Сергей Курий Грандмастер

История усов и бороды - 5. Как Петр I бороды репрессировал, а Александр II - реабилитировал?

К началу XVIII века почти все западные европейцы надели на голову парики, а от бороды и усов отказались. А вот в России новую моду пришлось вводить буквально насильно.

Шкиперская борода моряка Неда Ленда. скрин, Кадр из к-ф «Капитан Немо».

Справедливости ради, надо сказать, что в среде русской аристократии бритьё стало распространяться ещё до реформ Петра. Известно, что под влиянием польской моды бороду брил Борис Годунов. А во второй половине XVII века патриарху Адриан приходится написать целое «Слово о брадобритии», где заявлялось: «Человеки, созданные по образу Божию, изменили доброте здания сего и вид свой мужеский обругали, уподобясь бессловесным неким скотам или псам и подобным им, ибо и те усы имеют, бород же не имеют».

Решающий удар по бородатой традиции был нанесён, как это водится у русских, «сверху». Молодой царь Пётр оказался большим «западником» и начал властною рукою тащить Россию в «лоно цивилизации». Уже на следующий день после приезда из-за границы он созвал на пир бояр, приветливо их принял, а в разгар празднества вместе со своим шутом… собственноручно начал срезать бороды.

Правда, сам Пётр I не полностью соответствовал европейской моде и носил усы. Некоторые поговаривали, что борода у него просто плохо росла.

Так или иначе, в 1705 году будущий император объявил бороду «лишней тяготой и помехой делу» и издал официальный указ: кто бриться не хочет, пусть платит налог. Ходить бородатыми разрешалось лишь священникам и крестьянам. Правда, и с крестьян брали налог, если те входили в город. Уплатившим налог выдавался особый «бородовой знак», напоминающий монету с изображением усов, бороды и надписью «Деньги взяты». Кстати, Пётр был не первый, кто решил «срубить бабла» на бороде. Похожий налог существовал и в Англии — ещё во времена Елизаветы I.

М. Ломоносов «Гимн бороде»:

…Борода в казне доходы
Умножает по вся годы:
Керженцам любезной брат
С радостью двойной оклад
В сбор за оную приносит
И с поклоном низким просит
В вечный пропустить покой
Безголовым с бородой.

Борода предорогая!
Жаль, что ты не крещена
И что тела часть срамная
Тем тебе предпочтена…

О том, какой шок произвели на правоверное население новые порядки, хорошо видно из следующего стиха староверов:

Народился злой антихриста,
Во всю землю он вселился,
На весь мир вооружился.
Стали его волю творить:
Усы, бороду стали брить,
Латинскую одежду носить,
Треклятую траву пить…

Скандальный протопоп Аввакум даже отказывался благословлять бритого боярина Шереметьева — назвав его облик «блудоносным». Некоторые бояре, вынужденно сбрившие бороду, хранили её волоски всю жизнь, чтобы хотя бы после смерти быть погребённым вместе с былым «достоинством православного человека».

Тем не менее «латинское платье» и бритьё постепенно становятся привычными в среде российской аристократии.

Зато обычая носить бороду, кроме крестьян и священников, крепко придерживались ещё два сословия — купечество и казачество. Правда, в отличие от бородатых русских казаков, украинские «козаки» под влиянием турецких янычарских традиций гладко выбривали голову и подбородок, зато оставляли внушительный оселедец и пышные длинные усы. Из-за этого русские стали называть украинцев «хохлами», а украинцы русских «кацапами» (от укр. «Цап» — козёл).

Указ Петра отменили лишь в 1772 году при Екатерине II. Однако это не касалось придворных, чиновников и военных чинов, которые обязательно брились. Исключение было сделано лишь для двух родов войск — гусаров и уланов, которые своими лихо подкрученными усами дорожили и гордились.

Денис Давыдов:

Вместо зеркала сияет
Ясной сабли полоса:
Он по ней лишь поправляет
Два любезные уса.

…Пусть мой ус, краса природы,
Чёрно-бурый, в завитках,
Иссечётся в юны годы
И исчезнет яко прах!

После 1812 года усатость распространяется и среди других военных. Как напоминание о своём воинском звании, усы носит даже царь Николай I. Но в целом в первой половине XIX века небритость среди дворянства ещё не в моде.

