Ляман Багирова Грандмастер

Продаются книги. Можно ли прошлое вложить в будущее? Часть 1

Эльмире Пасько посвящается

Не ослеплен я Музою моею,
Красавицей ее не назовут,
И юноши, узрев ее, за нею
Влюбленною толпой не побегут.
Приманивать изысканным убором,
Игрою глаз, блестящим разговором
Ни склонности у ней, ни дара нет.
Но поражен бывает мельком свет
Ее лица необщим выраженьем…
jarmoluk, pixabay.com

Е. Баратынский

В отличие от спокойного, здорового и красивого брата, Дарина росла слабенькой, замухрышистой и очень капризной. Константин помнил, как отец, приходя домой, разбегался с порога и на одной ноге, в мягких носках, вплывал в комнату, изображая танец маленьких лебедей, а мать в это время пыталась запихнуть Даринке ложку супа. Девочка смотрела большими неласковыми глазами, куксилась, и суп выплевывался прямо на паркет, под ноги танцующему отцу.

Время отрочества — странное, будоражащее время, когда Константин со своими взрослеющими друзьями был по одну сторону мира, а родители и все-все — по другую, пришлось на бесконечные болезни Даринки. Константин терпеливо дежурил возле сестриной кровати, подносил ей, вопящей, то кизиловый компот, то дольки мандарина, пока мать лихорадочно готовила суп или обтирала худенькое горячечное тельце. Так они стоически переходили из кори в краснуху, из свинки в ангину и расстройства желудка, и всякий раз отец с облегчением ставил галочку в списке детских болезней, отмечая ту, которой Дарина переболела, словно радовался, что их осталось не так много.

К школе Дарина стала болеть реже, но характер и внешность остались теми же. Сумрачные серые глаза, темные без блеска волосы и рот, готовый мгновенно сморщиться в капризном хныке.

К тому времени Константин уже учился в институте, и родители, прекрасно понимая, что молодому парню интереснее общаться с друзьями, чем с вечно недовольной неласковой девчушкой, тихо и как-то виновато отсылали ее с балкона, служившего Константину комнатой.

 — Дариночка, не мешай, деточка, Костик занимается.

 — А-а-а-а! — специально громко подвывала Даринка, прыгая на одной ноге и кривляясь. — А ты дашь мне ручку, а блокнот, а это, а это?!

Константин сжимал зубы и продолжал заниматься, пока мать не выдворяла орущую сестру и, вздыхая, не закрывала дверь на балкон.

А потом… много листков отрывного календаря осыпались на страницы их жизни. И после смерти родителей Константин Львович испытывал болезненную, горькую нежность к сестре — толстой, крикливой женщине с красными руками и тусклыми волосами — единственной ниточке, связывавшей его с детством и домом.

Дарина вышла замуж за ветеринара Степана Федоровича, высокого белобрысого человека с такими светлыми ресницами, что он напоминал бабочку-белокрылку. Две их девочки — бледные, с мучнистой кожей — унаследовали отцовские ресницы, и оттого их глаза казались коричневыми пуговицами.

После института Константин уехал в Воронеж. Думал, на время. Оказалось — навсегда. Он полюбил этот тихий город, мягкой и дождливой осенью утопающий в листьях всех оттенков желтого — темно-рыжих, медных, лимонных, охряных, красных, цвета жженой сиены. Полюбил свинцовую рябь реки, пересекающей город, и степенную неторопливость его жителей.

Воронеж был верным городом. И Константин был верным человеком. Имя его значит «постоянный», и Константин как-то с грустью подумал, что Воронеж-то его никогда не предаст и не оставит. Жена Соня, видно, вышедшая замуж не по любви, тяготилась им и городом, тосковала, и глаза ее, ясные и голубые, становились все сумрачнее. Она все чаще уезжала погостить к родителям в город на берегу теплого моря и возвращалась оттуда посвежевшая, но еще более сумрачная. И Константин видел это и молчал: а что говорить, когда что-то ушло и уже не вернешь, как не пытайся.

Наконец Соня тихо сказала ему, что безмерно скучает и вянет здесь, в их двухкомнатной уютной квартирке с видом на реку, среди его книг по физике, и что хочет вновь попробовать себя в музыке, которую она забросила, когда вышла замуж. И он должен понять ее. «И, — совсем уже тихо прибавила она, — может быть, хорошо, что у нас нет детей».

Константин понял ее. И когда провожал на вокзале под старинными часами, знал, что провожает навсегда. Так оно и случилось. Письма дружелюбные и холодные приходили все реже. Соня писала, что успешно занимается музыкой, и даже сама дает уроки. Потом пришло покаянное письмо, в котором она писала, что так уж сложилась жизнь, что она полюбила другого, и Константин должен понять ее и дать ей развод.

И когда их развели тихо, без упреков и обид, он вместе с обручальным кольцом вернул ей последнее письмо. От него пахло Сониными духами, и странички его были серыми, как крепдешиновая ее косыночка, в которой она уезжала из Воронежа.

Дарина старалась не бередить душевную рану брата, писала два раза в месяц будничные письма, рассказывала о работе мужа: «ужас, пахнет от него псиной и кошками, руки изъедены карболкой, и вообще похож на своих пациентов!»; о дочерях — Таечке и Тамарочке, они уродились болезненными — в мать, и учились неважно; о своих собственных победах на хозяйственном фронте: «варенья сегодня наварила вишневого и крыжовенного по шесть банок, терн и сливу замариновала, да с гвоздичкой, да с перчиком, душа радуется, на банки глядя, приезжай, Костик, побалуем тебя вкусненьким».

Костик усмехался тепло, вглядываясь в кривые строчки. Прежнюю неласковость и капризность сестры как рукой сняло. Простая заботливая женщина с отяжелевшими от бесконечных трудов руками. О Блоке и Лорке с ней, конечно, не поговоришь, но Дарина обладала двумя бесценными качествами — деликатностью, редко встречающейся в людях, и правом последней ниточки, связывавшей его с родным городом и квартирой, где сестра ревностно хранила дух родительского дома.

Поэтому он был удручен, получив последнее письмо Дарины, в котором она просила его позволения продать библиотеку отца. «Костик, прости нас, — сбивчиво писала сестра, — но денег катастрофически не хватает, Таечке нужна операция на глазах, если не сделать, может быть глаукома, Степан все кашляет, я сама мучаюсь с диабетом, тех денег, что ты нам помогаешь, спасибо тебе огромное, но они не решают проблемы, дом давно требует ремонта, не сердись на нас, но у тебя своя жизнь, свои интересы, а книги старинные, может, кому-то будут нужны. Ты, конечно, приезжай, посмотри, может, что-то захочешь оставить себе, прошу тебя, не обижайся, но правда, очень тяжело».

Дальше следовало полторы страницы такого же неровного извиняющегося текста. Константин закрыл глаза, представил себе отцовские книги, тяжелые, в темных с золотом переплетах. «Освобожденный Иерусалим» Тассо 1871 года издания, Сервантес с иллюстрациями Доре, Овидий, Катулл, Пушкин, Салтыков-Щедрин, Симонов с дарственной надписью автора отцу, труды Эйхенбаума, Цявловского. Отец был филологом и любил свою профессию трепетно и глубоко.

«Милые друзья», — называл книги отец и любовно оглаживал корешки. Константин вспомнил, как осторожно, едва касаясь, мать стирала с них пыль, как аккуратно, стараясь не нарушить порядка, переставляла вещи на огромном письменном столе отца, затянутым темно-зеленым сукном, проверяла, остро ли очинены карандаши в черной фарфоровой вазочке, и всегда ставила на стол маленький букетик цветов. Весной это были фиалки или веточка мимозы, летом — ромашки, осенью — кленовые листья, а зимой — мелкие хризантемы-дубки. Все цветы были тонкого ненавязчивого аромата, у отца была аллергия, и груды сирени, роз и снежно-искристых нарциссов выставлялись только на открытой террасе. Отец любил пить там чай, солнце светило ему в спину, и майка понемногу темнела от пота. Отец допивал чай, глубоко вдыхал душистый воздух и сразу же возвращался в дом. Ароматные эфиры в большом количестве были ему противопоказаны.

И вот теперь «милые друзья» должны уйти в чужие руки. А что делать? Наука, увы, давно перестала кого-то кормить. Константин вспомнил своих племянниц — тихих, бледных девочек, и подумал, что родители не пожалели бы и жизни, чтобы их внучки были бы здоровы и румяны.

Константин отправил сестре телеграмму: «В конце недели выезжаю. Жди». У него было несколько отгулов на работе, вот и пришло время ими воспользоваться.

Сестра встретила его на вокзале похудевшая и заплаканная.

 — Костик, — ткнулась она ему в щеку посеревшими губами, — ты прости, Костик, ты же знаешь, я бы никогда не побеспокоила тебя, но просто уж и не знаю, что и делать. Степан все время на работе, читает только об овцах, собаках, курицах и прочей живности, мне жалко на него смотреть, он похудел, девочки из болезней не вылезают, у меня и голова кругом идет, сама еле держусь, ты прости, Костик, ты у меня один остался…

Константин не знал, как прервать эту искреннюю и слезливую речь. А что ей скажешь, бывшей капризной Даринке, женщине с красными, разбитыми домашней работой руками и теплым совестливым сердцем? Что ей сказать, чем помочь, кроме того, чтобы пожелать спокойной старости?

 — Ну, хватит, слава Богу, все живы, все будет хорошо, — он приобнял сестру. — Я тебе привез кое-что, возьми. — Константин передал сестре конверт. — Тут немного денег, прости, но лишними не будут.

Дарина отвернулась и подбородок у нее задрожал.

 — Всё, всё, — улыбнулся он. — И так дождь, а ты еще сырость разводишь.

Дарина хлюпнула носом, улыбнулась слабо.

 — Я суп сварила фасолевый, Костик, как ты любишь, а Тамара пирог с вишней консервированной испекла.

В доме сестры, доме родителей все было по-прежнему. Так же стояло мамино кресло с накинутым на ручку пледом, и зеленые перья хлорофитума свешивались из керамического кашпо.

Племянницы выросли, вытянулись, но были такими же бледными, с темными, словно смазанными маслом волосами и глазами-пуговицами. Они приветливо расцеловали дядю, примерили его подарок — коралловые бусы, немного посидели за столом и потом ушли в свою комнатку — бывшую, его, Константина, на балконе.

Вечером пришел Степан. Он совсем поседел, и даже ресницы казались не белыми, а серебристыми. Теперь его скорее можно было назвать бабочкой-среброкрылкой, а не белокрылкой. Руки его все были в царапинах и шрамах.

 — Профессиональные шрамы! — не без гордости заметил он. — Сколько раз меня братья наши меньшие кусали-царапали!

 — Нашел чем гордиться! — добродушно ответила Дарина, водружая на стол кастрюлю с супом.

Размякший после вкусной еды и домашнего вина, Константин с нежностью смотрел на потемневшие стены кухни, с отклеившимся куском обоев, на бежевые кухонные шкафчики, еще материны.

 — Как живешь, Костик? — спросила сестра, постелив ему на диване в гостиной. — Вот так и жизнь раскидала, видимся от счастья к горю, да и то не всегда. Постарели мы, хотя я вообще, а ты молодец, хорошо держишься.

Константин уверял ее, что она неправа, что хороша привлекательностью зрелой женщины, и стоит ей начать хоть немного ухаживать за собой, то на нее будут оборачиваться. И она делала вид, что верила, потому что в это верить приятно. Но сам он знал, что никуда не денутся уже растрескавшаяся кожа рук и мелкие морщинки возле глаз, словно неведомая птица оставила там свои следочки, а самое главное, никуда не исчезнет уже из глаз выражение тревоги — «Все ли хорошо у вас? Не нужна ли моя помощь?» И сам знал, что птица времени нещадно окогтила и его.

Когда он проснулся на следующий день, Степана Федоровича уже не было — поехал в свою айболитову клинику, а сестра собиралась с Таей к врачу. Тамара была в школе.

 — Я тебе, Костик, на кухне завтрак оставила. Каша овсяная, сыр, масло, хлеб, колбаса, джем абрикосовый и клубничный, чай зеленый и черный заварила, бери, что хочешь. А если будут звонить, возьми трубку, это по поводу книг, мы объявление дали, а ты там посмотри сам, отбери для себя.

Сестра говорила быстро, не глядя ему в лицо, будто боясь, что он передумает и начнет упрекать ее за решение о продаже.

Константин закрыл за ними дверь, налил себе чашку чая и пошел в бывший кабинет отца — небольшую проходную комнату, сверху донизу заставленную книжными полками.

Продолжение следует

Обновлено 14.11.2015
Статья размещена на сайте 10.11.2015

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Тоже стараюсь читать истории Ляман. Чья-то жизнь перед глазами живым языком. Черное и белое - только в плохих фильмах. Не судите - да не судимы будете.

    Оценка статьи: 5

    • Олег Стражников, сердечное вам спасибо. Мне показалось, что Александр просто еще не прочел вторую часть рассказа.
      Я не думаю, что сестра Константина - плохая. Возможно, несколько избалованная в детстве, но так ведь болезненный ребенок часто бывает избалован. Родители трясутся над ним, да и как не трястись?..
      А то, что книги продаются. Тяжко, конечно, это память.Трепетная, лелеемая. Но если выбирать между памятью и жизнью, то жизнь важнее.

      Оценка статьи: 5

      • Ляман, люди разные. Для Константина библиотека - коллекция, память об отце. Для Дарины - что-то непонятное, громоздкое, но за что можно получить деньги на проживание и операцию.

        Оценка статьи: 5

        • Олег Стражников, да, в том-то и дело, Олег. Она простая женщина, добрая, заботливая, пекущаяся о своих близких. Как может поддерживает дух родительского дома, библиотеку отца, но это не ее, ей чуждо. Но при этом, есть врожденная деликатность - ухаживает за библиотекой как за памятью, но это не близко ей, не ее.

          Оценка статьи: 5

  • Очень нравятся статьи Ляман Багировой. Обязательно их читаю
    А то что Дарина выросла такой виноваты только родители. До сих пор помню как в детстве внук начал капризничать: повалился на пол и стал бить ногами. Видели бы вы его глаза, когда я спокойно перешагнул через него и не говоря ни слова ушел в свою комнату.
    И ещё один эпизод. То что кабинет отца в проходной комнате - его вина.
    Девочке с детства было можно всё. Вот она и привыкла. Только не могла понять, что деньги надо зарабатывать, то есть работать.Но видно не так воспитана. А книги можно было бы продать и из библиотеки мужа. Ах, ему для работы нужны? Ну извините.
    Вообще то статьи Ляман всегда такие живые, а тут какая то не то что грусть, а безисходность какая то, которую создали сами герои. Короче настроение после прочтения не повысилось

    • Ляман Багирова Ляман Багирова Грандмастер 15 ноября 2015 в 22:26 отредактирован 15 ноября 2015 в 22:48

      Александр Петров, спасибо вам огромное.
      Я согласна с вами, что девочку, возможно, разбаловали в детстве. Но ведь она была болезненной. Родителям она досталась тяжело, через 10 лет после сына. Понятно, что родители дрожали над ней.
      Ведь это ребенок. Все понимаешь, а все равно, сердце справиться не может.
      Да и потом Дарина не выросла такой уж плохой. От неласковости и следа не осталось. Хорошая хозяйка, деликатная женщина, заботливая жена и мать. И - последняя ниточка, связывающая брата с родительским домом.И к тому же в письме она пишет, что мучается с диабетом.
      У меня золовка мучается с диабетом 1-го типа. Не дай Бог вовремя укол не сделать... 2-я группа инвалидности.
      Ну, а то, что проходная комната - кабинет отца... Александр, я знала такую семью, где кабинет с книгами был перенесен в проходную комнату, потому что ребенку нужен был свет и тепло.
      Ребенок важнее книг даже самых лучших.
      Александр, у статьи есть продолжение. Вы посмотрели его? Мне кажется, в нем как раз и теплится надежда, что все в жизни Константина может измениться к лучшему. Пусть незаметно, акварельно, (так акварельно и было задумано), но эта надежда есть, на то, что в воронежской квартире его будет ждать Майя.
      Благодарю сердечно вас за прочтение. Но вы загляните, если будет время и желание на вторую часть рассказа.

      Оценка статьи: 5