Евгений Жарков Грандмастер

Боевик «Бомж с дробовиком». Что такое трэш и с чем его «кушать»?

Гнев — субстанция накопительная. Представьте себе своего соседа. Тихий мирный человек, примерный семьянин, муж, отец, планктон на работе и подкаблучник дома. Его жизнь полна стрессов, детских пеленок и садиков, автомобильных поломок, низких зарплат, словесных оплеух от босса, ипотечных кредитов, кошачьих экскрементов на кухонном полу и плохо прожаренной яичницы по утрам.

Фрагмент постера Wikimedia

И однажды этот неприметный, никому неинтересный и по сути неважный человек приходит в воскресенье в супермаркет по соседству, достает из кармана наглаженных брюк пистолет и начинает убивать. Казалось бы, что могло заставить обычного законопослушного гражданина совершить столь антисоциальный и шокирующий поступок? Банальный взрыв ярости. Фонтан гнева, копившегося годами. Эмоциональный всплеск. Отчаянный ход супротив рутинности, банальности и равнодушия окружающего мира.

Каждый борется с несправедливостью по-своему. Кто-то жжет глаголом в надежде пробудить массовое самосознание, кто-то исподтишка гадит соседям под дверь и царапает гвоздем машины на парковке, а кто-то хватается за ствол. Ситуация, кинематографом описанная и знакомая. Очередной экзерсис на заданную тему представил публике режиссер-дебютант Джейсон Айзенер, чей трэш-боевик «Бомж с дробовиком» вышел на экраны в 2011 году.

…В городишко N, где балом правит бессердечный и беспринципный ублюдок Дрейк и его два сына-подонка, на товарняке прибывает бомж. Самый обычный, без паспорта, без имени и безо всяких перспектив на будущее. Старик бродит по улицам, собирает хлам, нищенствует в подворотнях и мысленно мечтает купить в местной комиссионной лавке газонокосилку, чтобы наладить свой бизнес. А пока бомжу остается лишь с ужасом взирать, как семейство Дрейка при содействии продажной полиции и равнодушных граждан превращает свой город в зловонную кучу дерьма.

Не так приятно спасаться самому, как спасать других. Когда бомж встречает одинокую, но симпатичную проститутку Эбби, он обретает цель в жизни. Устав терпеть насилие, грязь, ругань, попустительство и ложь, вместо вожделенной косилки он прикупает в магазине дробовик и отправляется вершить правосудие. Для него не существует правил или ограничений, как не существует их для огромного количества бандитов, наркоманов и психов, наводнивших город. Бомж с дробовиком быстро набирает популярность среди затравленных граждан, но Дрейк и сыновья не могут позволить себе революцию в умах. Они объявляют охоту на дерзкого незнакомца…

Как все начиналось? Для своего проекта «Грайндхаус» Роберт Родригес и Квентин Тарантино сняли несколько фальшивых рекламных трейлеров на несуществующие фильмы. Всего трейлеров было четыре, однако канадские зрители имели возможность лицезреть и пятый клип, снятый для конкурса фальшивок их соотечественником — постановщиком Джейсоном Айзенером. Именно этот короткометражный опус и получил в соревновании фейков первый приз, а впоследствии перерос в самостоятельный полнометражный фильм.

Что тут скажешь? Моську в слона надуть сложно. Мыслей у Айзенера было немного, тем более что все их он доступно изложил в изначальном короткометражном ролике. Когда настало время растягивать трейлер на полный метраж, масло на бутерброд пришлось намазывать очень тонким слоем. И если пару-тройку десятилетий назад трэш-кинематограф существовал не из любви к искусству, а как полноценное направление для тех, у кого плоский кошелек и больная фантазия, то сегодня трэш превратился в некий фетиш, способ поиздеваться над действительностью и над зрителем. Еще вчера подобные картины считались нормой и даже получали какие-то рейтинги, а сегодня — это дань моде, своего рода ретро.

И эта ностальгия в ленте Айзенера прет изо всех щелей. Начиная с Рутгера Хауэра, сыгравшего главную роль (того самого бомжа), и заканчивая визуальными спецэффектами, спертыми из восьмидесятых. Поставив во главу угла простоту и доступность посыла, создатели почему-то периодически забывают о чувстве меры. Оторванные конечности, реки крови и смачные ругательства (напрочь затертые в официальном российском переводе) — это, конечно, фирменные элементы жанра, но вот сжигание живьем детей или отпиливание головы ножовкой… Впрочем, кому-то это покажется нормальным в рамках общего безумия в кадре.

Социальный протест подан в фильме безыскусно и на блюдечке. И черт бы с ним, если б Айзенер в своем протесте был оригинален и открыл нам глаза на некие истины. Но нет, увы, это поле было утоптано и исхожено задолго до него. Самый близкий по смыслу фильм — «С меня хватит!» Джоэла Шумахера, в котором Майкл Дуглас исповедовал те же принципы борьбы с беспределом на улицах родного города. Однако Шумахер работал в мейнстриме и создал действительно мощную драму, даже поучаствовавшую в конкурсной программе Каннского кинофестиваля. Создатели «Бомжа с дробовиком» вряд ли мечтали о таких высотах, а посему пустились во все тяжкие, с каждой минутой фильма наращивая темпы ухода от реальности.

У публики лента вызвала крайне неоднозначную реакцию. По сути, фильм попросту проигнорировали. Даже в Америке, где трэшевый жанр традиционно популярен, картина Айзенера собрала в прокате уничижительно скромную сумму. Не спасло «Бомжа с дробовиком» и присутствие в кадре старины Рутгера Хауэра, которому не привыкать бороться на экране с преступностью самыми жестокими методами. Вспомним хотя бы его «Взять живым или мертвым» или «Слепую ярость» — культовые боевики восьмидесятых. Увы, последние лет двадцать харизматичный голландец снимается исключительно в проходных фильмах категории «Б» и ниже.

А может, всему виной предвзятое отношение американцев к кинопродукции северного соседа? Что и говорить, канадское кино не может похвастаться сколько-нибудь громкими именами или шедеврами. Подбирая крошки со стола Голливуда, канадцы, как ни стараются, пробиться на североамериканский рынок не могут. Исключение составляют редкие независимые драмы, которые снимаются ради фестивалей и до широкой аудитории все равно не доходят.

Сказать, что «Бомж с дробовиком» совсем уж плох, нельзя. В рамках своего узкого направления лента выдержана в лучших традициях. Минимум смысла, максимум насилия, зверств и кетчупа. Актеры, как и полагается, страстно переигрывают, доводя каждую сцену до абсурда. В этом весь жанр, и принимать или не принимать его таким — личное дело каждого. Проблема в том, что даже среди себе подобных «Бомж с дробовиком» отличается крайне слабой, дилетантской реализацией и полным отсутствием какой-либо интриги.

Перегибая палку, трудно поймать момент, когда она треснет. Айзенер же тупо загубил свою идею об колено. Ибо нельзя компенсировать огромные смысловые прорехи в сценарии запредельным уровнем жестокости. Это все-таки кино, а не аттракцион для неслабых желудком.

Статья опубликована в выпуске 19.12.2012
Обновлено 5.07.2013

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Похвально...

  • Евгений Жарков, боюсь, что не совсем понятны.Использовать лексику, дистанцируясь от неё при этом,--это одно,и использовать её в качестве вашей обыденной речи--совсем другое!Извинять не за что...

  • Уважаемый Евгений Жарков,нельзя снисходить до лагерной лексики с её "беспределом"!Мы с Вами не на зоне,а если так давно уже говорят те,кто просто обязан так не говорить,то для чего существуете Вы и Ваши коллеги?Неужели только для того, чтобы все подгонять под вновь устанавливаемые безграмотными чиновниками образчики речи?Так и до "внатуре" недалеко!