Илья Криштул Мастер

К чему снятся сны про таблицу Менделеева? Победа Периодической системы над человеком

В последнее время Ване Лепёхину стали сниться страшные сны. Точнее не страшные, а странные. Началось это в ночь на понедельник, в четыре часа, это Ваня запомнил, потому что там, во сне, часы на стене висели.

Сон такой: Ваня Лепёхин в виде таблицы Менделеева приснился поэту Пушкину. Поэт Пушкин ни черта не понял, проснулся и начал к жене своей приставать со всякими глупыми просьбами. Так на него таблица Менделеева подействовала, он же не знал, что это великое открытие химическое и его записывать надо, а не к жене лезть. Жена поэту, конечно, отказала, обозвала нехорошо, на часы показала и на семерых по лавкам. Пушкин обиделся и в чём мать родила сел письмо какому-то Дантесу писать: мол, ты, собака, мою семью разрушаешь и так далее. Чем это закончилось, Ваня не узнал, потому что проснулся и долго ещё ворочался — думал.

На следующую ночь Ваня, в виде этой же таблицы, приснился композитору Моцарту. Тот вообще себя в Ванином сне неадекватно повёл — вскочил, стал своему другу звонить и яду требовать. Друг оказался настоящим, яду принёс, Моцарт выпил и успокоился, причём навеки. Ваня Лепёхин снова проснулся и опять долго думал и ворочался.

В последующие ночи Ваня в виде таблицы Менделеева снился поочерёдно Лермонтову, Наполеону, Бетховену, Толстому и почему-то Гитлеру. Для них всех сон заканчивался не очень хорошо, но если Гитлера с Наполеоном было как-то не жаль, то из-за остальных Ваня с утра очень переживал. Толстой во сне от такого сна проснулся и из дома сбежал, Бетховен оглох, невыспавшийся Лермонтов нахамил кому-то…

К тому же Ваня стал замечать, что из квартиры потихоньку исчезают вещи, связанные с химией. Сначала соль исчезла, потом полиэтиленовые пакеты, затем фрукты-овощи из супермаркета, соки натуральные оттуда же, даже колбаса с сосисками. А самое ужасное — водка какая-то не такая стала. Вода, а не водка. И этого Ваня уже не выдержал. Пора выяснить, решил он, кто такой этот Менделеев, что это за таблица и кому она должна присниться, чтоб всё нормально было, как раньше. Особенно водка.

Конечно, что-то в Ваниной памяти из далёких школьных лет иногда всплывало, но это «что-то» сразу разбивалось на тычинки, пестики и суффиксы, у Вани начинала ныть голова и он прекращал её напрягать. Поэтому первым делом Ваня залез на антресоль и достал оттуда свою домашнюю библиотеку, в смысле — книгу. Конечно, ничего про Менделеева в этой книге не оказалось, ну не писала Агния Барто про Менделеева. Интернету Ваня не доверял после выигрыша десяти миллионов долларов в национальной лотерее Нигерии и встречи в метро с послом этой страны с целью оплаты десятипроцентного почтового сбора. И хоть не хотелось, но пришлось ему идти на поклон к соседу, который работал профессором в МГУ, и постоянно выручал Ваню деньгами.

Профессор Ваниному вопросу, конечно, удивился. Обычно-то Ваню с утра волновал финансовый вопрос, а к обеду — национальный, а тут вдруг Менделеев… Но человеком профессор был вежливым, отметил Ванину тягу к знаниям и лекцию про Менделеева прочёл, да ещё подарил три книги про этого великого, как оказалось, учёного. Ваня поблагодарил, взаймы просить не стал и ушёл к себе.

Через два дня Ваня Лепёхин знал о Менделееве всё, вплоть до точного почтового адреса и истории болезни и смерти. Эти два дня Ваня не спал, не ел и даже не пил, из дома вышел лишь однажды и ненадолго — дошёл до ближайшей школы и купил там у знакомого завхоза портрет гениального химика во фраке и при орденах. Вернувшись домой, Ваня повесил портрет над кроватью, побрился, почистил зубы, надел чистое нижнее бельё и лёг спать. Заснул он сразу и уже через десять минут в виде таблицы Менделеева приснился, наконец, самому Менделееву. Тот, в отличие от Пушкина и остальных, сразу сообразил, что надо делать, проснулся и всё тщательно записал, бормоча себе под нос что-то непонятное.

А утром был праздник. Ваня, заняв денег у профессора МГУ, пришёл к супермаркету прямо к открытию, купил всё, что надо, накрыл дома шикарный стол и позвал всех соседей, кто был не на работе. Да и те, кто на работе, тоже пришли, отпросились, наверное. Как не отпроситься, Ваня же и колбас накупил с Е-400, и хлеба с пестицидами, и соков с Е-300, и масло «В…» пальмовое с красителями и консервантами, и водку хорошую, сорокоградусную, с метиловым спиртом.

Семь дней за Менделеева пили и спорили, чем полезнее водку запивать — «Фантой» или нектаром натуральным из свежевыжатых ягод со сроком хранения десять лет. Несколько соседей отравились даже — то ли очищенной серебром родниковой водой, из которой водку делают, то ли нитратом натрия со вкусом карбоната, которым эту водку закусывали. Даже профессор пару раз заходил, рюмочку выпивал и удивлялся менделеевской популярности в народе. Только через неделю все успокоились, когда и водка закончилась, и деньги, и всякие Е-300 с Е-400. Ваня последних гостей проводил, убрался немного и спать лёг.

Ночью Ване ничего не снилось. А утром, проснувшись и глядя в потолок, он вдруг понял, что бормотал великий учёный-химик Менделеев, когда записывал приснившуюся ему таблицу. И хотя химический состав Ваниного организма, особенно кальций, бунтовал, требуя опохмеления, Ваня твёрдо решил начать новую жизнь — жизнь без химии с её отравляющими веществами.

«Мало того, что мы пьём химию, едим химию, носим химию, дышим ей, так у нас и в квартирах одна химия! Химия убьёт человечество, это мне сам Менделеев сказал!» — говорил Ваня соседям, вынося на помойку стиральные порошки и зубную пасту, чипсы и лекарства, фенольные обои, нейлоновые шмотки и завтраки быстрого приготовления. Соседи опасливо косились на Ваню и молчали, подозревая «белую горячку», но от помойки при этом не отходили, быстро всё разбирая.

А через месяц Ваня Лепёхин умер от голода. Периодическая система химических элементов одержала свою очередную победу.

И кстати: детским йогуртом очень хорошо замазывать щели в окнах. Он, когда застывает, как бетон становится. У Вани дома все щели были им замазаны…

Обновлено 22.01.2016
Статья размещена на сайте 18.01.2016

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Монаков Читатель 5 сентября 2017 в 09:02 отредактирован 17 мая 2018 в 14:48

    Химия. Супротив науки - никак. Тут и йогурт не памагет. Хоть щели им замазывай, хоть унутрене его, как на этикетке написано.

    Оценка статьи: 5

  • Анна Павлова Читатель 15 марта 2016 в 19:19 отредактирован 25 мая 2018 в 06:17

    Уважаемый Илья Борисович! Большое спасибо за Ваше творчество! Спасибо, что всегда поднимаете настроение! Каждый Ваш новый рассказ - подарок.Удивительно, это тот редкий случай, когда мнения о Вашем таланте совпадают у всех моих друзей - людей самых разных профессий (в основном, всё же, гуманитарных)).
    Но, разумеется, известно, что "не все йогурты одинаково полезны". Вы могли обидеть этим рассказом их производителей, вплоть до того, что люди знаки препинания от обиды не сумели расставить. Простим их и будем дальше ждать Ваших рассказов! Успехов!

  • Татьяна Суворова Читатель 15 марта 2016 в 13:27 отредактирован 25 мая 2018 в 06:17

    Менделеев от такой статьи сразу же открыл бы мышьяк, и тут же отравился, бы с горя читая бездарность

  • Устроили семейное чтение и хохотали хором

    Оценка статьи: 5

  • Статью можно украсить, если более отчётливо намекнуть на вывод, главную идею. Читатель высоко оценивает, когда нить рассказа издалека подводит к какой-то возвышенной или примиряющей идее.

  • КАКАфония в стиле грандмастера Хазанова-пьяный учитель истории.