Сергей Зиновьев Мастер

Психофармакология: антипсихотики – проклятие или благо?

Как и многие психотропные средства, первые антипсихотики (они же — нейролептики) были получены почти случайным путем…

Alvaro German Vilela Shutterstock.com

Задолго до того, как в 1953 году французы Ж. Делей и П. Деникер получили Нобелевскую премию за синтез хлорпромазина (более известного как аминазин и ставшего символом «советской карательной психиатрии»), его химические «родственники» широко применялись в ветеринарии для… изгнания глистов у коров. При этом наблюдательные доярки заметили, что пользуемые этим средством буренки с обычно буйным нравом становятся необычайно мягкими и покладистыми. То же самое происходило с людьми, которым аналоги хлорпромазина назначались при лечении малярии, аллергических проявлений. Так появилось лекарство, на которое возлагались надежды на полное излечение человечества от шизофрении.

Первоначальные результаты казались головокружительными. Аминазин и другие антипсихотики прекрасно справлялись с тем, перед чем пасовала прежняя медицина: они быстро и эффективно ликвидировали бред, мучительные галлюцинации, агрессивность и двигательное беспокойство. Однако с годами в отношении антипсихотиков стало появляться все больше критики и скепсиса, а порой — откровенного разочарования.

Дело в том, что они совершенно не могли решить главную проблему больных шизофренией: эмоциональную тусклость, нелогичность мышления, слабость волевой активности. То есть человек даже с вылеченными острыми проявлениями болезни постоянно нуждался в «толчке извне», демонстрировал слабость энергетического потенциала и в конечном итоге выпадал из общества, все равно превращаясь в инвалида. Кроме этого, длительное лечение антипсихотиками первых поколений (сейчас их обычно называют «традиционными») приводило к развитию трудно устраняемых и очень дискомфортных осложений: двигательная неусидчивость, дрожание рук и ног, закатывание глаз и прочие неприятные эффекты. У большинства больных снижались показатели памяти и внимания. Мужчины отказывались принимать препараты из-за снижения сексуальной активности.

Все это привело к целенаправленному поиску фармацевтическими гигантами с не поддающимся исчислению бюджетом, а затем — и синтезу в конце 1980-х годов так называемых «атипичных» антипсихотиков, чей арсенал сейчас пополняется почти ежегодно. Их главными достоинствами принято считать улучшение влияния на познавательные процессы больных (память, внимание, мышление) и отсутствие свойственных прежним препаратам двигательных осложнений. Также к их преимуществам можно отнести меньшую токсичность для внутренних органов и большую простоту схемы лечения.

Но и эти лекарства при регулярном приеме стали часто провоцировать достаточно дискомфортные и даже грозные осложнения: нарушения репродуктивных функций у обеих полов, увеличение массы тела, биохимические нарушения вплоть до развития сахарного диабета. Некоторые очень авторитетные фармацевтические компании были вынуждены выплатить по суду многомиллиардные иски. Куда там пресловутой «карательной психиатрии» с ее практически безопасной и безболезненной электрошоковой терапией! Кстати, не зря этот метод все чаще применяется за рубежом даже во внебольничных условиях…

Впрочем, еще более ста лет назад великий русский фармаколог В. П. Кравков не без оснований говорил о том, что лекарство без побочных эффектов — это не лекарство (побочные эффекты дает даже плацебо). Борьба человека и безумия продолжается веками…

Обновлено 29.04.2016
Статья размещена на сайте 19.10.2013

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: