Наталья Проценко Грандмастер

Каковы «подводные камни» неофициального брака? Часть 1, юридическая

В последние годы институт брака — и в мире в целом, и в нашей стране в частности — постепенно разрушается, и это уже не дискуссионный вопрос, а лишь констатация факта. Количество разводов не то чтобы катастрофически, но медленно и уверенно растет. Количество зарегистрированных браков, напротив, уменьшается год от года, да и возраст, в котором люди оформляют свои отношения, все более увеличивается.

Судите сами: если еще в позапрошлом веке основная часть браков заключалась в возрасте до 20 лет, то уже в 20 столетии стандарты сместились к 22−23 годам, а уж в наши дни «возрастной рубеж» поднялся чуть ли не к 30 — то есть при том, что многие женятся «по старинке» в достаточно юном возрасте, процент вступивших в законный брак гораздо позже 30 лет стремительно увеличивается. И это понятно: продолжительность и качество жизни неуклонно растут, возраст «построения фундамента» все более растягивается во времени, и, как следствие, социальные нормы и реалии меняются.

Наряду со всем этим все более популярной становится тенденция вообще не оформлять официально свои семейные отношения. До ЗАГСа доходит уже меньшее число пар, чем их существует фактически, причем что интересно — даже рождение ребенка этому не всегда способствует. Все больше молодых и не очень молодых родителей официально оформляют брак, лишь когда дети идут в школу, а то и вовсе машут на это рукой — мол, наши личные отношения — они и есть сугубо личные, и государство мы в них вмешивать не собираемся.

Отчасти это, конечно, верно. Однако такой подход подразумевает, увы, и некоторые подводные камни, о которых и хотелось бы поговорить.

Самые многочисленные камни — юридические.

У официально незарегистрированной пары может не быть никаких проблем чуть ли не до самой смерти, если только брак их сложится удачно. А если нет? Если нет, следует быть готовым к трудностям.

Во-первых, при разрыве отношений сразу возникает проблема дележа совместно нажитого имущества — то есть всего того, что «нажито непосильным трудом», и вот тут-то и выясняется, насколько тягомотным бывает этот процесс. Если в случае официально зарегистрированного брака все довольно просто — в случае развода имущество делится пополам, если иное не предусмотрено брачным контрактом (а в случае смерти — наследуется наследниками первой очереди, то есть — женой и детьми), то при отсутствии штампа в паспорте хлопот не оберешься.

В случае развода приходится, привлекая соседей и родню, доказывать в суде факт совместного проживания, а также факты покупки того или иного предмета обихода (от утюга до холодильника) именно на свои деньги. Понятно, что когда люди живут вместе, то о таких «глупостях» они и не задумываются, надеясь на лучшее (таковы уж особенности национального менталитета), но если ситуация сложится неблагоприятно — расставание протекает на порядок более проблемно, чем у тех, кто в браке официальном.

Особенно слабо защищены женщины с маленькими детьми: как правило, они не работают и сидят дома с малышами, то есть доход их равен нулю. Следовательно, и доля в «совместно нажитом» мизерна. А значит, им остается лишь уповать на порядочность бывшего партнера по фактическому браку — а так везет, увы, не всем.

Во-вторых, рожденные в неофициальном браке дети также, в принципе, становятся до некоторой степени заложниками порядочности их отца. Он может своего ребенка и не усыновить — ведь процедура усыновления (в принципе совершенно пустячная, сводящаяся к написанию соответствующего заявления и занимающая всего-то полчаса в ЗАГСЕ) зависит только от него. Ребенок же, не признанный отцом официально, ни прав наследования, ни каких-либо еще прав в отношении родного отца не имеет.

Конечно, если отец не усыновит ребенка добровольно, то при желании матери заполнить графу «отец» в свидетельстве о рождении ребенка ей удастся — но придется заказывать (и оплачивать, что отнюдь не всем по карману) процедуру определения отцовства.

Ну, а в случае, если отец, принявший на себя отцовские обязанности официально, в скором времени не выдержит бремени родительства и, сочтя себя холостым и свободным, исчезнет в неизвестном направлении, впоследствии молодую маму ждет немало неприятных моментов. Скажем, если она захочет поехать на отдых с ребенком за границу или кардинально изменить место жительства или гражданство свое и дитяти — ей придется разыскивать блудного сожителя, поскольку без его отцовского благословения по закону все это становится невозможным.

Однако есть 2 положительных момента:

1) официально признанные неофициальным супругом дети имеют совершенно такие же права наследования, что и дети от «законного» союза;

2) подать иск о взыскании алиментов на содержание малыша можно по отношению как к законному супругу, так и к неофициальному, если установлено его отцовство.

То есть все сказанное выше можно подытожить следующим образом. Законодательство РФ в общем неплохо защищает ребенка, но практически не защищает женщину, находящуюся в неофициальном браке: дело помощи утопающим — в руках самих утопающих…

Особенно явственно это понимают те, кто столкнулся с тяжелой болезнью и тем более — со смертью любимого человека. Ведь разрыв отношений — отнюдь не самое страшное, что может случиться в жизни…

Официального супруга или супругу пропустят к больному в любом случае — если только он/она не при смерти в реанимации. Неофициального — едва ли, здесь все будет зависеть от так называемого человеческого фактора и от материальной заинтересованности медперсонала.

Если потребуется дорогостоящее лечение тяжелого заболевания одного из партнеров вне пределов нашей страны — официальному супругу можно поехать за границу в случае необходимости. Неофициальному же могут даже не дать визу.

Официальному супругу выдадут свидетельство о смерти партнера по браку по первому требованию. Неофициальному придется изрядно попотеть, доказывая в ЗАГСе свое право на получение такого документа (а ведь если у них имелась совместная собственность или общие дети — без такого свидетельства проблем не оберешься).

Официальный супруг — наследник первой очереди. Неофициальный — юридически никто, и даже если они прожили душа в душу несколько десятилетий, имущество умершего (при отсутствии совместных детей) совершенно законно наследуют родители умершего, брат, сестра или даже двоюродный племянник из Мариуполя.

Итак, можно, конечно, говорить друг дружке и себе самим красивые фразы о том, что любовь — птица вольная и в клетке не живет. Но если подсчитать количество возможных проблем, связанных с неоформлением союза, то любой любящий и ответственный человек предпочтет избавить от них свою половину. Просто по-человечески…

Ну, а уж о психологических аспектах этого вопроса — вообще разговор особый и представляет собой материал для отдельной статьи.

Обновлено 25.07.2009
Статья размещена на сайте 5.06.2009

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 25 июля 2009 в 18:09

    Наталья Проценко, "рожденные в неофициальном браке дети также, в принципе, становятся до некоторой степени заложниками порядочности их отца." - и разумности матери! Мать может не записать неофициального супруга отцом ребенка, может его этим шантажировать и т.д.

    Кстати, когда женщина рожает ребенка без мужа, первое принятие на себя официальных отцовских обязанностей мужчиной является именно установлением отцовства, а не усыновлением. А то, о чем Вы написали - определение отцовства, исправляю.

  • Наталья Проценко, скажите, а разве при разводе не нужно разрешение от отца на вывоз ребенка за границу?

  • Наталья Проценко, мне кажется, брак без штампа уместен в тех случаях, когда люди остались одни на старости лет - мужья-жены умерли, дети выросли. Вот и встречаются два одиночества (банальность, да?). В данном случае каждый остается при своем имуществе и своей родне.

    • Катерина Богданова, отчасти да. Но без штампа можно жить и тем, кто и сам более чем материально обеспечен. То есть - именно ОБЕ стороны: и муж, и жена являются обладателями и активными "приумножателями" немалого состояния, которое они не слишком горят желанием делить с супругом "в случае чего", или которое желают оставить ТОЛЬКО своим детям (если имеются таковые от предыдущих браков), а не детям партнера по браку нынешнему (если у него также имеются свои).
      Впрочем, даже в этом случае себя вполне можно защитить брачным контрактом.

      • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 25 июля 2009 в 18:00

        Наталья Проценко, не всегда можно "защитить брачным контрактом" желаемых наследников. Несовершеннолетние дети и нетрудоспособные супруги имеют в наследстве обязательную долю, которой их нельзя лишить по завещанию или контракту.

  • Полностью согласна с автором. Особенно меня удивляют женщины, которые соглашаются жить в гражданском браке и имеют детей.

    • Марина Гончарова, да дети-то как раз более-менее защищены. В отличие от мам. Гражданским супругам следует изначально договориться друг с другом, чтобы оформить все пополам или в тех долях, в каких им больше понравится: покупается квартира - значит, право собственности оформляется на обоих, причем с доверенностями и завещаниями друг на друга - ну и все в таком же духе....
      Как видите, в загс сходить все же проще, поскольку без штампа в паспорте возникает необходимость в туче лишних бумаг.