Татьяна Шуваева Мастер

Что же строил «Домострой»?

У этого памятника патриархальной культуры 16 века сложная судьба. Больше четырёхсот лет назад его читали, шевеля губами, знатные боярыни и купцы, священники и грамотные ремесленники, жила она в устных пересказах. По «Домострою», как и положено по писаному закону, отлаживали свою жизнь. Потом эта книга стала потихоньку забываться, потому что времена менялись, как и люди.

И, возможно, забыли б её совсем, если бы не было в ней вечных, иногда уже хорошо забытых нами истин. Многое, очень многое из «Домостроя» подверглось гонению, особенно в 19−20 веках. Сторонники революционных идей не жаловали патриархальную Русь. Вот только сдаётся, что большинство из гонителей никогда эту книгу в руках не держали, и всё, что говорили о ней, услышали от других, а те, другие тоже где-то что-то слышали и повторили…

Того, кто действительно читал «Домострой», не может не поразить обилие добрых, мудрых, светлых истин, для которых хочется раскрыть сердце, сколько простых и полезных житейских советов, актуальных даже через столько веков! Нам почему-то часто кажется, что раньше люди были невежественней нас. А они, оказывается, знали и умели многое такое, чего нам уже не понять и не суметь. Как не вернуть нам того ощущения вечности жизни, единства с природой, какое было у средневекового человека.

В главе «Како врачеватися християнам от болезней и всяких скорбей» указан путь к душевному и физическому здоровью — праведная жизнь. Надо ходить в церковь, молиться дома, соблюдать посты. Но этого мало! Нужно жить по совести. Не воздавай злом за зло, за клевету — клеветой, согрешающих не осуждай, припомни собственные грехи. Одаривая нуждающихся, помни, что милостыня от богатств, нажитых обманом, неугодна Богу, как неугодна ему и молитва человека, не освободившегося от гнева, злости, зависти.

Так наставляет читателей составитель «Домостроя» благовещенский поп Сильвестр в самом начале книги, посвящённой, в сущности, ведению домашнего хозяйства. А не здесь ли скрыт секрет ценности «Домостроя», что бытовые советы наполнены моралью, будничные хлопоты человека соотнесены с благочестием и совестью?

В книге расписана вся жизнь: от взаимоотношений членов семьи до подробной, пунктуальной регламентации всего домашнего уклада. «Домострой» учит многим добродетелям. Призывая помогать больным и несчастным, Сильвестр обращает внимание на то, чтобы помощь эта не была формальной. «Вглядись в беду и страдания, во все их нужды, напои, накорми, согрей, с любовью и чистой совестью приветь».

Вглядись в сострадание! Не просто дай («отстегни» на языке наших современников), а дай именно то и именно так, как нужно этому человеку, проникнись его бедами, подымись до сострадания. Слово «совесть» очень часто звучит у Сильвестра. Освещённые ею, решаются житейские ситуации, в которых важно никого не обидеть, не оговорить ненароком, не взять, не дай Бог, чужого.

Читаешь и думаешь: «Вот они, начала деловой этики!» Домостроевская бережливость совестлива, обращена не только к собственному имуществу. «Всякую ссуду брать и давать честно, хранить крепче, чем своё, и отдавать в срок». При любой торговой сделке быть порядочным, сговорись полюбовно, деньги отдай из рук в руки. Тому, кто порядочен в торговых сделках, «от Бога греха нет, от людей — нареканий, а от купцов похвала во всех землях».

Очень хочется, чтобы в этой книге не было ничего о домашнем деспотизме мужа и отца. Но это есть. Не один раз говорится о том, что муж и жена должны обо всём советоваться, что должен муж жену наставлять. Но ежели жена советам не внемлет, если бесхозяйственна, ленива, надо её «наказывать, вразумлять страхом наедине». Есть тут одно слабое утешение: многозначность русского языка. «Наказывать» когда-то означало не только карать, но и «строго предписывать, давать наказ».

Но вот в отношении детей двусмысленности уже нет. Виноват ли в этой жестокости «Домострой», если вся средневековая педагогика держалась на физических наказаниях? Да что средневековая! В просвещённом девятнадцатом столетии наказания розгами были вполне узаконенными. Глава дома несёт моральную ответственность за всех своих чад и домочадцев: за жену, детей, слуг. В этом «Домострой» и видит оправдание строгости: он их «страхом спасает». Даже здесь идёт упор на преобладание духовного начала над физическим.

Так что же строил «Домострой»? Думаю, духовный мир, нравственность человека, который по своему добродетельному разумению может построить свой дом, семью, свою жизнь. И нам в этом плане здесь есть чему поучиться.

Обновлено 17.12.2006
Статья размещена на сайте 10.12.2006

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: