Сергей Курий Грандмастер

История макияжа. Как украшали свои лица красавицы Древнего Востока, Греции и Рима?

Прошлую статью об истории макияжа я закончил цитатой археолога Леонарда Котрелла, который ставил «современную» красоту Нефертити в пику «холодной» мраморной красоте античности. Археолог, наверное, забыл или не знал, что изначально античные статуи вовсе не были белыми и «холодными». Обычно скульпторы их ярко раскрашивали. Вот только краска с годами облезла, что и породило миф о «благородной белизне».

Девушки на фресках Кносского дворца (о-в Крит) настолько напоминают наших современниц, что левую фреску окрестили «Парижанкой». Yann Forget, commons.wikimedia.org

По одной из легенд краситься не чуралась даже богиня любви Афродита. После того как она выиграла в первом «конкурсе красоты» и получила от Париса приз-яблоко с надписью «Прекраснейшей», Афина и Гера подняли большой скандал. Они заявили, что Афродита воспользовалась косметикой — т. е., по их мнению, сжульничала.

Кстати, поначалу считалось, что рядовой гречанке — матери и хранительнице домашнего очага — красить своё лицо не пристало. Это могли позволить себе лишь профессиональные любовницы — гетеры. Однако после походов Александра Македонского на Восток отношение к косметике изменилось. На греков произвели сильное впечатление женщины Китая и Индии, которые превращали свои лица в настоящие полотна.

Например, знойные индийские красавицы густо чернили и без того тёмные брови и глаза. Контур глаз делали как можно более вытянутым, а уголки подкрашивали красной краской. Красной краской наносили на лоб и знаменитую «бинди» (капельку), которая была одновременно и украшением, и священным знаком. Символических значений у «бинди» масса: восходящее солнце, полная луна, «третий глаз», шестая чакра…

Также у индианок считалось привлекательным чернить зубы и золотить губы. Весь этот «гламур» довершало обилие золотых украшений — от традиционной серьги в носу до тяжёлых серёжек в ухе (недаром крупные мочки считались одним из достоинств индийской красавицы).

Что касается японок и китаянок, то слой косметики на их лицах был таким, что они напоминали застывшие бесстрастные маски (обнажать зубы даже при смехе считалось вульгарным, поэтому их прикрывали рукой). Уши и рот должны были быть миниатюрными, а вот лицо — как можно, больше и округлее. Пытаясь добиться «луноликости», женщины сильно выбеливали кожу рисовым крахмалом, сбривали волосы на лбу, делая его выше, и тушью подчёркивали эту границу.

Собственные брови китаянки безжалостно выщипывали, а на их месте рисовали новые — в виде высокой дуги (этот «удивлённый» изгиб бровей вновь войдёт в моду в 1930-е годы). Японки же предпочитали рисовать брови чёрточками — короткими и поставленными углом.

А вот гречанки и римлянки свои брови пытались соединить в одну «монобровь» (считалось, что так женщина выглядит не только красивее, но и умнее).

Как известно, греки всегда были не прочь «поверить алгеброй гармонию», поэтому рассчитали пропорции идеального лица. По их мнению, красивое лицо должно делиться на три равных части: от верхнего края лба до бровей, от верхушки бровей до кончика носа, и от верней каймы губы до конца подбородка.

Лоб должен быть невысоким, рот — небольшим, нос — прямым с высокой переносицей (такие носы до сих пор зовут «греческими»). Глаза же ценились крупные, слегка выпуклые и широко расставленные — с дугообразными веками и широким межвековым разрезом. Недаром эпитет «волоокая» (глаза с поволокой, как у коровы) был у греков явным комплиментом (так, например, называли Геру — жену Зевса).

Появилась в Греции и новая специальность — «косметы». Так называли девушек, которые приводили вашу внешность в порядок («порядок» — собственно, так и переводится греческое «kosmet», откуда недалеко до термина «косметика»).

В стремлении стать краше античные женщины пользовались всеми подручными средствами и буквально не щадили здоровья. Именно тогда в моду входят крайне опасные белила, изготовленные на основе мела и свинца (ими будут пользоваться вплоть до XIX века). Стоили свинцовые белила немало, поэтому женщины победнее пудрили своё лицо бобовой или пшеничной мукой. Царица Клеопатра даже не брезговала добавлять в белила измельчённый крокодилий помёт.

Основой для туши надолго стала сажа, обычно смешанная с яичным желтком, воском или светлой смолой. От такой туши ресницы слипались и казались гуще и толще. Большую популярность имела и сурьма — порошок из растолчённого чёрного камня. Недаром библейский Иов, обличая свою дочь в злоупотреблении косметикой, называл её «сосудом с сурьмой». Да и римские сатирики шутили, что от обилия краски лица модниц могут распасться на части.

А вот римский комедиограф Плавт, напротив, настаивал на том, что «женщина без краски, как еда без соли».

Ахилл Татий, «Левкиппа и Клитофонт», II век н.э.:
«И блеск павлиньих перьев, казалось мне, не мог сравниться со сверкающей красотой Левкиппы. Лицо её было цвета нарциссов, розы цвели на её ланитах, фиалковым цветом мерцали её глаза, а кудри вились пышнее, чем плющ. Все цветы цвели на луге её лица».

Были времена, когда импорт косметических препаратов с Востока достигал в Риме такого объёма, что сенату приходилось его ограничивать. Плиний писал: «По самым скромным подсчетам, Индия, Китай и страны Аравийского полуострова ежегодно выкачивают из нашей империи сто миллионов сестерций. Вот во что обходятся предметы роскоши и женский пол!»

Кроме декоративной, в Риме начинают активно использовать и гигиеническую косметику. Огромную популярность приобретают бани, где кожу ублажали разнообразными притираниями и мазями (особенно ценилась мазь из Египта, придающая коже золотистый оттенок). Любимым ингредиентом в уходе за кожей становится ослиное молоко, которым некоторые модницы умывались до 70 раз в день. Знатные патрицианки во время путешествий даже водили с собой целые стада ослиц, в молоке которых купались.

Продолжение следует…

Статья размещена на сайте 16.07.2015

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: