Жанна Магиня Грандмастер

Где наши корни? Сила рода.

Начало прошлого века. Моя прабабушка Мария, тогда 18-летняя красавица, готовится выйти замуж.

Она была шестым ребенком в семье. В семье богатой и щедрой. И единственной дочерью. Все пять старших братьев были к тому времени уже женаты, а Маша — на выданье. Воспитывали ее в строгости и высокой морали. Братья сами привозили ей женихов на погляд. Дом был большой, а вот дверей в доме не было, занавески их заменяли. Выглянет Машенька из-за такой занавесочки на очередного жениха, сморщит носик да выкатит круглую тыкву. Восемь претендентов получили такой обидный отказ. Возраст-то критический — восемнадцать лет! Так и в девках засидеться можно! Нравы тогда такие были. При красоте такой, да в девках?

Федор был девятым «соискателем» руки и сердца капризной красавицы. Слух о Машиной избирательности шагнул далеко за пределы их поселения. Что ж там за переборчивая девица? Федору тоже тогда было только 18. Статный красавец, наследник крупного конезаводчика, для Марии выгодная партия. Со страхом ехал Федор вместе с отцом свататься. Да и Машу не видел до этого, только слышал, скольким она от ворот поворот дала.

Подарки, гостинцы привезли гости дорогие. Привечают их отец да братья, столы накрыли щедрые, по русскому обычаю. Напряженность растет, все ждут машиного решения… А та сама волнуется, как никогда. К чему бы это? Когда выглянула Маша, вся краской залилась — вот ОН, кого ждала все эти девичьи годы, ради которого отказала стольким молодцам. Вышла Мария к Федору, а тот и сам обомлел. Слышал о ней много, представлял ее себе, но истинная красота оказалась куда сильнее. Стройная, статная да румяная, с озорными быстрыми глазами, c длинной косой. Немая сцена. Поняли и братья, и отцы, что молодые глянулись друг другу. Стали о свадебке договариваться.

Свадьбу сделали пышную, всех соседей пригласили. Жили Маша и Федор в любви и согласии почти 70 лет. И умерли друг за другом через год. Тяжелая жизнь была. Страна была такая, годы лихолетные. Родились у супругов десять детей. Пять девочек и пять мальчиков. Все мальчики умирали в младенчестве. Девочки выживали. Все пятеро дожили до глубокой старости.

Помню бабушкин рассказ. Моя бабушка Анастасия была третьей дочерью Федора и Марии. В 7 лет ее отдали нянчить ребенка к земскому врачу. Два года таскала малыша, мыла, убирала. Сама была еще совсем ребенком. А в 15 лет Асю отдали замуж. За того, кто ее выбрал. Время было такое. Федора посадили в 1933 году. А Марию с дочками поставили к стенке, расстрелять хотели. Только все соседи на защиту встали, убедили в невиновности, чем и жизнь им сохранили. Мария стала своих подросших дочерей замуж выдавать. На руках еще две крошки были. Так и вышла бабушка замуж за Бориса, местного художника и краснодеревщика, который в ней души не чаял. Только в 15 лет она еще не знала, что такое любовь… В шестнадцать у нее уже мама моя родилась. До любви ли? А перед самой войной и вторая дочь на свет появилась.

Осталась бабушка в войну с двумя крошками. Мария с Федором ей помогали, чем могли. Только и своих ртов было немало. Как они выживали в суровые времена, можно книги писать. Закалялся характер. Выстояли и чести семьи не уронили. Много было испытаний. Бабушкина контузия. Страх маленьких сердец от звуков летящих пуль и разрывающихся бомб. Сталинград. Самое пекло. Дом Павлова. Сегодня это памятник, напоминание. А для мамы и бабушки это было местом их жизни. Все пропущено через себя. Они были внутри этого котла. Страх и боль. Страдания и победа! Вкус этой победы трудно с чем-то сравнить! Это было больше, чем избавление от войны, от страданий. Тяжелейший камень свалился с души. П О Б Е Д А!!!

И только потом, немного остыв от счастья и привыкнув к мысли, что все позади, они вдруг осознали, сколько нужно сделать, чтобы обеспечить мало-мальские человеческие условия существования. Сталинград после известной битвы был страшным зрелищем. Сотни смердящих трупов. Воронье. В городе не осталось НИ ОДНОГО целого здания. Руины. Смерть. И ЖИЗНЬ! Они очень хотели жить. Страх так и остался в сердце моей мамы. Любая тревожная интонация в моем голосе вызывает панику. Любая негативная новость поднимает давление. Страх опять все потерять. Однажды пережитое горе так и остается в памяти навсегда. Иногда напоминая о себе…

Вот такой сильный род. Выживший и победивший. Прошедший огонь и воду… Медные трубы были слишком простым испытанием. Иногда думаешь, что и Мария с Федором могли не встретиться, и столько раз под дулом стояли каждый из моих предков, а выжили, прошли войну и тяжелые годы. Вот откуда все мы, их следующие поколения, черпаем силу, верно храним традиции, почитаем предков. У каждого из нас сильные корни, и наша задача — их сохранить и не дать забыть своим детям! Они живы, пока мы их помним… ]

Обновлено 13.05.2008
Статья размещена на сайте 20.02.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: