Юрий Москаленко Грандмастер

Правда ли, что первые советские баллистические ракеты были «немецкими»?

18 октября 1947 года, 60 лет назад, с полигона Капустин Яр был произведен первый в истории СССР запуск баллистической ракеты дальнего действия. Изделие «Т», как его назвали конструкторы, пролетело 206,7 км, но точностью стрельба не отличалась: ракета отклонилась на 30 км влево от заданного направления. И второй запуск, на этот раз изделия «Н», был тоже неудачным. Но даже отрицательный результат несет в себе положительный заряд: конструктор Сергей Королев лишний раз убедился, в чем плюсы и минусы данных ракет, и сразу же после этих двух запусков приступил к созданию первой отечественной ракеты Р-1, которая взлетела с того же полигона почти год спустя, 10 октября.

Впрочем, в моих устах описание этого события звучит несколько суховато, на самом деле это было потрясающее зрелище. А потому лучше привести рассказ одного из очевидцев: «Люди словно остолбенели, пораженные мощью огненной струи. Шквал грома и огня! Непривычность новых ощущений от раздирающего воздух звука работающего двигателя, слепящего пламени, густых клубов дыма и пыли от газовой струи — все это никто никогда не видел и не мог предположить, что такое может быть! Чувствовалась мощь и непокорность!».

Об испытаниях ракеты тут же было доложено руководителям страны. И тайна «полишинеля» скоро перестала быть тайной: по Москве даже люди сведущие в ракетостроении ничуть не больше, чем крот в глобусе Земли, горячо обсуждали новость и были уверены, что неудача произошла только из-за того, что ракета строилась из немецких деталей.

Да что там детали! На опытном заводе НИИ-88 в Подлипках не скрывали: им была поставлена задача «собрать» первую советскую баллистическую ракету из 10 ФАУ-2. И в этом не было ничего предосудительного — в стремлении обогнать США все средства были хороши. Кстати, американцы в Германии оказались в выгодном положении: они захватили главного конструктора и разработчика немецкой ракетной техники Вернера фон Брауна и вместе с ним порядка 700 основных немецких специалистов, а русские успели «прихватить» только тех, кто не успел удрать. Чаще всего это были инженеры, как любят говорить в театре, «второго плана». Но наши гениальные конструкторы ни в чем немцам не уступали.

Кстати, сейчас в это трудно поверить, но почти всю войну будущий «командор» космической эры Сергей Павлович Королев провел в заключении. 27 сентября 1938 года он был осужден на 10 лет заключения в исправительно-трудовых лагерях строгого режима, и отправлен на Колыму. Правда, здравомыслие возобладало, и Королев был направлен в конструкторское бюро, продолжая оставаться зэком. И только 27 июля 1944 года его досрочно освободили.

А в конце сентября 1945 года Сергей Павлович был отправлен в Германию на один из заводов, выпускавших ФАУ-2. На его базе и был создан институт, в котором трудились несколько сотен советских специалистов и около тысячи немецких, которых собрали со всей Германии и перетащили из американской зоны оккупации. Кстати, еще в 1944 году в СССР были созданы инженерные бригады из специалистов авиационной промышленности, которым срочно присвоили офицерские звания и отправили в Германию, чтобы вместе с наступающими войсками обеспечить захват, сохранение и охрану от разрушения немецкой ракетной техники.

Сегодня уже не секрет, что первая ракета не только была собрана из немецких ракет, но и на территории Германии. А в Подлипках она только «доводилась до ума». Но в том-то мы и отличаемся от американцев — умением собрать чудо практически из ничего. Американцы, захватив у немцев порядка 100 ракет ФАУ-2, «доводили» их дольше, а у нас уже в 1948 году была собрана ракета на своих материалах. В частности, двигатель был уже не немецкий, а наш — ЖРД РД-100, изготовленный в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко.

А всего на полигоне прошло 10 испытаний баллистической ракеты дальнего действия. За это время была достигнута высота 86 км и дальность 274 км, заметно подкорректирована точность. А главное, Сергей Павлович Королев на практике убедился в том, что необходимо сделать для того, чтобы ракета была «живучей».

Чуть позже начались испытания с животными. 22 июля 1951 года была запущена первая геофизическая ракета В-1 В с собаками на борту на высоту 101 км. Первыми пассажирами стали Дезик и Цыган. В дальнейшем высоты подъема животных доходили до 512 км. Всего на полигоне Капустин Яр на суборбитальные высоты поднималось 48 собак, многие из них — по два-три раза, а собака Отважная — четыре.

И лишь после этого наступила «эпоха» Белки и Стрелки. А там и до эпохи Юрия Гагарина было рукой подать.

Остается добавить, что всего лишь через 10 лет после первого испытания баллистической ракеты (это очень короткий срок) с четвертого запуска межконтинентальная баллистическая ракета, созданная Королевым, пролетела 8 тысяч километров, неся в себе ядерный заряд, эквивалентный 3,5 млн тонн (на Хиросиму была сброшена бомба в 20 килотонн). А уже 27 августа ТАСС был уполномочен заявить, что в СССР создана межконтинентальная ракета, способная поразить любую точку земного шара.

Но это уже другая история…

Обновлено 17.10.2007
Статья размещена на сайте 11.10.2007

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: