Сергей Курий Грандмастер

История макияжа. Как женщины начали украшать свои лица?

Возможно, кое-кто не согласится, но мне кажется, что самой привлекательной частью человеческого тела является лицо. За красивое и выразительное лицо женщине могут простить и недостатки фигуры, и даже стервозность характера. Недаром испокон веков прекрасный пол старался корректировать черты своего лица — скрывать его недостатки (как наследственные, так и возрастные) и подчёркивать достоинства.

Египетская принцесса Нофрет. Jon Bodsworth, commons.wikimedia.org

Древнеримский поэт Овидий так прямо и писал в своём трактате «Наука любви»:

«Редко встречаешь лицо без изъяна. Скрывайте изъяны…
В теле своем и лице, если под силу их скрыть!»

Впрочем, то, что для одного народа — изъян, для другого — самое, что ни на есть, достоинство.

Например, «уши красавицы, словно пельмени» отпугнут европейца, зато вызовут восторг у масаев. В этом африканском племени привлекательность женщины во многом оценивают по длине ушных мочек, растягивать которые начинают ещё в детстве. К брачному возрасту мочки свисают уже до плеч, поэтому, чтобы случайно не зацепиться за кусты, красавицам приходится… закладывать их за ухо. Зато какой простор такие «пельмени» дают для украшений! В проколотые дырочки женщины вставляют проволоку, бусы и довольно внушительные диски. Говорят, что иногда мочки даже выступают в роли карманов для разных мелких вещей.

Ещё более шокирующими выглядят красавицы другого африканского племени — мурси, которые растягивали свою нижнюю губу с помощью вставленного в разрез диска «пелеле» (диаметром до 15 см!). Предполагают, что поначалу эту «пластическую операцию» делали не для украшения, а, напротив, для отпугивания — чтобы на обезображенных женщин не зарились другие племена и арабские работорговцы. Вскоре мужчины племени к этим выдающимся губам привыкли, а после — даже полюбили. Когда путешественник Давид Ливингстон спросил одного вождя, зачем такое делать с женщиной, тот прямо ответил: «Для красоты. Чем была бы женщина без пелеле?»

То же самое ответили бы новозеландские маори на вопрос: зачем они колют чернила в губы и подбородок своих женщин? Скорее бы даже пропели строчки из своей песни:

Дочь моя, ложись, чтобы я могла раскрасить тебя и татуировать твой подбородок!
Чтобы не сказали чужие люди, когда войдёшь в их дом:
«Откуда эта безобразная женщина?»
Ложись, моя дочь, я раскрашу тебя и буду татуировать
Твой подбородок, чтобы сделать тебя красивой:
Когда явишься на праздник, тебя не спросят:
«Откуда эта женщина с красными губами?»
Мы сделаем тебя очаровательной,
Мы будем тебя татуировать…

Обычай разрисовывать свои лица — вообще, очень древний. Ещё не были изобретены колесо и плуг, не построен первый город, не написана первая буква, а наши предки уже вовсю пользовались красками-раскрасками. Поводы для подобной гримировки были самые разные: в одном макияже пугали врагов, в другом — разговаривали с духами, в третьем — вступали в брачные отношения.

И, конечно, особенно оценили декоративную косметику женщины. Для них она так и осталась своеобразным «боевым узором», с помощью которого покоряли и завоёвывали сердца мужчин.

Уже 5 тысяч лет назад в одной из древнейших цивилизаций — Египте — мы можем встретить весь тот основной косметический набор, которым женщины пользуются и поныне. А в египетских погребениях можно найти и первые «косметички», которые включали в себя, как минимум, семь сортов притираний и две краски для лица.

Достаточно лишний раз взглянуть на знаменитый бюст Нефертити, чтобы увидеть — её лицо вполне бы сгодилось для рекламы древнеегипетского макияжа. Глаза царицы подведены чёрной краской так, чтобы придавать им желанную миндалевидную форму. Саму краску египтяне красноречиво именовали «мастим», что означало нечто вроде: «то, что делает глаза говорящими». Контур глаз устремлялся прямо к вискам, вытягиваясь в те самые «стрелки», которые вернутся в моду в 1960-е (Элизабет Тейлор в роли Клеопатры выглядела тогда весьма современно). Не обходилось и без столь любимой египтянами зелёной краски, которую получали из растёртого малахита. Ею египетские красавицы проводили полоску под глазами и использовали в качестве теней.

Нос ценился тонкий и прямой, брови — дугообразные и длинные (как и контур глаз, их доводили почти до висков). Правда, кошек египтяне ценили ещё больше. Если «священное» животное помирало, то её хозяевам приходилось брови сбривать — в знак траура.

Существовали и аналоги помады — например, сурик (оксид железа) или киноварь, представляющая сульфид ртути и, как понимаете, небезопасная. Наиболее безопасной краской для губ считался кармин, который изготавливали из кислоты, производимой самками кошенили — мелкого насекомого отряда полужесткокрылых.

Использовали египтянки и более доступный порошок из красной глины, который наносили и на губы, и на щёки. Некоторые добивались эффекта румяности более неприятным способом — втирая в щёки едковатый сок ириса.

Что касается общего тона кожи, то темнолицые египтянки стремились его отбелить, придав более светлый желтоватый оттенок. Чтобы кожа казалось ещё светлей, на шее и висках подрисовывали синие вены.

Леонард Котрелл, археолог:
«Красавицы Греции и Рима восхищают, но не волнуют нас. Они кажутся такими же холодными, как мрамор, из которого они изваяны. Но если надеть на Нефертити платье „от Диора“, и она войдёт в нём в фешенебельный ресторан, то будет встречена восхищёнными взглядами присутствующих. Даже её косметика не вызовет пересудов».

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 16.07.2015

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: