Маша Машина Дебютант

Как стать Новой амазонкой? Залог успеха - дизайн-мышление

Всё началось с «Кода да Винчи».

Точнее, началось-то, конечно, гораздо раньше, но именно эта книга, а потом и фильм сконцентрировали и выплеснули на человечество наболевшую дерзновенную истину: вообще-то женщина — это не только «друг человека»…

Мысль, долго дремавшую на уровне подсознания, но задавленную веком прогресса и мужской логики.

Дальше — больше. Начались разговоры о «Womenomics» — не на шутку усиливающейся роли женщины в глобальной экономике. Причем, роли, бесспорно уникальной и теперь уже этой самой экономике совершенно необходимой, — роли того, кто зарабатывает деньги (earner), умеет их тратить (consumer) и становится при всем этом интеллектуальным лидером (thinker) (именно так формулирует суть происходящих изменений Екатерина Храмкова, гендиректор Lumiknows).

В поддержку позиции женщин при такой крамольной постановке вопроса высказались, тем не менее, многие весьма уважаемые в современном мире представители сильной половины человечества. Вот, например, гуру бизнес-управления Том Питерс: «Микроскопическая доля женщин в топ-менеджменте — это расточительство, позор и ошибка стратегического характера. Старая экономика = сырье, базовые товары, услуги. Доминирует мужской образ мысли и мужские идеи. Новая экономика = переживания, создающие добавленную стоимость. Доминирует женский образ мыслей».

А это слова небезызвестного дизайнера Филиппа Старка Harvard Business Review: «Возможно, мужественный внешний вид интересен, если вы собираетесь на охоту за динозаврами. Для того чтобы выжить, вам необходим ум, а не сила и агрессия. Быть умным в современном смысле означает обладать интуицией, а это женское качество».

Известный футуролог Джон Нэсбитт еще в начале 1990-х писал в «Мегатенденциях. Год 2000» о зарождающемся «десятилетии женщин в качестве лидеров». И жизнь показала, что именно женщины-топ-менеджеры, к тому же органично освоившие дизайнерский стиль мышления, оказались в авангарде инновационных изменений сегодняшней действительности. Возможно, сам Нэсбитт обладал дизайн-видением и признал его ключевым в деле разработки нового антуража столь непростого в техно-среде человеческого существования…

Реальность такова, что многие известные компании мира в условиях формирования Новой экономики вынуждены искать принципиально новые пути развития, чтобы не остаться за бортом. Деловой мир признал факт существования пресловутой новоявленной «Экономики эмоций» (Experience Economy), в которую оказались вовлеченными все — даже те, кто считает себя последовательным и алгоритмичным до мозга костей.

Получается, что без эффективного включения в процесс женщин с их эмоциональным подходом к окружающему миру, дизайнерским талантом и интуитивным видением правильного решения вопросов экономическое развитие общества просто лишается перспектив.

Вот, к примеру, лишь небольшой список (приведенный в журнале HBR) амазонок Новой экономики — женщин, чье влияние кардинальным образом определяет успех серьезных компаний:

Джейн Фултон Сури (Jane Fulton Suri) появилась в студии известной дизайн-компании IDEO в середине 1990-х, когда эта организация занималась исключительно индустриальным дизайном. Поначалу позиция «какого-то наблюдения», по словам Дэвида Келли, вызывала у всех остальных «серьезных» сотрудников, по меньшей мере, недоумение. Однако именно Джейн стала инициатором создания подразделения, занявшегося интеграцией «человеческого фактора» в дизайн. И именно это помогло в свое время IDEO не просто выйти из кризиса, но и стать идеологами этого самого дизайн-мышления, и начать консультировать бизнес по поводу создания новых продуктов, предлагать возможности создания «голубых океанов» инноваций.

Клаудиа Кочка (Claudia Kotchka) (хотя и покинула на сегодняшний день Procter & Gamble) в нужный момент внесла решающий вклад в реструктуризацию компании и вывод бренда из кризиса, постигшего его в те же нулевые. Назначенная вице-президентом по инновациям, дизайну и стратегиям, она смогла повлиять на философию огромной компании, обратив внимание и топ-менеджмента, и руководителей самых разных уровней на то, что «дизайн» — это не просто «последний штрих» на долгом пути продукта от идеи до рынка. Для нее было изначально очевидно, что «дизайн» и «инновации» — синонимы, а потому по ее инициативе в каждое подразделение компании были имплантированы дизайнеры. Так семена нового мышления — дизайн-мышления — проросли повсюду, и сегодняшняя известная инновационная стратегия развития Procter & Gamble — не в последнюю очередь заслуга Клаудии.

Джозефин Грин (Josephine Green) стала директором по трендам и стратегии Philips Design тоже в непростые для этой компании годы. Джозефин одной из первых обратила внимание на необходимость переосмысления роли дизайна как инструмента в проектировании будущего общества и изменения бизнес-терминологии (от «consumer need» и «consumer approach» — к «social need» и «social approach»). Набирающая сегодня популярность идеология создания новых продуктов совместно с потребителями этих самых продуктов — так называемый co-creation, со-творчество, — логическим образом вытекает из мыслей и работы Джозефин Грин.

Женевьев Белл (Genevieve Bell) — директор ведущей исследовательской группы, первой команды в Intel, включившей в свои ряды специалистов с гуманитарным образованием, дизайнеров, этнографов и других профессионалов, заточенных на интеграцию «человеческого фактора» в процессы создания новых продуктов. В свое время она, подобно Джейн Фултон Сури и Клаудии Кочке, заставила разработчиков покинуть свои кабинеты, чтобы «выйти в поле» и попытаться там найти возможности для создания инноваций, таким образом переосмыслив ориентированный до этого исключительно на производительность чипов бизнес Intel. Ее конек, как и у Джозефин Грин, — способы построения устойчивого и инклюзивного общества, базирующегося на социальных инновациях. Теперь призывы переориентировать процессы создания новых продуктов с учетом подходов дизайн-мышления, стали звучать уже и из уст высших руководителей Intel.

Сара Бэкман (Sarah Beckman) — декан факультета менеджмента технологий (Management of Technology Program) бизнес-школы Беркли — оказалась одной из первых в инженерной университетской среде США, кто обратился к теме дизайн-мышления, активно привлекая дизайнерский потенциал к совместной научно-исследовательской инженерной работе. Ведущий преподаватель по дисциплинам, связанным с разработкой и созданием новых продуктов (new product development), она также усиленно пропагандирует потенциал дизайна в создании социально значимых инноваций.

Что объединяет всех этих женщин? Прежде всего, их общий интерес и бэкграунд (базовые знания и опыт) — преимущественно социальные науки с антропологическим и психологическим уклоном. И хотя ни у одной из них нет традиционного дизайнерского образования, в карьере каждой неизбежным оказался приход в дизайн и смежные области, связанные с созданием инновационного продукта — с проектированием принципиально новых, необходимых в такой стремительно меняющейся жизни человеку вещей.

И, попадая в «серьезные», технологически ориентированные компании, отчаянно нуждающиеся при этом в инновационных решениях, отвечающих вызовам нового времени, эти женщины становятся интерпретаторами, посредниками между миром людей и миром технологий.

Они относятся к будущему как к объекту осмысленного дизайна и результату совместного с потребителем творчества. Они верят, что путь к нему — не столько в плоскости новейших технологий, сколько в умении увидеть в необычном ракурсе действия, мысли и чувства обычных людей, выполняющих обыденные вещи.

И, конечно, их объединяет способность взглянуть на мир глазами других и почувствовать их желания — эмпатия для них не пустой звук, а мощный инструмент выявления возможностей создания инноваций, действительно востребованных людьми.

Ведь по сути своей «инновация» — это не то, что привыкли делать в данной компании, что ей удается лучше других, в соответствии с ее финансовыми, организационными и производственными возможностями. Инновация — это, прежде всего, то, что помогает людям легко, удобно и с удовольствием решать их повседневные задачи, самые разные, даже когда они об этом и не задумываются…

Так что вспоминать, что «курица — не птица, баба — не человек», уже даже не смешно. Образ мыслей Женщины, ее креативный подход к действительности, ее созидательное материнское начало жизненно необходимы современному менеджменту во всех отраслях экономики будущего.

На одной мужской логике бесстрастного рационализма построить счастливое завтра не получается.

Обновлено 13.10.2010
Статья размещена на сайте 30.09.2010

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Видимо, у женщин нет выбора. По закону трамвая, никто ни за что и ни за кого не в ответе. Каждый сам за себя. Как гласит (голосит!) реклама - "Думай о себе!"
    Ничо. Выживем.

  • Ну вот вам и неоэмансипация! Поздравляю, приехали! Видите ли, новые технологии без женской интуиции и "дизайнерского" мышления никуда.
    Бред! Старая сказка в новой обложке. Просто основная масса потребителей - женщины и современные феминизированные "мужчины". Для того, чтобы успешно впаривать обществу свои "такие нужные и необходимые новые товары" (тысячи лет жили и горя не знали!) и необходимы промышленным гигантам женские мозги, разрабатывающие привлекательный дизайн и маркетинговую политику, ориентированную на женщин как конечных потребителей. Чтобы пипл хавал. И хавает! У женщин сегодня это получается лучше (в смысле чувствовать потребности покупателей, предугадывать их чаяния), но, поверьте, бизнесу абсолютно наплевать, чьи идеи, мозги и интуицию эксплуатировать. И гордиться тут нечем, плакать надо.