• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Нина Галай Профессионал

Удаленка, или Как укрепить отношения в пандемию?

Марина и Павел были женаты уже пять лет, но детей у них не было. Сначала они хотели пожить для себя, попутешествовать, посмотреть, так сказать, мир своими глазами. Потом… А потом у них стали портиться отношения.

Фото: Depositphotos

Через три года радостной и почти беззаботной семейной жизни Марина заметила, что Павел все чаще стал пренебрегать ее кулинарными изысками, ссылаясь, что пообедал на работе. В свою очередь, Павел сделал для себя открытие, что жена напрочь игнорирует домашнее хозяйство, отдавая предпочтение своей работе. Марина вела уроки рисования в частной школе и часто задерживалась там: то с учениками, которые обожали ее, то по просьбе директора и коллег-учителей — что-то оформить, что-то нарисовать, что-то просто помочь…

Павел, который раньше не обращал внимания на разбросанные по всей однушке косметику и разные вещи, все чаще стал сравнивать квартиры своих женатых друзей, где, казалось, все было на своих местах, а если и было что-то разбросано, то это были детские игрушки, и разбросаны они были временно.

Павел рос в семье один, с несбывшейся мечтой о младшем брате или сестре. Его родители запрещали даже иметь собаку, от которой, считали они, только одна грязь, поэтому он предупредил друзей, чтобы на свадьбу они подарили ему щенка. Друзья подарили замечательного щенка шоколадного пуделя, которого пришлось передарить Марининой подруге Алле: у Марины неожиданно оказалась аллергия на щенка. Нет-нет, не на собачью шерсть, а именно на щенка.

— Во-первых, ты со мной не согласовал этот подарок, — аргументировала она. — Во-вторых, мы не сможем его брать с собой в путешествия — это очень хлопотно. И вообще, нам нужны деньги, а не собаки.

Тогда Павел почему-то согласился. А вот теперь, сидя на кухне и ковыряя вилкой подгоревший омлет, он с тоской думал о том, что ему уже надоели постоянные ссоры на пустом месте, и, пожалуй, он поторопился жениться… Хотя, с другой стороны, только с Мариной ему было интересно: она так много всего знала, и не только о художниках, что для математика-теоретика Павла, выросшего в семье программиста и учителя математики, иногда было настоящим открытием.

Особенно его заинтересовала история с картиной Иванова «Явление Христа народу», которую, оказывается, художник писал целых тридцать лет. Он вспомнил, с каким увлечением Марина рассказывала о том, как Иванов разыскивал типажи для своей картины, сколько эскизов им было для нее сделано… Раньше Павел никогда не задумывался о том, как работают художники: ну, рисуют и рисуют — это не математика с ее точными и порой непредсказуемыми результатами, над получением которых можно сидеть ночи напролет.

Дверь отворилась, и с радостным шумом вошла Марина. Она была не одна: из-за спины, весело улыбалась Алла, та самая подруга, которой передарили щенка. Щенок вырос и превратился в великолепного элегантного пуделя. И, как оказалось, со своеобразным чувством юмора.

Алла тоже была замужем и уже имела двух сынулек — очаровательных погодок. Она успевала все: работала воспитателем в детском саду (чтобы и свои дети были под присмотром), хотя по специальности была «модельер-конструктор женского платья». Всей семьей они, чередуя поездки, через воскресенье ездили на дачи к своим родителям, где знакомили детей с природой и азами сельского хозяйства.

Еще она успевала в месяц сшить два-три наряда для своих постоянных клиентов. И дома у Аллы почему-то всегда был порядок, в поддержании которого ей помогали и муж, и дети. Марк работал хирургом в городской больнице. С пандемией часть врачей ушла в спецбольницы лечить коронавирусных пациентов, и нагрузки у него значительно увеличились. Но это не мешало ему заниматься с детьми и помогать жене по дому.

— Алла, а вы с Марком ссоритесь когда-нибудь? — неожиданно для себя спросил Павел вместо приветствия.

— Нет! А что это тебя вдруг заинтересовало? — улыбнулась Алла и насторожено поинтересовалась: — А вы что, поссорились?

— Да пока, вроде бы, нет. А почему вы не ссоритесь?

— Да потому, что жизнь такая маленькая, такая короткая, что тратить ее на разные ссоры — себе дороже! Ну, испортите вы настроение друг другу, разойдетесь по разным углам… Это только говорят, что в споре рождается истина. Она там умирает, забалтывается. А рождается истина в аргументах. Без взаимных упреков и оскорблений. Ну, все, сумки я тебе доставила, побегу, а то соседка с моими сорванцами уже вспотела, наверное, — Алла взялась за ручку двери.

— А что, она часто с ними сидит? — поинтересовалась Марина. — И сколько берет за час?

—  Не очень! По мере моей необходимости. А денег она с меня не берет совсем. Мы с Марком ей немного помогаем: то на дачу отвезем, то продуктами на неделю затарим или в аптеку сходим. В общем, по мелочам. А она в любое время может посидеть или погулять с мальчиками. Говорит, что с ними забывает о своих болячках. Ну, я пошла! — Алла весело помахала рукой. — Пока! Пока!

—  Вот и я решила купить продуктов на неделю: мне Алла посоветовала так время экономить, — Марина, сбросив туфли, с двумя пакетами прошла на кухню.

Павел молча взял оставшиеся пакеты и поставил их на стол перед Мариной.

— Знаешь, Алла рассказала мне, как она все успевает. Оказывается, все просто: они с Марком, по совету ее мамы, планируют свое время и свои расходы, а домашние дела, по мере возможностей, делают или вместе, или ими занимается тот, кто более свободен в это время.

— Можно и нам это попробовать, — без энтузиазма откликнулся Павел, — это будет, может, и лучше.

— Да, чуть не забыла: с послезавтрашнего дня мы переходим на удаленку, а вы?

— У нас пока ничего не слышно. Мы работаем в обычном режиме, — и вдруг, неожиданно для себя, спросил: — Тебе помочь?

— Вот спасибо! Пашенька, помой тщательнее нам картошку, морковь и лук, а я тогда быстрее сварю суп.

«А ведь, действительно, нам: я же не только ей помогаю, но это делаю и для себя, — осенило Павла. — Только надо будет не забыть убрать потом все за собой и мусор, наконец, вынести».

— Сделаем сегодня дружеский шарж на харчо, — Алла поставил кастрюлю с водой и мясом на газовую конфорку.

— А зачем я картошку мою?

— Так у нас и на второе ничего нет!

Спустя какое-то время обед был не только готов, но и наполовину съеден, а тарелки пополнили гору посуды, скучающей с остатками пищи в раковине.

Мыть посуду никому не хотелось, и Марина с Пашей опять поссорились.

«Надо разводиться! — размышлял Павел. — В сущности мы очень разные, и Марина никогда не изменится. Впрочем, и я тоже».

«Пашка совсем сдурел. Я ему такой обед приготовила, а ему лень посуду за собой помыть! — возмущалась Марина, глядя, как внизу, под лоджией, повизгивая, весело бегали дети. — К маме уйти, что ли? Вот завтра, после работы пойду к маме, а он пусть поищет меня, пусть поволнуется!»

«Она совсем обленилась, — продолжал заводить себя Павел, — и совсем понять не хочет, что мне надо кандидатскую делать, а не грязь за ней подбирать. Основные деньги-то в дом приношу я…»

Он пошел в комнату. И сел за компьютер. «Так ведь и мои тарелки там …» — промелькнуло в голове, но он отогнал эту крамольную мысль. Зато сразу же появилась другая: «Вот возьму и останусь завтра на работе — все равно надо расчеты делать, а она пусть переживает, пусть поволнуется…».

На следующий день Марина после работы отправилась к своим родителям.

— Ой, Маринка, как ты хорошо выгладишь! — встретил ее отец. — Сразу видно, что хороший у тебя Пашка!

— Сейчас чаек приготовлю или тебе что-то другое? — спросила мать, выходя из комнаты. — А с мужем ей, действительно, повезло — хороший парень достался!

— Почему «достался»? Он что — дефицит советских времен? Она у нас вон, смотри, какая красавица! И умница, к тому же!

— А я к вам с ночевкой! — сообщила Марина (ну как тут пожалуешься на Павла?) и, чтобы пресечь все расспросы, добавила: — Паша в командировке, а мы с завтрашнего дня на удаленке. Вот и пришла вас навестить.

* * *

— Ты что, домой не собираешься сегодня? Девятый час уже.

— Пока нет, — Павел старался не смотреть в сторону коллеги, — мне еще кучу расчетов проверить надо.

— Ну-ну, проверяй! Только не усни здесь, а то Виктор с Лилькой на прошлой неделе поругался, так до утра все функции свои пересчитывал. Говорят, храпел так, что охране спать не давал! Ты, часом, не храпишь?

— Да иди ты! — Павел начинал уже злиться на коллегу.

Прошло три часа, и Павлу вдруг нестерпимо захотелось домой, в уютную кровать с книгой, под приглушенный шумовой фон телевизора. Он набрал номер домашнего телефона. Длинные гудки на том конце провода известили ему, что дома, скорее всего, никого нет. Или никто не хочет взять трубку. Сотовый молчал тоже.

Первоначальную обиду сменила тревога: а вдруг с Мариной что-то случилось?

Павел быстро выключил компьютер, схватил куртку и выбежал из помещения.

* * *

Марина допоздна засиделась с родителями. Вспоминали ее детство, школу. Свадьбу и Пашу…

— Ты точно уверена, что Паша не сегодня приедет? — неожиданно спросил Марину отец.

— Ну не знаю, — Марина начала уже сомневаться в правильности своего поступка, — он не сказал, когда вернется.

—  А ты позвони домой: вдруг он уже дома, а тебя нет. И что он может подумать?

—  Не отвечает, — после некоторого ожидания растерянно произнесла Марина.

Сотовый телефон Павла тоже не отвечал. Марина такого не ожидала. Она планировала, что муж сам начнет ее разыскивать, догадается приехать к ее родителям, наорет на нее… Тогда родители поймут, как ей трудно живется с Пашкой, пожалеют ее… Она не понимала, что ей надо теперь делать.

— А ничего, — прервал ее мысли отец, — бери такси и поезжай домой, а нас с ночевкой как-нибудь навестите вместе с Павлом.

К дому, где жили Павел с Мариной, с двух сторон почти одновременно подъехали две машины. Из одной выскочил Павел и помчался к подъезду.

— Паша! — закричала ему вслед Марина, на ходу отдавая таксисту деньги.

— А у нас тоже удаленка, — сказал Павел, обнимая Марину. — А ты почему не отвечала на звонки?

— Паш, а давай заведем собаку?! Я, кажется, созрела!

Через неделю у них появился очаровательный абрикосовый пуделек Томка, который своим веселым оптимистичным нравом лишил их возможности ссориться. Всякий раз, как кто-то из них повышал голос, Томка садился перед ним и, гавкнув пару раз для порядка, начинал выть, задрав голову и зажмурив глаза. При этом он интенсивно махал хвостом и умудрялся постукивать об пол передними лапами.

Кричать друг на друга в такой ситуации не было смысла: из-за воя Томки они не слышали даже своего крика. А вот сердобольные соседи как-то пришли поинтересоваться, не мучают ли они собаку. Томка быстро сориентировался в этой ситуации и начинал выть, как только, по его разумению, появлялась возможность ссоры. Со временем ссоры прекратились, а Томка стал не только домашним любимцем, но и любимцем всех соседей.

Как-то за время удаленной работы сама собой исчезла проблема грязной посуды и разбросанных вещей. Почти всю работу по дому они, как Алла и Марк, делали вместе, что занимало у них гораздо меньше времени.

К осени Павел завершил свою кандидатскую работу. С подругой и ее мужем они теперь общались, в основном, по скайпу, и Марина не стеснялась спрашивать у Аллы совета по каким-то бытовым вопросам. Она по-прежнему была любимой учительницей рисования у своих школьников.

А еще она недавно обрадовала Павла, сообщив, что у них будет ребенок…

Статья опубликована в выпуске 14.10.2020

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: