Елена Левицкая-Пахомова Профессионал

Откуда в английских интернатах темнокожие Вани?

Ваню не забуду никогда. Когда он улыбается, его лицо светится настолько, насколько может светиться лицо темнокожего. Ваня — воспитатель в английском интернате. Руки, ноги, голова, телосложение на зависть греческим богам плюс море обаяния — все при нем. На низкооплачиваемую работу няньки его занесли, во-первых, жалость, во-вторых, желание начать свое CV (резюме) с высокой ноты. Гуманность, проявленная работником пусть даже в стародавние времена, будет гарантированно поощряться его последующими работодателями.

Ваня — коренной англичанин. Насколько может быть темнокожий коренным англичанином. По крайней мере, он там родился. Значит, уже полноценный гражданин страны. Во времена военной службы на далеких Карибских островах Ваниного папу из пучин океанских вытащил русский моряк. С тех пор папа и Ваня любят все русское.

Язык с трудом поворачивается, называя место, где работает Ваня, интернатом. Но иной характеристики оного заведения найти не смогла. Можно, конечно, обозвать это дело центром временного пребывания. Но, когда ребенок живет в нем по 10 лет, то какое ж это временное? Тогда и родительская семья — тоже временное, да и все на свете временное.

Тот интернат, в котором была я, располагается в типовом домике, втиснутом между такими же сплющенными собратьями. Он берет не шириной, а высотой. На этаже помещается не больше двух комнат. Зато используется вся площадь: от подвала до мансарды. Только не жалейте несчастных английских интернатовцев. Так живут многие англичане пресловутого среднего класса. Для того такие дома и выбираются, чтобы дети чувствовали себя такими КАК ВСЕ.

У Вани 6 коллег-воспитателей, время от времени в гости наведываются психолог и медик. Их подопечных у нас называют «трудновоспитуемыми». На пятерых подростков — 9 нянек.

Задача воспитателей — на первых порах защитить детей от самих себя, затем направить их энергию в нужное русло.

Сюда попадают только те, кого не удается сегодня и сейчас вернуть в родной дом, и те, кому не нашли семью профессиональных приемных родителей. Последние — это люди, которые исполняют отцовско-материнские обязанности за деньги. Деньги не большие. И хоть профессиональных родителей по всей Великобритании уже десятки тысяч, но государство считает, что этого мало, и постоянно проводит кампании по зазыванию новичков в эти широкие ряды.

В английском интернате два главных слова: «САМ» и «МОЁ». У тамошних деток тоже есть комплексы. Европейцы любят самобичевание, потому с гордостью рассказывают, как преодолевали собственные недостатки. Долгое время вещи таких вот ничейных детей перевозили-переносили-передавали в серых целлофановых мешках для мусора. В знак протеста нынешние и бывшие интернатовцы недавно организовали показ моды, на котором все модели одежды были выполнены из точно таких мешков. В срочном порядке детям были выданы нормальные сумки, а мешки теперь применяются только по назначению.

Кроме прав у интернатовцев есть и обязанности: учиться в меру способностей, возвращаться домой не позже 9 вечера, убирать свою комнату, мыть за собой посуду, разумно тратить выданные деньги. Последнее мне показалось приемлемым и для наших условий. Раз в месяц ребенку выдается сумма. Ему предлагается написать в 2 колонки: что нужно и что хочу. А потом сопоставить с имеющейся на руках суммой и решить: ЧТО МОГУ? Не вложился в сумму — жди следующего месяца.

Так их приучают к самостоятельности. Для тех, кого так и не удалось вернуть домой, взрослая жизнь приходит в 18-й День рождения. Выпускникам выдают пособие и социальное жилье, при желании помогают получить образование или найти работу. До 24 лет связь с интернатом непрерывна. Менеджер этого учреждения, проработавшая в этой системе не один десяток лет, не помнит, чтобы кто-то из ее выпускников отказался от своего ребенка.

И все-таки, каким бы хорошим ни был интернат, а дома лучше.

Обновлено 21.10.2006
Статья размещена на сайте 9.10.2006

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: