Андрей Рябоконь Грандмастер

Цветок прерий эхинацея. Что интересного в её биографии? Эпизод второй

Индейцы племени Омаха различали две формы ботанического вида эхинацеи узколистной, называемые ими «нуга» — «мужские», более крупные растения — и «мига» (почти как в одной из книг Николая Носова) — «женские», которые были помельче и, как считали индейцы, полезнее в медицинском отношении…

Возможно, у крупных растений просто были лучшие условия произрастания, более подходящая почва. Возможно, здесь сказывается разница, подобная различиям культивируемого и дикого алтея или женьшеня — заботливо выращиваемые растения, конечно, крупнее, но за счёт «балластных» веществ, «наполнителей», слабее «по мужской части», менее эффективны в качестве лечебных.

Кстати, в Поднебесной империи одно время практиковался «придворный обычай», когда целителю, который пытался подсунуть высокопоставленному вельможе культурный корень вместо дикого женьшеня, справедливые и добросердечные китайцы просто-напросто рубили голову. Метод, безусловно, интересный, особенно в плане широко распространённой современной практики подмены аптечных препаратов подделками.

Вернёмся от китайцев обратно к индейцам.

Омаха использовали корни эхинацеи ещё и при болезнях глаз.

Киоуа — другое племя — с древних времён привыкли применять корни этого чудесного растения как лекарство против кашля. Индейцы лечили больное горло и простуду с кашлем таким образом: жевали подземную часть эхинацеи, очищенную и отмытую от земли, постепенно заглатывали слюну, обильно выделявшуюся при жевании (побочное действие больших доз) и сбегавшую по горлу, обрабатывая поражённую слизистую. Так можно было лечить и разнообразные болезни рта, дёсен.

Кстати, появившиеся в последнее время зубные пасты, содержащие в своём составе вытяжки из корней эхинацеи, на современном «витке» медицины и профилактики, фактически, дублируют это изобретение коренных американцев.

Существовали другие способы приготовления целебного снадобья. Густым настоем, который готовил шаман или знахарка из листьев и корней эхинацеи, натирали снаружи шею, если сильно болело горло. Это делалось, чтобы снять или смягчить болезненные ощущения.

При острой зубной боли, вызванной кариесом, или уже при наличии в зубе «дупла», настой должен был «войти в контакт» с больным зубом, проникнуть внутрь, и тогда боль утихала. Учитывая противовоспалительные свойства эхинацеи, этот способ представлял собой, таким образом, синтез лечебного и анестезирующего действия. Впрочем, не советуем читателю «устанавливать контакт» при помощи аптечного экстракта эхинацеи — спирт, содержащийся в аптечных настойках, скорее вызовет дикую боль, чем обезболивание.

Мазь, приготовленная из корней, использовалась индейцами для лечения целого ряда заболеваний — артрита, свинки, кори, ревматизма… Насколько эффективно — это уже другой вопрос.

Вот он, цветок прерий!.. Танцы, совершавшиеся во время прохождения «митота» — сходки колдунов, в которой участвовали только посвящённые в тайное знание и ученики — и во время других, более обычных, индейских обрядов, иногда происходили в жаркие солнечные дни. Участники, танцующие без перерыва под иссушающими лучами божественного Солнца, разжёвывали корни «цветка прерий», что стимулировало приток слюны и, соответственно, частично утоляло жажду.

Вспомним, что в преданиях древних народов магия трав часто связана с «духом растения», покровительствующим тому человеку тайного знания, который установил с ним мистическую связь. Увидеть бестелесного духа-покровителя в виде светящейся сферы или какой-либо иной (скажем, антропоморфной) формы можно было только в результате исполнения целого обряда, связанного с курением не традиционной «трубки мира», известной у нас по вестернам, а особой галлюциногенной смеси, в которую входили компоненты конкретного растения-«хозяина». В общем, обкурившись, шаманы видели такое… Впрочем, это уже в духе Кастанеды.

Существовали и другие способы контакта с «особой реальностью», но вернёмся всё же к эхинацее.

Что касается «змеиных корней» (одно из её названий), то «контактёр» мог воспринимать растение-«хозяина», когда поклонение доходило (в редких случаях) до подобной клинической стадии, к примеру, в форме орла, взмывающего ввысь с извивающейся в его крепких когтях ядовитой змеёй, чешуя которой сверкала в солнечных лучах, подобно драгоценным камням. Этот образ указывает сразу на несколько вариантов практического применения эхинацеи, о которых мы говорили ранее. Образ взлетающей в небо птицы связан со стимулирующим действием растения, а змея в когтях орла напоминает об использовании сока при ядовитых укусах. Вообще, образ хищной птицы, схватившей змею, встречается в древних преданиях многих народов мира и даже на одном из государственных флагов.

Иногда корни эхинацеи смешивались в определённой пропорции с другой целебной травкой, называемой «пылающая звезда». Получавшийся в результате кипячения жидкой смеси горячий настой давали пить заболевшим оспой.

Смесь корней эхинацеи со спорами некоторых грибов-дождевиков и особым маслом использовалась индейцами племени Чейнни преимущественно как средство от ожогов кипятком.

Другими племенами, кочующими в прериях к востоку от Великой Равнины и также пользующимися бесплатными услугами «змеиных корней», были Кроу, Пауни, Хидатса и Команчи.

Воины из племени Хидатса жевали кусочки корней — небольшие порции — в качестве стимуляторов, когда предстоял длительный переход и необходимо было в быстром темпе идти всю ночь или несколько дней подряд…

Продолжение следует…

Обновлено 2.06.2015
Статья размещена на сайте 7.12.2009

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: