Юрий Орлов Грандмастер

Нужно ли бороться с детской жадностью? Родительские страхи

Встретилось как-то в Интернете видео, в котором малышка умилительно говорила, что она жадина. Прелестное дитя на все уговоры в том, что она вовсе не такая, а напротив, хорошая, упорно твердила свое: «Я — жадина». Звучало смешно. Был ли это спектакль — сложно сказать. Мне не показалось.

Grekov's, Shutterstock.com

Главное — не в этом, а в том, что девчушка доказывала правильную позицию, опровергнув мою идею фикс в том, что дети должны делиться, а быть жадным — это плохо. Я был не прав. Современная психология утверждает совершенно обратное: детская жадность — это скорее даже хорошо.

Два года — удивительное время для ребенка: повезло тем родителям, кто в суете сует все же смог уловить моменты становления маленького человека. Безусловно, не прошло мимо и появление первых сигналов собственного «Я». Мой, моя, мое — думаю, что с такими заявлениями встречались многие папы и мамы. «Я сам» — это, пожалуй, наиболее верный признак начала детской самостоятельности.

Именно после двух лет малыш начинает говорить о себе не в третьем лице, а лично от себя: будь то кормление, одевание или игры. Процесс становления личности неминуемо сопровождается «скандалами» за свою территорию, к которой можно отнести все, что имеет отношение к владельцу этих вещей: одежда, игрушки, посуда, книжки.

Зачастую агрессивная реакция на любое посягательство на его маленький мир вызывает у взрослых чувство стыда. «Ребенок буквально меняется на глазах, раньше сам отдавал свое». Дальнейшие события знакомы всем, кто, как и я, проводил воспитательный процесс, пытаясь объяснить своему чаду: как это нехорошо — быть эгоистом.

Что скрывать, утверждаясь в своей правоте, многие исходят от взрослого уровня сознательности. Какое заблуждение! Нереально в полтора-два года понять, что такое благородство, щедрость и благожелательность. То, что у взрослых считается жадностью, для нашей крохотули — проявление личности. Когда предлагают отдать другому его предметы, малый воспринимает такие шаги как трагедию вселенского масштаба.

И немудрено — достаточно представить на месте детей их родителей. Кому из них понравится, когда чужой воспользуется новеньким планшетом или попросит надеть на вечер фамильные драгоценности? Мало того, нужно еще и поверить в то, что это будет только на время — «поиграет и отдаст». Для маленького его любимая игрушка — большая ценность, чем для отца — новые гаджеты, а для мамы — кольцо с бриллиантом.

Как считают психологи, именно защиту личных интересов и установление необходимых границ старшее поколение называет «жадностью и эгоизмом», не учитывая, что это опасно появлением в дальнейшем комплекса неполноценности. Нет, конечно, его можно и заставить, как говорят, «ломая через колено», поделиться с другими, но в глубине души малыш будет против.

Кроме того, это еще и чревато невозможностью в нужный момент сказать слово «нет», когда он повзрослеет. По мнению специалистов, чтобы не было эксцессов, отцу или матери, бабушкам и дедушкам нужно в такой период быть на стороне своего ребенка. Рекомендуется не брать на прогулку то, что ему дорого и чем он не готов еще жертвовать, чтобы не провоцировать конфликты.

Или же так и сказать малолетнему «посягателю», что «это его машинка, и пока он не готов ее дать». А сыну или дочери нужно объяснить такое понятие, как «чужой», «чужая», чтобы также не брали без спроса.

Не стоит бояться, что ребятишки застрянут в стадии детской «жадности» надолго. Станут старше, и наступит время, когда им будет интереснее играть в совместные игры. Тогда придет желание поделиться, чтобы оставаться в компании детей, а не стоять в сторонке.

Обновлено 28.08.2015
Статья размещена на сайте 26.08.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: