Наталья Проценко Грандмастер

Кому и зачем нужен детский сад? Часть 2

В предыдущей статье мы говорили о том, что необходимость детского сада — вопрос чрезвычайно дискуссионный и неоднозначный.

Итак, кому же в действительности нужен и кому не нужен сад?

Для начала — о детях. Больше всех везет, конечно, деткам-сангвиникам: они быстро адаптируются в коллективе и ко взрослым, легки в общении и «на подъем», веселы, большую часть времени в хорошем настроении — им сад как раз показан, что называется.

Более или менее справляются с садом детишки с флегматическим темпераментом. Как и у сангвиников, у них сильная нервная система, она легко выдерживает адаптационные нагрузки — плюс ко всему они более спокойны, покладисты и усидчивы, а значит — еще более любимы воспитателями, чем непоседы-сангвиники. Единственный минус флегматиков — они могут прослыть «тюфяками» и «тормозами», но это лишь в том случае, если воспитательница попалась молодая, заводная и мало знающая о детской психологии.

А если воспитательница — «дама в возрасте» или просто схожая по темпераменту с ребенком, в таком случае флегматик будет ее любимчиком. При том, что она совсем не обязательно будет сведуща в психологии, просто такие дети — самые «удобные» и с ними легче всего в группе. Увы, не у всех воспитателей хватает энергии, здоровья и задора, а главное — стимулов развивать детей во время их пребывания в саду, а не просто осуществлять функции камеры хранения.

Непросто приходится меланхоликам. У этих деток слабенькая нервная система, она плохо справляется с нагрузками в виде необходимости адаптироваться в среде детей и к требованиям чужих взрослых, они часто плачут, редко когда могут поделиться со взрослыми своими проблемами. Это те дети, о которых говорят в первую очередь как о «несадовских».

А еще есть дети с физическими дефектами… Это вообще отдельная песня: мало кто из родителей «особых» детей рискнет отдать ребенка в обычный детсад: ребенка жалко! И более того, за него элементарно страшно… Это должен быть прекрасный воспитатель, высокопрофессиональный и искренне любящий детей. А еще — небольшой детский коллектив, чтобы пребывание в нем дало столь необходимый особым деткам социализирующий эффект, а не обратный — психотравмирующий…

Проблемны в саду и детки-холерики, но особенно катастрофично пребывание в группе детей с гиперактивностью (с СДВГ, если шире) — это наказание божье и для других детей, и особенно для воспитателей. Гиперактивные конфликтны, импульсивны, горячи, часто дерутся, порой вообще неконтролируемо и немотивированно агрессивны; все теряют (и теряются сами), забывают и путают, они ни на чем не способны сконцентрироваться дольше нескольких минут, у них нет устойчивых интересов, они не способны целенаправленно чего-либо достигать.

Этих детей в случае болезни воспитательницы «просят подержать дома подольше, чтоб вылечился как следует». И именно о них говорят другие дети из группы, что «он вечно дерется, я с ним дружить не буду…». Гиперактивные легко могут подружиться — и столь же легко «раздружиться», к личным контактам они тянутся, но это для них, в принципе, не большая ценность, чем конфеты.

Да, сад нужен им, на первый взгляд, для социализации, но этих деток в саду так не любят, что вместо социализации получается, увы, именно, колония строгого режима — человеческий фактор срабатывает. А что делать? Воспитатели, во-первых, тоже живые люди с нервами, и, во-вторых, смирительная рубашка (в прямом и переносном смысле) — порой единственный способ сдать такого ребенка родителям вечером на руки живого, без особых повреждений: ведь за ним одним нужен глаз да глаз, а если детей в группе 20? А если 30? Словом, для гиперактивных 2 выхода: частные «группы развития» или частные же сады с небольшими группами. Увы, это выдержит не всякий бюджет — процент детей с гиперактивностью и просто детей-холериков значительно превышает процент родителей, могущих себе позволить особый режим для такого ребенка.

Еще более фатально для ребенка пребывание в детсаду в случае наличия другого нарушения развития психики — раннего детского аутизма (РДА). Этот синдром проявляется отчетливо после 4 лет, когда обычно начинает прогрессировать — как раз на детсадовскую эпоху и приходится самый пик… Проявляется он главным образом в отсутствии или значительном снижении контактов с окружающими. Но это не значит, что малыш просто необщителен — здесь все обстоит гораздо сложнее. Ребенок изо всех сил, активно стремится к одиночеству, избегает общения и со взрослыми, и со сверстниками. Он всегда ведет себя так, словно он — один в этом мире.

Самые обычные явления — попытка познакомиться, поиграть, даже погладить по голове — вызывают у таких детей неадекватные по силе негативные реакции, причем самым сильным раздражителем является лицо человека и взгляд прямо в глаза. Этим детям настолько сложно переносить такие сверхназгрузки на психику, что они впадают в истерику, в слезы, убегают, отворачиваются, прячут лицо за ладошками — все, что угодно, лишь бы их оставили в покое, наедине с собой. Как вы понимаете, пребывание в детсаду для такого ребенка — просто кошмар.

Как видим, реально есть дети, для которых детсАД — именно АД… Есть дети, которым в саду, даже самом замечательном, плохо…

Однако не будем забывать, что есть и такие дети, которым в саду очень хорошо. Лучше всего в этом отношении, бесспорно, уже упомянутым выше сангвиникам и флегматикам с хорошим состоянием здоровья, ну и еще на пользу детям-эгоистам, которых дома слишком испортили и поэтому чрезмерное пребывание их в семье только ухудшит дело.

А теперь подумаем, каков процент Оценить

Обновлено 3.02.2015
Статья размещена на сайте 4.01.2009

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: