Лидия Карпич Профессионал

Ирония судьбы или «Добро пожаловать»? Часть 2

В предыдущей статье я рассказала, как в 2005 году я по ошибке оказалась на шведской земле, в городе Гетеборг, хотя изначально мой путь лежал в норвежский город Ставангер. Что же было со мной дальше?

Dabarti CGI , Shutterstock.com

После того, как стало понятно, что со мной произошло по пути в Норвегию, надо было действовать, чтобы все-таки добраться туда. Оказалось, что прямой рейс в Ставангер из Гетеборга есть только два раза в неделю, следующий должен был быть через два дня. У меня не было иного выхода, как купить новый билет другой авиакомпании, лишь бы только добраться до места назначения в тот же день.

Самым подходящим оказался вариант с пересадкой в Осло.

 — Мадам, из Осло самолеты вылетают в Ставангер каждый час. Свободные места есть только на рейс, который будет четвертым по счету после вашего прибытия в Осло. Но если вы хотите попробовать вылететь пораньше, то можете подойти на посадку любого из более ранних рейсов. Бывает, что кто-нибудь из пассажиров отказывается или опаздывает, тогда вас могут посадить на освободившееся место.

Заплатив за билет, я приказала себе не думать обо всем произошедшем, пока не вернусь домой — ведь нужно было сосредоточиться на остатке пути. И тут я вспомнила, что у меня остались шведские кроны аж на 100 евро, приобретая которые, я была уверена, что они норвежские. Надо было что-то с ними делать.

В сувенирных магазинах аэропорта Гетеборга я не увидела ничего интересного. Промелькнула мысль быстренько съездить в город, ведь до моего рейса было больше трех часов, но я тут же благоразумно отказалась от этой идеи, отчасти и потому, что местным таксистам я больше не доверяла. Решила поискать что-нибудь подходящее в аэропорту Осло, где выбор магазинов должен был быть побольше.

После прибытия в Осло я, разыскав накопитель для ближайшего рейса в Ставангер, убедилась, что у меня еще достаточно времени для покупок. В одном из магазинов я набрала сувениров на нужную сумму и подошла к кассе.

 — Извините, но мы не принимаем шведские кроны, — сказал продавец, упаковывая мой товар.

 — А что вы принимаете? — удивилась я.

 — Доллары принимаем, евро, ну и, конечно же, норвежские кроны.

 — Норвежские кроны? А почему именно норвежские, почему не шведские? — изумилась я.

 — Потому что мы не в Швеции, мадам.

 — А где? — хотела я спросить, но прикусила язык от внезапного озарения.

Осло… Ну конечно же, Осло — столица Норвегии. Дело в том, что мой потрясенный мозг еще там, в Швеции, почему-то решил, что еще одна остановка по пути в норвежский Ставангер произойдет тоже в Швеции. Будто одной остановки там мне было мало…

Я вдохнула глубоко и медленно, выдохнула, расплатилась кредиткой и пошла в обменник — сдавать шведские кроны.

Вот так я дважды, в течение одного дня, умудрилась заблудиться в Скандинавии. После второго раза оптимистичная сторона моей души шепнула мне ободряюще, что теперь-то я, по-крайней мере, нахожусь на территории нужной мне страны. Осталось только добраться до нужного города.

Я вернулась в накопитель и направилась к стойке, куда только что подошел один из служащих. Я объяснила, что у меня есть место на рейс в Ставангер через четыре часа, но хотела бы улететь пораньше. Он что-то отметил в компьютере и сообщил, что если освободится место на одном из ближайших рейсов, меня известят.

В течение следующих двух часов я переходила из накопителя в накопитель только для того, чтобы провожать других пассажиров. Вот уже и посадка на третий рейс подходила к концу и я собралась идти на поиски накопителя для следующего, последнего в моем списке рейса. И вдруг я услышала свое имя, произнесенное в громкоговоритель. Это заставило меня молниеносно подлететь к стойке.

Девушка в униформе пропустила мой посадочный талон через аппарат, вернула корешок и сказала:

 — Борт переполнен, чемодан придется сдать. Когда будете идти по рукаву, то слева увидите открытую дверь — это для чемодана, толкните его туда, он скатится вниз к остальному багажу с этого рейса. Только поторопитесь.

Я послушно пробежала через весь рукав, шаря взглядом по сторонам, но ничего, похожего на дверь, не было видно — ни слева, ни справа. Только спереди, в самом конце был открытый проем, в котором маячили фигуры стюардесс. Я развернулась и побежала назад, продолжая искать дверь для спуска чемодана.

Добежав почти до начала рукава, я поняла, что зря теряю время и побежала назад, к самолету. Но в этот раз и проем спереди тоже исчез, вместе со стюардессами. Я остановилась, как вкопанная, а сзади вдруг раздался мужской голос. Я обернулась. Кто-то в комбинезоне и оранжевом жилете быстро ко мне приближался и что-то сердито говорил — то ли на норвежском, то ли на шведском языке. Это только на следующий день мне объяснили, что норвежский язык более мелодичный, поющий, по сравнению со шведским. Но в тот момент мне было не до оттенков «пения»…

Очевидно, это был не мой день. Вернувшись в здание аэропорта, я посмотрела на часы, чтобы подсчитать, сколько еще осталось до полуночи, в надежде, что в новый день календаря судьба выберет объектом своих шуток кого-нибудь другого. Увы, оставалось еще 5 часов.

К счастью, после этого я оказалась объектом всего только одной шутки. Это произошло после того, как я протянула корешок от своего посадочного талона, чтобы сесть на следующий рейс. Служащий взял его и… попросил отойти в сторону, чтобы остальные пассажиры могли беспрепятственно проходить на борт. На борт моего самолета. В котором у меня, вообще-то, было законное место, забронированное и выкупленное много часов назад.

Пока продолжалась посадка, я нервно объясняла, что произошло. Не все, конечно, в основном про исчезнувшую дверь. Служащий молча кивал, а потом, сверившись с компьютером, сообщил, что моя бронь на этот самолет автоматически аннулирована в связи с регистрацией моей посадки на предыдущий рейс…

Не буду описывать свои чувства и мысли, которые на меня нахлынули, когда я это услышала. Просто скажу, что этот хороший человек все-таки поверил, что я не улетела в предыдущем самолете, а стояла прямо перед ним. С чемоданчиком в руке. После этого он нашел на борту сразу несколько свободных мест и даже спросил, где бы я хотела сидеть — у прохода или у окна.

После этого все было хорошо. Я больше не спала, да и пилоты не подвели — они приземлили меня в нужном городе. Вот такая не придуманная проза жизни со счастливым концом, ведь презентация на следующий день все-таки состоялась и прошла успешно.

А известный фильм Эльдара Рязанова я как любила (задолго до описанной поездки), так и продолжаю любить. В этом, наверное, и заключается сила искусства, не так ли?

Обновлено 5.09.2014
Статья размещена на сайте 29.08.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: