Виталия Панюкова Профессионал

Много ли надо женщине, чтобы понять: любовь или обман зрения?

Нашу спокойную жизнь потревожило неожиданное чувство. Подруга нечаянно влюбилась: сначала это был лишь спор. Друзья рассказали, что парень переживает развод и на женщин смотрит с опаской и недоверием. Люся наша сразу заявила, что легко излечит паренька от тоски, и понеслось…

По ее рассказу, ей он понравился сразу: высокий, стройный, зеленоглазый, темные блестящие локоны, сверкающая улыбка. Не мой типаж, да и со стороны этот малый выглядел обычно и не отличался ни умом, ни сообразительностью.

Вскоре наша Люси уже жила у него дома (вместе с его родителями, УЖАС!!!). Выглядела Люся очень счастливой. Даже говорила, что, возможно, сама того не ожидая, влюбилась, как дурочка. Мы радовались за нее и даже поверили в ее любовь, а что приходилось делать, к нашим советам она бы все равно не прислушалась.

Однажды зимним вечером мы с Олесей, как обычно, коротали времечко за книжками. Между делом обсуждали, почему это наша Люся не явилась на лекции. Предположений было много: дело молодое, может, бурная ночь, не выспалась, или, может, он приготовил ей сюрприз (при нас Петя намекал про какую-то базу отдыха за городом). Но того, что произошло потом, мы никак не ожидали…

В дверь вваливается наша Люси, но узнать ее было трудно: под глазами располагались две красновато-синих опухоли, из-за них лицо казалось лиловым блином без всяких выпуклостей и впадинок, а когда она снимала свою шубку, я заметила, что она как-то неестественно оттопыривает мизинец (было такое ощущение, что его сломали или сильно ударили).

Мы какое-то время сидели молча, открыв рты и выпучив глаза. Люся разделась, подсела к нам и начала приводить нас в чувства. Она что-то быстро тараторила про какую-то аварию на дороге, старалась приукрасить свой рассказ междометиями и прилагательными, даже смеялась (если это можно назвать смехом — какие-то истеричные, вибрирующие звуки). А глаза-то грустные-грустные!

Олеся строго поглядела на нее: «Не ври, рассказывай, что случилось, а эту историю прибереги для родственников!» Тут Люсенька замолчала, всхлипнула и из заплывших глаз-щелок покатились слезы. Бедолага поведала нам такое!..

Оказалось, что вчера весь вечер она просидела дома вместе с мамой своего благоверного, он же где-то сильно задерживался. По звуку ключа в замочной скважине мама все поняла и без объяснений быстро скрылась в своей комнате. И, как оказалось, не зря! Как только Петюня появился в дверях комнаты, стало понятно, что он мертвецки пьян.

Гордая Люся сделала строгое лицо и сказала: «Да ты пьян, не желаю с тобой сегодня разговаривать, ложись спать!» Ну, откуда ей было знать про грозный, почти садистский норов своего любимого, когда он «в состоянии нестояния». Петруша спорить не стал, а просто подошел и для начала просто приподнял нашу подруженьку за шею, шипя перегаром ей прямо в лицо.

Дальше — хуже, перед ее глазами замелькали шкафы, кресла, пол… В общем, на тумаки наш герой оказался щедр. Он даже укусил ее за мизинец, собака!!! В какой-то момент Люся, уже лежа на полу, приоткрыла глаза и за спиной любимого увидела фигуру его матери: «Петенька, уже очень поздно, не стоит так шуметь, соседи будут жаловаться!» — и быстро-быстро зашаркала в свою комнату. «Только и всего! Соседи будут жаловаться!» — с ужасом подумала Люси. Скоро богатырь устал и отправился спать, при этом заперев входную дверь на ключ, который взял с собой.

Наутро наша Люся не могла даже пошевелиться. Перед ней, конечно, извинились и даже пообещали заботу и полный уход, только бы обойтись без «Скорой помощи». К вечеру милый ушел по делам, а наша пострадавшая, немного оправившись, кинулась спасать свою жизнь.

На следующий день Люся осталась у нас в комнате, а мы с Олесей отправились на учебу. Еле дождались окончания лекций, переживали: как там наша подруга? Интуиция нас не подвела. Только мы зашли, в лицо нам пахнул аромат дорогих духов, на столе стояла целая корзина роз, бутылка хорошего коньяка и просто огромная коробка конфет. На фоне этого шика Люсино лиловое одутловатое лицо смотрелось просто нелепо. Она пыталась улыбаться, но от этого ее опухшие глаза-щелки вообще закрывались.

«Он пришел, а она уже, наверное, простила. Видишь, лыбится, аж глаз не видно!» — шепнула я Олеське. И угадала! Петя вошел вслед за нами: фрукты выходил мыть. Был он в этот вечер очень галантным, скромным, Люську «моя киска» называл. Как он смог уговорить нашу подругу, какими словами, не знаю, только в этот вечер она уехала вместе с ним! Да, любовь, все-таки, зла!

Через неделю история повторилась. Возбужденная Люська ворвалась к нам, как буря. При себе у нее были все ее пожитки. «Я насовсем, не прогоните?» — только и сказала. А мы и расспрашивать не стали, все и так понятно. Позже, за чашечкой чая, когда наша Люси пришла в себя, она рассказала подробности ее бегства.

Накануне вечером Петюня опять задержался на работе и пришел домой чуть-чуть «подшофе». Люся, наученная горьким опытом, молча сидела рядом с его мамой на диване. Они смотрели телевизор. Увидев, что сопротивления и поучений сегодня не будет и можно остаться без острых впечатлений, Петруша огляделся. Его взгляд упал на две плошки, которые стояли на столе. «Почему беспорядок в доме?» — грозно спросил Петр и строго так глянул сначала на мать, а потом на Люси. «Не умеете чистоту блюсти, будем учиться», — и с этими словами напялил одну плошку на голову матери, а другую — нашей Люсе.

«Девочки, он ведь еще минут пять стоял и смеялся над нами, сравнивая то с мотоциклистами в шлемах, то с матрешками!» — причитала подруга. — «А мы, как две клуши, сидели с этими чашками на головах и пошелохнуться боялись. Я-то, понятное дело, синяки еще не сошли, а вот у матери его, думаю, тоже горький опыт имеется. Ужас!!!»

В общем, наша милая подруга больше с Петюней дел никаких иметь не захотела. И не помогли Петруше ни цветы, ни дорогие подарки, ни сладостные речи. А когда прошло еще какое-то время, она вообще заявила, что, наконец, разглядела его со стороны и пришла в недоумение. Все гадала, что там могло понравиться: сам огромный, с «брюшком», руки-кувалды, волосы постоянно жирные (а с начала все: от природы блестят, от природы!), зубов всего-то, наверное, штук десять, если наберется.

Хорошо, что наша подруга вовремя успела разобраться в человеке, которого, по ее мнению, полюбила. А сколько женщин любят и прощают таких вот Петь, опять любят и стараются снова найти причины простить, а потом уже и не любят, но живут ради детей. Да только нужны ли такие жертвы!

Жизнь коротка, и пока вы терпите унижения от таких «Петрухов», где-то вас обязательно ждет тот единственный и достойный во всех смыслах человек.

Обновлено 14.02.2008
Статья размещена на сайте 10.01.2008

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: