Виталий Медведь Мастер

Как играли в «Хали-хало»?

— Фильм советский или импортный? — Наш! — Цветной или черно-белый? — М-м-м. Цветной. Наташка крутила в руках синий мяч с тремя красными полосками — одной пошире и двумя узенькими — и ждала следующего вопроса…

AISPIX by Image Source, Shutterstock.com

У Наташки были вьющиеся волосы и красивые длинные ноги. Пацаны тогда этого еще понимать не умели, а осознавали только, что хоть она и погодка, но выше всей дворовой шпаны чуть ли не на голову. За это ее звали просто: «Швабра». А она и не обижалась — привыкла… Ее мать была алкоголичка и употребляла слова куда хлеще.

 — Тээээккк… Название из ч-четырех слов. Это д-должно быть легко.

…Сашка Курочкин был белобрысым и толстым. И очкастым. Маленькая, упругая копия своей бабушки. Во дворе он появлялся редко, так как приезжал сюда в гости, но его все равно считали своим, несмотря на дурацкую панамку и периодическое заикание. Во-первых, он был умный, а во-вторых, частенько тянул из дома всевозможные бутерброды: то просто посыпанную сахаром и лимонной кислотой корку, то кусок черного хлеба с толстой докторской колбасой, а то — первейшее лакомство — батон с клубничным вареньем.

 — Про любовь или про войну?
 — И про то, и про то…
 — Так не бывает!
 — Бывает!

…Диня Слепов был немного туповат и сильно походил на цыгана. Он считался дурноватым, но за эту дурноватость его и уважали. Ибо, если надо было сделать какую-нибудь пакость или проверить что-нибудь на себе — он был первым добровольцем. Карбид в унитаз? Запросто! У мирно спящего под качелей пьяного в носу травинкой пощекотать? Легко! Сдать найденные в траве бутылки грозному армянину из пункта стеклотары? Какие вопросы?!

Совсем недавно у него в руках взорвалась серебрянка, он сжег себе брови, ресницы и дорогущую куртку. А ему даже не попало. Его мать возила вещи из-за границы. И продавала. А может, скупала краденное. Но точно — продавала! Слухи были разные. Дядь Женя — владелец единственного во дворе жигуля — называл ее фарцовщицей, а Пашкин папа — попросту: барыгой.

Диня тыльной стороной забинтованной руки потер переносицу, отколупнул выросший между досками лавки зеленый мох и прищурился…

 — Ну так про какую войну? Про гражданскую или про отечественную?
 — Про обе…
 — Так он че, многосерийный, что ли?
 — Ммм. Не помню. Но длинный, точно!

 — Где действие происходит?
 — В деревне. Зеленый Дол, по-моему…

…Пашка яростно начал чесать в затылке, пытаясь вспомнить. Батя у Пашки был настоящим водителем автобуса. Двадцать седьмого маршрута. Он возил людей в аэропорт и из аэропорта. Пашка с родителями жил в деревянном доме, и они дружно всей семьей ждали «расселения». Дом уже полгода собирались снести. Пашкина мать как сложила еще зимой все вещи по сундукам, так на чемоданах и жили, ожидая переезда в новую квартиру. Она говорила, что жить в квартире престижней, чем в своем доме. Это было не совсем понятно, но все соглашались…

Как-то пацанва нашла на мусорке старую лыжную палку, немедленно превратила ее в «копье» и принялась метать в пустые коробки. Одна из коробок перевернулась, и оттуда выпала пачка денег, еще в упаковке крест-накрест, как в банке — по-настоящему. Пашка ее увидел первым, заорал, и все потащили «клад» к дядь Толе — Пашкиному отцу — он единственный из взрослых был на обеде. Денег было много. Наверное, несколько сотен. А может, даже и тысяч!

Дядь Толя выделил из находки красную десятку с физиономией Ленина, и шпана неделю каждый день покупала в магазине квадратные вафли по 11 копеек и пила газированную воду из автомата, терпеливо дожидаясь, когда бичи вернут стакан. Хотели еще толпой сходить в парк, покататься на «Сюрпризе», но деньги закончились.

 — Зеленый Дол… Блин, вот я же точно смотрел! Там еще про Колчака, да?
 — Да!

 — Этот, к-как его… Мммм… Т-тени исчезают в полдень!!!
 — Хали-хало!

Швабра что есть силы подбросила мяч вверх и бросилась убегать, смешно по-девичьи размахивая руками. Неповоротливый Сашка поймал мяч не сразу, два раза уронил, поэтому, когда он наконец закричал «Стоп!», Наташка успела домчать почти до самой горки.

 — Ого! Ну л-ладно. До тебя… тринадцать великанов и т-три простых. И… эээ… четыре лилипутика.

Сашка никогда не угадывал расстояние. Он еще только начал большие прыжки, а всем уже было ясно, что он пройдет не более двух третей пути. Но шанс был.

 — Двенадцать… Тринадцать…

Сашка перешел на обычные шаги, а затем начал приставлять ступню к ступне. Но даже и он уже понимал, что лилипутики не спасают… Тем не менее, Наташка как положено сделала из рук кольцо, и Сашка попытался закинуть туда мяч. Не попал не то что в кольцо, но даже в Наташку. Попросту не докинул…

 — Хорошо, — Наташка легко подняла мяч, — я сейчас мультик загадаю. Его все знают!

А никто и не был против. Ведь всем известно: угадывать поинтереснее, чем загадывать…

Обновлено 19.02.2012
Статья размещена на сайте 16.02.2012

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Да, написано хорошо. Когда-то и я играла в эту игру.

    Оценка статьи: 5

  • Виталий, у Вас потрясающий стиль. Вы, случаем, книги не пишите? Или, скорее, рассказы. Я бы с удовольствием их читал.

    Оценка статьи: 5

  • понравилось, читается на одном дыхании...пишите ессчо!

    Оценка статьи: 5

  • Замечательная работа! Получила огромное удовольствие.
    Ярко, образно выписаны персонажи, как-будто даже узнаваемы - такие Наташки и другие ребятишки окружали в детстве многих из нас. И игры были похожие.
    Мне очень нравятся ваши работы, они литературно и стилистически достоверны, написаны живым языком, текст выстроен грамотно, мысль, задумка выдерживается от начала до конца.

    Оценка статьи: 5

  • Аналогичные игры, надо полагать, имелись в каждом квартале, может городке. И названия, видимо, были разные. У нас играли проще. "Штандер-вандер... Имя-прозвище" и погнали!!!
    Были и "умные" игры с мячом, но в них играли реже. Бегать и прыгать, уворачиваться в "выбивного", тушить в "лягушку" хотелось больше.

    Оценка статьи: 5