Анатолий Шарий Мастер

Усыновление. Чего мы боимся? Часть 2

Средства массовой информации.

Мы часто видим на украинском телевидении ролики, призывающие нас брать из детских домов ребятишек. Давайте внимательно разберемся в своих чувствах от просмотра этих сюжетов. Во-первых, заметьте — камера «наезжает» на ребенка сверху.

То есть, он смотрит в объектив снизу-вверх, что создает эффект «печальных глаз», а иногда кажется, что дети глядят на нас «набычившись». Далее — дежурные игрушки под рукой.

Постановочные движения, стишки, заунывный голос рассказывает: «Я люблю рисовать… играть в футбол… стирать…» Концовка сюжета всегда — в черно-белом. Резкие, тревожные аккорды музыки — черно-белая заставка — конец клипа, призывающего усыновлять детей. Возможно, кто-то меня осудит, но у меня эти коротенькие сюжеты всегда вызывают стойкое желание щелкнуть пультом телевизора. Тяжело на это смотреть.

Хочется выпрыгнуть из минутного омута тоски и жалости, перескочить на соседний канал, где пляшут или смеются. И спустя пару минут жалость проходит. Унылое впечатление затирается. Становится легко и комфортно. Телевизионный пульт в который раз спасает от навязчиво-страшной действительности… Как это у наших соседей-россиян?

Съемочная группа несколько дней проводит в детском доме. Ребята привыкают к операторам. Потом их помещают в естественную среду, где им интересно и на самом деле весело. Если любишь рисовать — рисуй. Но не постановочно, а по-настоящему. Твори! А мы тебя будем снимать в этот момент. Если ты без ума от футбола — бегай с мячом! И в клипах щекастые, раскрасневшиеся от беготни по футбольному полю карапузы весело смеются в камеру.

Здорово? Просмотрев такие сюжеты, остро понимаешь, что в детских домах — нормальные, обычные дети. У них небольшая проблемка, которую мы с вами можем легко решить, став родителями для этих талантливых весельчаков. И коэффициент полезного действия социальных сюжетов на российском телевидении не чета коэффициенту полезного действия от аналогичных украинских сюжетов…

Когда они узнают?

Многие видели бездарную передачу украинской плаксивой ведущей (по совместительству депутата Верховной Рады), в которой некая девица девятнадцати лет от роду высказывала претензии семье, удочерившей ее много лет назад.

Семья не очень богата, и девица обвиняла родителей в том, что они-де «поломали и испортили» ей жизнь. Мол, кто знает — возможно, биологические родители были миллионерами, а еще, как знать, вдруг ее удочерили бы люди «побогаче». Такое тоже бывает. И сеют подобные передачи сомнения по поводу того — что случится, когда приемный ребенок узнает, что он — не родной? Что случится в этот роковой час, когда ребенок поймет, что его усыновили много лет назад?

Тайна усыновления — страшная тайна. Тайна, окутанная ореолом недомолвок и каждодневным напряжением для родителей такого ребенка. А известно ли вам, что в большинстве развитых стран отсутствует само понятие «тайны усыновления»? Безумие, правда? Не надо менять место жительства, не надо отказываться от круга общения, от людей, могущих «сболтнуть лишнее». Как придумают что-то эти европейцы…

Кто-нибудь скажет — «ему легко говорить, ведь он не усыновлял никого». Тоже верно. И потому я встретился с одним человеком. Зовут человека Светлана Дядченко. Эта красивая молодая женщина, являющаяся главой наблюдательного совета Всеукраинской общественной организации «Общество равных возможностей» усыновила троих (!) детей.

И, как только дети подросли настолько, чтобы начать понимать определенные вещи, она рассказала им, что они — усыновленные. Рассказала аккуратно, так, чтобы до детских умов дошло. «Некоторые дети появляются из животика, некоторые — из садика», «Я увидела сон. Там был ты. Я приехала в садик и нашла тебя». Она объясняла им причину появления у них мамы, любящей, заботливой, в виде сказки, очень мягко и доходчиво. И дети — поняли!

Пускай теперь кто-нибудь «раскроет им страшную тайну их усыновления». Да они рассмеются в лицо такому «доброжелателю»! У этих детей — иммунитет на подобные «тайны». Их любят, и они любят. Что еще надо? Они — родные своей маме.

 — Это обычные дети. Очень красивые, умные. Самое потрясающее — они уже становятся похожи на меня! — Светлана протягивает мне фотографии.

Это кажется нереальным и необъяснимым, но дети на самом деле очень похожи на мать. Более того, они похожи между собой. Сходство поразительное. Родные братья и сестры!
Так объясните же мне — зачем делать тайну из усыновления? Зачем трястись над каждым словом, зачем проводить годы в напряжении, опасаясь раскрытия этой самой «тайны»?

Когда ребенок в 13−14 лет узнает, что он не является биологическим сыном (дочерью) — это шок. Он понимает вдруг, что его всю жизнь обманывали. Причем, обманывали те, кому он доверял больше всего на свете. Как поступит маленький человечек в этом возрасте — неизвестно. Какие действия предпримет он, раздавленный ужасным известием о том, что от него скрывали правду? Задумайтесь над этим…

Существует множество мифов, на освещение которых у меня, к сожалению, не хватит статьи. Здесь и «очереди на усыновление», которых нет в помине, здесь и «куча документов», необходимых для усыновления («куча» документов аналогична той, что мы собираем для получения водительских прав плюс справка с места работы и выезд по месту жительства эксперта, оценивающего условия проживания), здесь и палки в колеса от госучреждений, созданных для того, чтобы заниматься проблемами детей…

Последнее, к сожалению, является мифом лишь отчасти. Имеют место случаи. Просто люди, прилипшие к кожаным креслам в высоких кабинетах, как мне кажется, слегка забыли о том, зачем они в этих кабинетах находятся. Для какой цели они помещены в эти кабинеты.

Кажется глупейшим нонсенсом то, что в стране, где тысячи детей находятся в детских домах, госчиновники не цепляются мертвой хваткой в каждого, кто желает усыновить ребенка, а ведут себя, как продавцы лежалой колбасы в советских магазинах. «Не хотите то, что предлагаем — не берите! Вас много, я один…» Ну да, имея на руках подшивку ваших законных прав, можно дядям и тетям в кожаных креслах напомнить об их (дядь и теть) истинном предназначении…

«Нас должно быть 50 млн.!» Это — лозунг, взятый на вооружение государством Украина. Если будет внедрена в жизнь программа по увеличению рождаемости, при которой за первого ребенка выплачивается 8000, за второго — 15000, а за третьего — 25000, вполне возможно, что нас на самом деле, в самом ближайшем времени станет 50 миллионов.

Но сколько миллионов при этом сразу после рождения очутится в детдомах — неведомо. А скольким ребятишкам уже сегодня мы с вами можем подарить семью? Сколько женщин не могут по причинам здоровья иметь детей, но мечтают наполнить свои дома смехом и радостью малышей, ставших родными для «небиологических» родителей?

Главное — захотеть. Захотеть подарить ребенку новую жизнь, подарить себе счастье материнства (отцовства). И наплевать на глупые мифы и предрассудки, связанные с усыновлением, мешающие людям сделать обычный, вполне нормальный и абсолютно «негероический» шаг — усыновить ребенка…

Часть 1

Полный вариант статьи ]

Обновлено 21.01.2009
Статья размещена на сайте 15.11.2007

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Алена Белая Читатель 7 января 2008 в 22:06 отредактирован 20 мая 2018 в 16:48
    отличная статья!

    Анатолий, очень созвучны Ваши мысли и чувства. Поставила твердую 5. Тайна усыновления не считаю, что нужна - не вижу проблемы в том, чтобы биологические родители знали, где их ребенок воспитывается. Не считаю что надо делать из этого напряжение, чем больше у ребенка любви и взрослых кому он небезразличен, тем лучше. Права все равно у усыновителей, а если биологические родители вдруг проявят положительный интерес к судьбе своего ребенка - что в этом плохого? у ребенка будет 2 пары родителей - намного лучше, чем ни одной. Плохо, если будут действовать не в интересах ребенка и усыновителей - это да. Но для этого есть законы и органы правопорядка.

    Оценка статьи: 5

    • Органы, конечно, есть. Вот только нервов новообъявившиеся родители могут немало потрепать и ребенку, и его новой семье. Несмотря на работу органов правопорядка, даже самых лучших! Если сам ребенок, став достаточно взрослым, захочет отыскать своих биологических родителей - его право. Но они отказались от своих прав, оставив его без семьи. И незачем им знать, кто теперь воспитывает ненужного им ребенка. Малыш, знаете ли, это не старое пальто, к которому можно охладеть, а потом "вдруг проявить положительный интерес".

      Оценка статьи: 5

  • Вторая часть даже лучше, чем первая... Мне сложно объяснить - почему. Это просто ощущение.
    Мне кажется, основная задача тайны усыновления - сокрытие от биологических родителей имен усыновителей. Чтобы не повадно было... А вот ребенку умные приемные родители, действительно, расскажут, откуда он пришел в семью. Это же элементарно - если нет секрета, то нет и страха разоблачения! Да и потом, что за ерунда - делать тайну из подобного поступка? Это ведь не преступление, не что-то постыдное... А если, действительно, на вашем пути возникнут люди, которые сочтут, что вы совершили глупость - это недалекие люди, и зачем тогда вам с ними общаться?
    Автору еще раз спасибо за работу.

    Оценка статьи: 5

    • К сожалению, очереди на усыновление не миф. Потому, что сейчас, когда благосостояние людей резко упало, то из всего делают "проблему", (читай возможность взятки). Узбекистан, всегда славился тем, что в годы войны многие семьи взяли себе детей-сирот. Даже памятник в ЦЕНТРЕ Ташкента стоит простой семье, усыновившей 16 детей. А теперь детей "легче купить" в роддоме.
      И отношение в детдомах к детям не совсем безоблачное. Конечно, есть исключения. Но самое главное, каждому ребенку нужно Тепло, Надежность и Внимание. И как бы хорошо не было в детдоме, они словно птенчики ждут Маму.

  • Анатолий, цены у вас в гривнах (я-то понимаю, а россияне вряд ли будут пересчитывать). Может, в скобках указать их в у.е., понятных всем.

    Тайна усыновления, я уверена, нужна. А там уже дело каждого родителя - рассказывать или нет этим детям правду.