже человека, который сроду не касался струн или клавиш.

Не секрет, что слова «Кузнечика» появились задолго до самой песни — в книге Николая Носова «Приключения Незнайки и его друзей» (1954). В 1971 году по этой сказке начали снимать одноименный кукольный мультсериал. Как по мне, мультик вышел слабее книги, но именно для него и был написан этот детский суперхит.

Он звучит во второй серии, где Незнайка слышит, как хор коротышек поёт песню про кузнечика, и сам пытается стать певцом и музыкантом — как обычно, не прикладывая к этому делу особых усилий.

Надо сказать, что эта сцена расходится с первоисточником, ведь у Носова песня исполняется ближе к концу книги — на балу в городе девочек.

Кроме того меня всегда смущал контраст между весёлой мелодией и крайне грустным текстом, где дружелюбного кузнечика съедала прожорливая лягушка. Вот как описано исполнение «Кузнечика» у Носова:

«И такая печальная была эта песенка, что под конец даже сами певцы не выдержали и горько заплакали. Всем было жалко бедного кузнечика, которого съела прожорливая лягушка. Слёзы текли из их глаз в три ручья».

Поэтому спустя время я решил восстановить справедливость и записал более «траурную» версию «Кузнечика» (хотя и построенную во многом на мелодии Шаинского).

А потом на той же волне сочинил и мажорную версию, более подходящую для какой-нибудь поп-вокальной группы.

Надо сказать, что пародий на «Кузнечика» хватает и без меня. От, так сказать, филологических:

В кузне травел сидечик,
Огур как совсемечик,
Огур как совсемечик,
Былененький он зел.

Средставьте прибе,
Средставьте прибе,
Огур как совсемечик,
Средставьте прибе,
Средставьте прибе,
Былененький он зел.

Легу кнемушка пришла,
Пробрюшливое жорло,
Пробрюшливое жорло,
Кузнела съеднеца…

…до стилистических, когда песню переигрывают в самых разных стилях — от блюза до хэви-металла (особенно рокеров возбуждает слово «трава»).

«Дважды-два четыре», «Чему учат в школе» (1973)

В СССР хватало детских песен на любой случай жизни. Что уж говорить о песнях на школьную тематику! Но и здесь наметились две явных фаворитки — «Дважды-два четыре» и «Чему учат в школе». Они практически повсеместно звучали как на первых школьных линейках, так и на последних — выпускных.

Обе песни были сочинены Шаинским на стихи Михаила Пляцковского.

Владимир Шаинский:
«За несколько дней до первого сентября Пляцковский встретил мальчика, который ехал в школу. Они начали говорить на тему, чему учат в школе. Мне и сейчас очень нравятся эти стихи — даже без музыки…
Очень часто музыка к песне появлялась мгновенно, и с этой получилось так же. Это замечательные стихи. Многие композиторы предпочитают писать сначала музыку. Я к таким не принадлежу. Мне все равно, что писать раньше, но приятнее писать, когда стихи уже талантливые».

Впервые же эти песни прозвучали в радиопостановке «2×2=4» по мотивам произведений финского писателя Захариаса Топелиуса. Хотя Топелиус в основном занимался исследованием карело-финского фольклора, сказок он тоже не чурался. Вот и сочинил как-то историю о Косом зайце и Рыжехвостой белочке, которые никак не могли поделить поровну четыре яблока. Им помогает встретившийся мальчик, после чего берёт звериную компанию вместе с собой в школу — заполнять пробелы в образовании.

Радиопостановка сказки состоялась в 1973 году и тогда же вышла на грампластинке. Все песни были исполнены профессиональными певцами. За Зайца пел уже именитый Эдуард Хиль, а за Белочку — ещё малоизвестная Алла Пугачёва (в сопровождении Детского хора Всесоюзного радио). Именно их дуэт мы слышим в третьем музыкальном хите с той же пластинки — «Всё мы делим пополам».

О других детских песнях Владимира Шаинского я расскажу уже в следующей статье.

Продолжение следует…

Статья опубликована в выпуске 25.11.2018
Обновлено 26.11.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: