Сергей Курий Грандмастер

История усов и бороды - 3. Почему перестали бриться римские философы?

В античном мире моду на массовое бритьё ввёл Александр Македонский. А где-то в конце III века её переняли римляне, которые до этого бороды носили. Если верить Плинию Старшему, первым выбритым римлянином, появившимся на публике, стал генерал и консул Сципион Африканский. Отныне гладко выбритое лицо стало символом цивилизованности, отличием жителя Римской империи от варварских народов.

Карл Маркс John Jabez Edwin Mayall , commons.wikimedia.org

Вот что писал оратор Цицерон в своей речи против политического противника Пизо: «Каким ужасным было его приближение, как дико и как ужасно было на это смотреть! Можно сказать, что ты смотришь на одного из тех бородатых мужчин — экземпляр старой Империи, экземпляр древности, собственность Республики».

Если у греков юноша становился мужчиной с появлением бороды, то у римлян — наоборот: в 20 лет первую бороду у юноши торжественно сбривали и приносили в жертву богам.

Ценнейшими людьми в Риме становятся т.н. «тонзоры» (tonsors) — т. е. цирюльники и парикмахеры (отсюда, кстати, происходит название обритой макушки монаха — тонзуры). Вот какую красноречивую надпись можно прочесть на надгробии одного тонзора: «Здесь покоится безвременно ушедший Пантагатус, который славился умением стричь вьющиеся волосы и брить, и лёгким прикосновением стальной бритвы снимал щетину с небритых щёк. …Пусть земля будет пухом Пантагатусу и легко будет ему лежать в могиле. Он заслужил эту лёгкость, ибо лёгкой была его умелая рука».

Были и исключения. Например, вот что пишет о причудах императора Калигулы Светоний: «Одежда, обувь и остальной его обычный наряд был недостоин не только римлянина и не только гражданина, но и просто мужчины и даже человека. …много раз он появлялся с позолоченной бородой, держа в руке молнию или трезубец или жезл, или — даже в облачении Венеры».

Другой император — Нерон — отпустил себе длинные курчавые бакенбарды, которые сходились под подбородком. Пишут, что император был большим фанатом гонок на колесницах и таим образом подражал причёске профессиональных наездников. Интересно, что пышные бакенбарды мы видим и у Александра Македонского, изображённого на мозаике в римском городе Помпеи.

А вот у кого борода стала частью профессионального имиджа, так это у философов. Считается, что мода на «философскую бороду» началась в 155 г. до н.э., когда в Рим приехали три грека: один — из Платоновской академии, второй — из Аристотелевского лицея, а третий — глава школы стоиков из Вавилона. Они произвели фурор не только своим «умищем», но и великолепными бородами.

С тех пор борода становится распространённым атрибутом мудрецов. Когда император Домициан приказал изгнать из Рима стоика Эпиктета, тот гордо заявил: «Кесарь может лишить меня головы, но не бороды (т.е. мудрости — С.К.)!»

Эпиктет:
«Борода выражала идею, что философия — не просто интеллектуальное хобби, но, скорее, образ жизни, меняющий все аспекты жизни, включая сюда привычку бриться. Если человек продолжает бриться, чтобы быть похожим на приличного гражданина Рима, значит, философия не стала еще укладом его жизни: истинный философ отвергает общественные установки и поступает в соответствии с природой или разумом».

Мода на «философскую бороду» возродится в XIX веке — уже среди деятелей науки (Ч. Дарвин, К. Маркс, Д. Менделеев, И. Павлов). Впрочем, уже в Древнем Риме над этой модой подтрунивали. Например, римский сатирик Лукиан писал, что «если бы борода была действительно гарантией мудрости, то козёл стал бы выше Платона».

Хрестоматийным стал случай, когда к уважаемому и богатому римлянину Ироду Аттику заявился некий человек — длинноволосый, бородатый, закутанный в плащ и просящий, как водится, денег на пропитание. На вопрос Ирода — кто он такой? — посетитель раздражённо ответил, что и так видно, что он — философ. На что хозяин сделал недоуменное лицо и сказал: «Плащ вижу, бороду вижу, а вот философа пока не вижу». Впрочем, «пособие» выдал, заметив, что делает это «не ради него, как человека, однако ради нас, как людей».

Анекдот советских времён:

«Учительница показывает на портрет Карла Маркса:
 — Дети, вы знаете, кто это такой?

Вовочка отвечает:
 — Конечно! Это наш новый дворник дядя Вася.

Учительница в испарине выбегает во двор и, действительно, видит дворника, внешне неотличимого от создателя коммунистического учения.

Она возмущённо говорит дворнику:
 — Знаете, милейший, это школа. Вы очень некстати похожи. Могли бы хоть бороду сбрить…

Дворник подумал и говорит:
 — Ну, бороду-то сбрить можно. А умище? Умище-то куда девать?"

Во II веке нашей эры борода входит в моду и среди римских императоров. Законодателем считают императора Адриана — горячего поклонника всего греческого, в том числе и бороды. Правда, злые языки говорили, что таким образом он просто скрывает шрамы на подбородке.

Так или иначе, множество последующих римских императоров были бородаты (Марк Аврелий, Каракалла и пр.). Зато после Константина Великого (того самого, что сделал христианство официальной религией Древнего Рима) императоры снова становятся сплошь бритыми (исключение — Юлиан Отступник, который пытался вернуть языческую религию).

Возможно, именно из тех времён берёт своё начало обычай католических священников гладко выбривать свои лица. Недаром, когда норманнские завоеватели вступили на берег Англии, лазутчики сообщили, что, видимо, все они — священники, «ибо всё лицо их и обе губы обриты, тогда как англичане оставляют волосы над верхней губой».

В следующей статье поговорим о судьбе бороды в Средние века.

Обновлено 5.02.2016
Статья размещена на сайте 19.01.2016

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: