Евгений Жарков Грандмастер

Мистический ужастик «Кэндимэн». Как зарождаются городские легенды?

Есть мнение, что жанр хоррора — это низкопробный продукт. Многие кинокритики даже не опускаются до рецензий на фильмы ужасов. Исключением становятся совсем уж яркие «звезды» жанра, вроде долгоиграющих франшиз «Кошмар на улице Вязов», «Пятница, 13-е» и им подобных. Не забудем и творчество таких маститых авторов, как Стивен Кинг, Дин Кунц и, разумеется, англичанин Клайв Баркер.

Bruno Passigatti, Shutterstock.com

Легенда гласит, что Кэндимэн был сыном освобожденного чернокожего раба, сумевшего встать на ноги и разбогатеть. Наличие денег позволило отцу дать своему единственному сыну лучшее образование. Однако Кэндимэн не стал юристом или врачом, а предпочел тернистый путь художника. Его работы пользовались особым успехом среди сильных мира сего, которые часто обращались к живописцу с просьбой перенести на полотно весь блеск и триумф своего благополучия.

Однако, как говорится, что его кормило, то и погубило. Вступив во внебрачную связь с дочерью одного из своих «белых» клиентов, Кэндимэн перешел ту невидимую черту, которая все еще отделяла отпрыска бывшего раба от бывших господ. И это стоило ему жизни. Бедняге отрезали правую руку, насадили на культю крюк, раздели догола, обмазали медом и напустили на него стаю диких пчел. От укусов насекомых бедняга и скончался. Вот такая занимательная и поучительная история.

Чикаго, наши дни. Хелен (Вирджиния Мэдсен) и Бернадетт — две аспирантки-подружки, пишущие диссертацию на тему современного городского фольклора. Речь идет не о частушках и поговорках, а о городских легендах, проще говоря, о всяких страшилках и пугалках. И если сказочки Эдуарда Успенского про Черную руку, Гроб на колесиках и Красное пятно могут напугать только дошколят, то история про Кэндимэна держит в страхе целый жилмассив многоэтажных построек на севере города под названием Кабрини-Грин. Ходят мрачные слухи, что достаточно произнести его имя перед зеркалом 5 раз и ужасный Кэндимэн возникнет сзади, чтобы сию секунду распороть тебя своим крюком. Байки байками, но Хелен проводит исследование и выясняет, что в Кабрини-Грин действительно люди мрут как мухи, зачастую при невыясненных обстоятельствах.

Будучи девушкой адекватной, Хелен полагает, что за всеми этими загадочными убийствами стоит банальный человеческий страх и чья-то злая воля, но воля живого человека, душегуба из плоти и крови, а не дурацкого призрака. Однако с удвоенной глупостью женщины-социолога продолжает рыскать по району в поисках неопровержимых улик, дабы доказать своим более маститым коллегам, что большинство городских легенд — это всего лишь недоразвитый коллективный разум и людское невежество.

Кто ищет — тот обрящет, гласит пословица, поэтому настырное шатание блондинки по закоулкам недружелюбного негритянского гетто привело к закономерному результату — черепно-мозговой травме. Смуглый нападавший назвался Кэндимэном, после чего заехал барышне крюком по голове и ретировался. Соседский мальчишка спас белую мисс, позвонив в полицию. Преступника задержали по горячим следам, списали на него всех глухарей и успокоились.

Увы, но этим история похождений Хелен в стране сумеречных фантазий только началась. Оправившись от нападения, девушка встретилась с настоящим кошмаром Кабрини-Грин, самим Кэндимэном, разгневанным тем, что вера в него была поколеблена. Призрачный маньяк намерен выпотрошить Хелен в назидание местным жителям и возродить их страх, подпитывающий существование Кэндимэна в реальном и потустороннем мирах…

Для англичанина Бернарда Роуза «Кэндимэн» стал первым и самым удачным опытом совмещения работы сценариста и режиссера. Все остальные поделки этого кинодеятеля особого упоминания не заслуживают. К слову, Роуз большой любитель творчества Льва Толстого и экранизировал три его произведения — «Анну Каренину», «Смерть Ивана Ильича» и «Крейцерову сонату».

Сам Клайв Баркер выступил на проекте в двух ипостасях: в качестве соавтора сценария по своему рассказу «Запрещенное», а также исполнительного продюсера. Тот самый случай, когда автор настолько бережно переносит свои творения на экран, что первоисточник можно и не читать, эффект будет тот же. Я честно ознакомился с его режиссерскими потугами в «Ночном племени» (Nightbreed, 1990). Меня даже хватило на просмотр первых трех частей «Восставшего из ада» (Hellraiser), однако на этом я решил завязать.

Почему я прохладно отношусь к Баркеру? Скажем так, по моему скромному мнению, ему не хватает утонченности и изобретательности Кинга. Возьмите любое произведение британца — основные постулаты и элементы следующие: кровь, мясо, садо-мазо и сатанизм. Ад, демоны, дьявол, расчлененка и прочие «радости жизни» — вот самые популярные и постоянные темы книг и фильмов этого английского автора. Я не хочу вступать в бессмысленную полемику с поклонниками писателя, но понять увлеченность подобными «шедеврами» тоже не в состоянии.

Ежели говорить конкретно о «Кэндимэне», лента одновременно и похожа на другие баркеровские опусы, и в то же время выгодно от них отличается. С одной стороны, привычные составляющие вселенной писателя здесь присутствуют в избытке: реки крови, растерзанные трупы, отрезанная кухонным ножом голова собаки, демонический маньяк и как апофеоз — надпись «Сладкое — к сладкому», сделанная в общественном туалете самым распространенным для этого заведения веществом. С другой стороны, «Кэндимэн» — это не просто мясорубка, а достаточно крепкий психологический триллер, что отличает эту ленту, в частности, от вышеупомянутого киносериала «Восставший из ада», где основной упор делался не на сценарные ходы, а на визуальную демонстрацию различного рода извращенных картинок.

Отдельно отметим и отличные актерские работы Вирджинии Мэдсен и Тони Тодда. Талантливая сестра известного актера Майкла Мэдсена («Бешеные псы», «Убить Билла 2») достигла в кино некоторых высот, однако, увы, так и не вышла из амплуа «блондинки в опасности», не став суперзвездой аки Ким Бэсингер или Шэрон Стоун. Все ее более-менее удачные роли приходятся на начало девяностых, а нынешнему поколению ее имя уже ничего не говорит. Ее более именитый брат Майкл «Кэндимэна» вряд ли оценил, потому как принципиально не смотрит фильмы, в которых его сестра снимается в обнаженном виде.

Второй звездой ленты стал колоритный афроамериканец Тони Тодд, коему частенько приходится изображать на экране злодеев и мерзавцев. Первой ласточкой для Тодда стало участие в знаменитом расцвеченном ремейке ромеровской «Ночи живых мертвецов», после чего актер надолго приписал свое имя к жанру ужастиков. Кэндимэн в его исполнении превратился в поистине культового кинозлодея, хотя популярность этой франшизы по сравнению с похождениями Джейсона Вурхиса или Фредди Крюгера ничтожна (два сиквела, вышедшие во второй половине девяностых, ничего толкового к оригиналу не добавили).

Вот и получается, что, несмотря на мою нелюбовь к творчеству британского хоррормейкера Баркера, «Кэндимэн» я считаю одной из лучших экранизаций его кровавых произведений. Неожиданно в присущем автору месиве мистики и абсурда обнаруживается интрига и даже некая мораль. Ну, а тем, кто узнает в замусоренных интерьерах района Кабрини-Грин свой родной жилмассив — не пугайтесь, съемки проходили в Чикаго, так что спите спокойно… Главное, не произносите перед зеркалом пять раз название фильма.

Статья опубликована в выпуске 17.06.2013
Обновлено 5.07.2013

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Негр там был красавец! Такой чувственный!

    Оценка статьи: 5

  • А что за фильм, где красивый негр с крюком вместо руки является белокожей белокурой женщине? Конец фильма великолепен: она находит кучу мусора, в которую залез ребёнок и пресловутый негр-призрак и поджигает эту кучу, чтобы погубить призрака. Но при этом лезет туда сама, спасая ребёнка и гибнет от ожогов.
    Хеппи-энда не случилось, она сама стала призраком с крюком и первым делом распотрошила неверного своего супруга.

    Оценка статьи: 5