Наталья Проценко Грандмастер

Почему мы болеем настолько по-разному? Уход в болезнь

Болеют, безусловно, все — никто не застрахован ни от простуды, ни от несчастного случая. Однако вот ведь парадокс: для одних из нас любая, даже самая пустяковая болезнь — тяжелый удар, нарушение планов и чуть ли не личное оскорбление от судьбы, для других — любимое времяпрепровождение (жалеть себя, любимых, и заставить всех вокруг виться пчелиным роем), ну, а для третьих даже тяжелое заболевание — это возможность что-то переосмыслить в отношениях с близкими и с собой…

Почему же мы реагируем так по-разному? Причиной тому является преобладание определенных черт в нашем характере, в связи с чем психологи выделяют различные типы человеческого отношения к болезни.

Если человек тревожен, то в состоянии недомогания эта черта, безусловно, только обостряется. В случае заболевания такой человек верит самым пессимистичным прогнозам, а если ему сказать, что не все однозначно плохо и куда более вероятен благоприятный исход, то спишет на «напрасные утешения».

С упорством, достойным лучшего применения, он читает медицинскую литературу, рыщет в интернете, причем старается добыть информацию не только о заболевании вообще, но главным образом — о возможных осложнениях, и словно «накачивает» себя чтением негативных отзывов и прогнозов. Конечно, заряженное таким образом, его самочувствие долго оставляет желать лучшего, как бы хорошо его не лечили — и тогда он начинает читать материалы уже не о своем заболевании, а о некомпетентных врачах…

Словом, такие больные — кошмар для любого доктора: их лечат и лечат, а они все не выздоравливают, сами себя «съедая» изнутри своими опасениями и тревогами. Даже когда тревожные пациенты чувствуют себя неплохо, то не доверяют собственному организму — «ведь при таком диагнозе просто не может быть хорошо»…

Обычно без помощи психолога здесь не обходится, поскольку источник болезни у тревожного пациента главным образом в его самоощущении.

Отчасти похож на тревожного больной-ипохондрик. Он тоже всецело «погружается» в болезнь и в свои неприятные ощущения, но делает это… со скрытым кайфом! Эти люди просто обожают лечиться, видимо, именно поэтому тоже очень долго выздоравливают.

И в нормальном состоянии они чрезмерно внимательны к своему здоровью, мнительны и осторожны в отношении всего, что хотя бы приблизительно может навредить организму. Это о них созданы анекдоты про мытье яблок с мылом трижды в кипятке, но при этом их ближайшему окружению порой вовсе не до смеха.

А уж если такой человек, не дай бог, все же заболел — он попросту превращается в «профессионального больного», который непрестанно выискивает у себя существующие и новые признаки заболевания и рассказывает о них всем, кто готов и не готов их слушать. Он одновременно и с наслаждением лечится — и не верит в правильность или благоприятный исход лечения, постоянно «прислушивается к себе», не веря назначениям врача и сомневаясь в эффективности лекарств. Ну, а раз психика столь мощно блокирует попытки помочь организму, то он и не поправляется… Что дает возможность ипохондрику с мрачным торжеством восклицать: «Я ж говорил — вы неправильно меня лечите!»

Вариантом неадекватно-тревожного отношения к болезням является человек с навязчивыми страхами, связанными с заболеваниями. Психологи называют таких людей обсессивно-фобическими больными. В отличие от предыдущего типа, они переживают не столько реальные неприятные ощущения, сколько тревожатся об их возможных последствиях. «Доктор, а после операции я буду играть на скрипке?» — это именно такой случай.

Людей с навязчивыми беспокойствами волнует, как в связи с заболеванием сложится их дальнейшая профессиональная и семейная жизнь, как к ним будут относиться близкие и дальние… К примеру, попадая в ожоговое отделение или в травматологию, они не столько мучаются от физических болей, сколько изнуряют себя «прокручиванием» перед мысленным взором всех вероятных последствий: уродство, отторжение друзьями, любимыми, сужение круга общения, ограничение физических возможностей — все это переживается ими гораздо сильнее, чем реальные страдания. Конечно же, для успешной адаптации после перенесенного заболевания такие люди нуждаются в квалифицированной психологической поддержке.

Еще один тяжелый случай, когда для достижения удовлетворительного результата лечение обязательно необходимо сочетать с психокоррекцией — это больные-меланхолики. Обладая слабым типом нервной системы, они с трудом справляются с такими перегрузками и ударами судьбы, как заболевания, особенно — тяжелые заболевания… Меланхолик не ждет от будущего ничего хорошего, быстро впадает в уныние, хандру и даже в депрессию — вплоть до суицидальных намерений.

Бегство от ситуации — типичная реакция меланхоликов, поэтому нередко самоубийство как избавление от проблем кажется такому больному наилучшим выходом, даже если объективно у него есть все шансы поправиться. Это — люди из группы риска, и если они попадают в тяжелую ситуацию, и близким, и лечащим врачам необходимо уделять особенное внимание их душевному состоянию.

Есть и еще один вариант подобного поведения — апатия. Такой человек заранее сдается — без боя, без попыток бороться, и проявляет полнейшее равнодушие к своей дальнейшей судьбе, называя это фатализмом, «роком» — как угодно.

Подвигнуть лечиться его можно только силой, когда персонал больницы или родственники настаивают, тормошат, уговаривают… Но самому больному ничего не надо, его утомляет и раздражает вся эта суета вокруг него, и будь его воля, он поплыл бы по волнам: вынесет «на берег» — значит, такова судьба, повезло, но если уж ко дну — значит, «так было суждено, что поделаешь».

Как говорят украинцы, «суцильна млявисть и абияковисть до життя».

Чрезвычайно проблемными пациентами являются и эгоцентрики. В отличие от всех предыдущих типов, эгоисты доставляют неприятности не только сами себе, но и в изобилии — всем окружающим.

Себе эгоист вредит тем, что со вкусом погружается в болезнь — ведь новый статус нуждающегося в помощи обеспечивает колоссальное количество внимания и привилегий! Подчас это приводит к тому, что эгоцентрик приобретает какое-либо психосоматическое нарушение, обеспечивающее его на долгие годы возможностью жить «на особом положении», снимая все возможные сливки и извлекая все моральные бонусы из своей ситуации.

Ну, а доля окружающих незавидна потому, что все они вынуждены буквально хороводы водить вокруг несчастного страдальца. И нередко бывает, что адекватный инвалид-колясочник требует к себе меньшего внимания, чем эгоистичный крепкий еще мужик, много лет назад перенесший сердечный приступ без осложнений.

Все перечисленные выше типы пациентов поправляются медленно и с большим трудом — несмотря на все усилия медиков. Залогом их успешного выздоровления является параллельное решение психологических проблем, поскольку пока они «объединились с болезнью», врачи мало чем могут им помочь…

Однако это не все варианты реагирования на ухудшение самочувствия, которые могут осложнять ситуацию. Существует еще несколько неадекватных типов отношения к заболеваниям, мешающих не только выздоровлению, но и установлению нормальных отношений с окружающими на период болезни.

О них — в следующей статье.

Обновлено 15.05.2015
Статья размещена на сайте 24.06.2009

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • А я вот постоянно нахожусь в плохом самочувствии и считаю, что никогда не буду чувствовать себя здоровым, пока у меня не будет возможности питаться нормальными продуктами, а не генно-модифицированными, выращенными на химических удобрениях и накананными разной дрянью для быстрого созревания. Я считаю, что моему здоровью очень вредят городские условия вообще, вплоть до водопроводной воды, что мне необходимы натуральные высококачественные сорта чая и кофе, морской воздух, что для мытья мне подходит исключительно продукция Lush. Больничные условия вообще меня калечат, каждый раз после того, как я выпишусь из больницы, я требую от родных, чтобы они подали на медработников в суд. Ведь там даже кормят не едой, а отбросами, в туалете так накурено, что дым глаза ест, персонал орёт, хамит, футболит - постоянный стресс! И ещё я хочу, чтобы мне перестали названивать круглые сутки мои знакомые, а тем более заставлять срываться с места и лететь к ним оказывать моральную поддержку, или просить о всяких одолжениях, гонять по поручениям - вся эта орда на шее меня точно в гроб загонит. А когда я об этом пишу, скажем, на форумах, то надо мной смеются и издеваются, а то и с ненавистью поливают меня чёрной бранью. А ведь жить - неотъемлемое право каждого человека, и каждый имеет право на условия, необходимые ему для жизни!

    • Денис Леонтьев, а Вам не кажется, что Вы сами себя так "накрутили", что и немудрено, что Вы "постоянно находитесь в плохом самочувствии"? Все, что Вы перечислили, совершенно справедливо, но если все эти факторы постоянно держать в голове, не забывая ни на минуту, будет из серии "как страшно жить".....

      • Наталья Проценко, а вот когда я лежал в больнице, у меня на губах всё время нарастали корочки. И Серж сказал, что это от табачного дыма в туалете мой организм теряет некоторые важные элементы. Или вы считаете, что находиться в помещении, где от табачного дыма ничего не видно, полезно? А жизнь в промышленном районе, по-вашему - это всё шуточки? Так и наши чиновники от Минздрава, и комиссии за мзду подпишут бумагу - жить можно! Рассказ Зощенко "Печка" знаете? Да я бы этих медиков своими руками удавил бы и глаза им выковырял ножом! Я же не дурак - давать себя убивать и калечить!