Зато после Великой Французской революции ушли в прошлое громоздкие парики. Взамен начинается повальная мода на бакенбарды (в России их также называли бокоушами и щекобардами). Их носили либо на римско-ампирский манер (аккуратные, сливающиеся с причёской), либо на английский (пышные и оттопыренные).

Н. Гоголь «Невский проспект»:
«Всё, что вы ни встретите на Невском проспекте, всё исполнено приличия… Вы здесь встретите бакенбарды единственные, пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук, бакенбарды бархатные, атласные, чёрные, как соболь или уголь, но, увы, принадлежащие только одной иностранной коллегии. Служащим в других департаментах провидение отказало в чёрных бакенбардах, они должны, к величайшей неприятности своей, носить рыжие».

Также в начале XIX века — сначала среди английских моряков — появляется особый тип бороды — шкиперская. Дело в том, что руководство британского военного флота решило, что пышная борода и усы мешает командному составу внятно отдавать приказания. В результате вышел указ: тщательно выбривать все волосы вокруг рта.

А вот на молодых бородатых людей поначалу смотрели с подозрением. Всё потому, что юношеская борода с середины XIX века зачастую свидетельствовала, что её обладатель неравнодушен к революционным идеям (неважно, кому он подражает — угнетённому крестьянству, революционеру Гарибальди или просто противопоставляет себя бритым лицам буржуазии и аристократии).

Но уже во второй половине XIX века мода на бороду и усы принимает столь массовый характер, что немецкий философ Артур Шопенгауэр раздражённо пишет: «Борода, как полумаска, должна быть запрещена полицейскими мерами. Вдобавок, как половое отличие на лице, она непристойна; оттого она и нравится женщинам».

Реабилитируется борода и в среде российской аристократии. Первым российским императором, отпустившим бороду, со времён Петра Великого стал Александр II (он носил её вместе с гладко выбритым подбородком). Благодаря ему, борода стала позволительной и в среде чиновников. Все последующие самодержцы — Александр III и Николай II — также были бородачами. Александр III не только сам щеголял длинной бородой (как бы воплощая идиологему «православие, самодержавие, народность»), но и в 1882 году разрешил носить бороду в армии и на флоте.

Нечто похожее произошло и в Америке. До 1860 года не было ни одного бородатого президента США. Традицию заложил Авраам Линкольн, который поначалу бороды не носил. По легенде, во время президентских выборов ему пришло письмо от 11-летней Грейс Бедел. Девочка бесхитростно писала, что её старшие братья готовы проголосовать за Линкольна при условии, что тот отпустит бороду. Линкольн отнёсся к просьбе серьёзно и коренным образом сменил свой имидж. Его бородка, опоясывающая лицо с боков и по подбородку, стала хрестоматийной и даже была высмеяна в одной из экранизаций «Планеты обезьян» (помните памятник Линкольну, который приобрёл обезьяньи черты?). Кстати, после победы на выборах Линкольн лично посетил Грейс, чтобы показать, что её просьба выполнена.

А вот способ, с помощью которого в шведском городе Гарденбурге избирали бургомистра, иначе как курьёзом не назовёшь. По традиции претенденты на пост рассаживались за столом, распростав на нём свои пышные бороды. После чего на середину стола клали… вошь, которая и решала — к кому из кандидатов заползти в бороду, а значит, сделать бургомистром!

Всю вторую половину XIX века на улице было трудно встретить взрослого мужчину, который бы не имел на лице бороды или усов. Фасоны были самые разнообразные.

Так Наполеон III ввёл в моду аккуратную остроконечную бородку, а немецкий кайзер Вильгельм II — знаменитые усы с нафабренными острыми кончиками, оптимистично направленные вверх (их называли «жизнь удалась!» или просто «кайзеровскими»). Ещё один яркий фасон — «а-ля Франц Иосиф» (названный в честь австрийского императора) — представлял собой бороду, разделённую выбритым подбородком.

А как только ни заботились о своих усах модники-щёголи! Вытягивали, подвивали горячими щипцами, красили чёрной краской или ваксой, а чтобы сохранить форму, носили наусники или на ночь прижимали бинтами к лицу. Была даже специальная ложка с прорезью для усов, призванная защищать их во время поедания супа.

О судьбе усов и бороды в XX веке поговорим в заключительной статье цикла.

Обновлено 8.02.2016
Статья размещена на сайте 19.01.2016

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: