Татьяна Морозова Мастер

Какие советы домашнего быта давал Николай Васильевич Гоголь «бессильной женщине»?

Великий сатирик дисгармонии человеческой жизни, Николай Васильевич Гоголь, гениально описавший в своих уникальных литературных произведениях быт помещиков, чиновников и другого сословного люда, не мог без сострадания наблюдать за материальными лишениями своих соотечественников. Сам он происходил из старинного казацкого рода на Полтавщине и в пятнадцатилетнем возрасте столкнулся с жестокой нуждой после безвременной смерти отца. Будущий писатель не пал духом, взяв на себя заботы о домашних делах, поддерживая мать и сестёр.

Несмотря на материальные трудности, Гоголь верил в благополучное будущее и в конце 1828 года приехал в Петербург с надеждой приносить пользу своему Отечеству активным участием в общественной жизни. Однако, чтобы не голодать, ему пришлось давать уроки и искать заработка, устраиваясь то на чиновничью работу, то на актёрскую. Пробовал он себя и на литературном поприще, но его поэма «Ганц Кюхельгартен», написанная ещё в годы учёбы в Гимназии высших наук города Нежина, получила отрицательные отзывы.

Расстроенный крушением своих честолюбивых замыслов и страдающий от неразделённой любви, двадцатилетний Гоголь отправился летом 1829 года морем заграницу, но уже в сентябре, справившись с депрессией, вернулся в Петербург и приступил к рассказам из украинского быта: «Сорочинская ярмарка», «Майская ночь», «Вечер накануне Ивана Купала». Литературная слава пришла к нему уже в начале 30-х годов. Желая помочь своим друзьям, неожиданно попавшим в стеснённые обстоятельства и растерявшимся, великий сатирик решил дать им письменные советы, как выпутаться из трудного положения, но обратился не к главе семейства, а к «бессильной женщине».

Не быть рабом «самых пустейших и мелких обстоятельств» призывал своих соотечественников Николай Васильевич и поделился опытом, как можно «укрепиться» и пережить трудные времена. «Всю хозяйственную часть дома возьмите на себя», — посоветовал великий писатель женщине. Почти во всех помещичьих семьях того времени заведено было держать расходные книги, но Гоголь предложил отказаться от этой традиции: «С самого начала года сделайте смету всему вперёд, сколько вы должны издержать в год, сообразно вашему достатку».

Семейный бюджет (деньги) Николай Васильевич посоветовал разделить на семь частей для оплаты квартиры с «отопкою, водою, дровами и всем, что относится до стен дома и чистоты двора», для расходов на стол: «на съестное с жалованьем повару и продовольствием», для содержания экипажа, для приобретения «гардероба», на карманные расходы и «чрезвычайные издержки». «Ведите расход каждой особо» — наставлял Гоголь, — и ни под каким предлогом не занимайте из одной кучи в другую".

Очень не просто соблюдать во всём меру, избегая соблазнов, но писатель был уверен, что самоограничение поможет семье выжить в кризисное время: «Если вы будете держать в голове своей это беспрестанно, то вы никогда не заедете без надобности сильной в магазин и не купите себе неожиданно какое-нибудь украшение для камина и стола, на что так падки у нас как дамы, так и мужчины (последние ещё больше и суть не женщины, а бабы). … Заведите для всякой денежной кучи особенную книгу, подводите итог всякой куче каждый месяц». Писатель считал, что семья может окрепнуть, если придерживаться «…этого строго в течение целого года».

«Распределите ваше время, — наставлял письменно Гоголь женщину, — положите всему непременные часы. Не оставайтесь поутру с вашим мужем: гоните его на должность в его департамент, ежеминутно напоминая ему, что он весь должен принадлежать общему делу и хозяйству всего государства. …Чтобы всё утро вы работали порознь, каждый на своём поприще, и через это встретились бы весело перед обедом и обрадовались бы так друг другу, как бы несколько лет не виделись».

Николай Васильевич видел в жене верную помощницу своего мужа: «Если только в течение одного года вы будете внимательно выслушивать от него всё, то на другой год будете в силах подать ему даже совет, будете знать, как ободрить его при встрече с какой-нибудь неприятностью по службе, будете знать, как заставить его перенести и вытерпеть то, на что у него не достало бы духа, будете его истинный возбудитель на всё прекрасное». «Нигде я не вижу мужа, — сокрушался великий писатель, — Пусть же бессильная женщина ему о том напомнит».

Для себя же верной подруги и помощницы Гоголь так и не нашёл. Он любил и был любим, но в критические минуты тяжёлой болезни и депрессии рядом с ним не оказалось родной женщины, способной разрушить его «летаргический сон», поддержать и внушить, как нужен он человечеству, как ждёт оно его новых талантливых произведений, искрящихся тонким юмором и человеколюбием.

Обновлено 31.03.2009
Статья размещена на сайте 31.03.2009

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: