Галина Кузнецова-Лафачи Профессионал

Черепашья любовь. Что может произойти при спасении неведомой зверушки?

Со времени того события прошло много лет, а я до сих пор не могу забыть тот душераздирающий, ни на что не похожий крик, от которого кровь стынет в жилах. Но всё по порядку…

pixabay.com

Стояли жаркие дни начала мая. Настолько жаркие, что мы решили подняться на озеро Лиси, расположенное на одной из тбилисских гор. Поскольку канатная дорога не работала, решили подниматься пешком.

Склоны горы в то время ещё были густо засажены миндальными деревьями, радующими путника в любое время года: весной — чудесным розовым цветением, летом — тенистой зеленью, осенью — вкусными орехами. В лихолетье девяностых, увы, миндальную рощу вырубили на дрова, остались только пеньки да редко стоящие чахлые деревца.

Мы поднимались в гору, радуясь тому, что вырвались из душного асфальтового плена и что предстоит провести целый день у воды. Было довольно рано. Вокруг ни души, только кузнечики-бабочки-жучки снуют по своим делам да изредка перепёлка вспорхнёт из-под ног.

Чудесное утро, солнце ещё не припекает. Мы блаженно расслабились, как это бывает с городскими жителями на природе.

Вдруг впереди в кустарнике раздался чей-то оглушительный вопль. Звук этот был настолько неожиданным и резким, что мы разом замерли на месте как вкопанные. Крик явно был не человеческий. Но чей? Мы растерянно переглядывались, не зная, что делать дальше.

Внезапно крик повторился. Мурашки пробежали по коже, настолько пронзительным он был. Если кто-то из вас слышал, как кричит смертельно раненный заяц, то сможет приблизительно представить, что нам довелось в тот момент испытать — звук вовсе не для слабонервных!

«Это, наверное, злодей-орёл напал на зайчишку и рвёт его в клочья», — решили мы, выйдя наконец из оцепенения. Я, как самая импульсивная, кинулась прямиком в кустарник, за которым разыгрывалась, как я была уверена, трагедия. А вдруг мне всё же удастся отбить и спасти бедняжку?

Я продралась через колючие кусты и… Тут мне пришлось во второй раз замереть — от неожиданности. Вот так «злодейское нападение»! Передо мной на поляне оказались две черепахи. Они были довольно крупные. Одна из них стояла передними лапами на панцире другой и громко отрывисто кричала. Шея у нее была вытянута далеко вперёд и вверх, пасть широко открыта.

Получается, нам посчастливилось оказаться в этом месте в период черепашьих боёв и спаривания, когда самцы, выйдя из зимней спячки, теряют свою неуклюжесть и гоняются друг за другом с удивительной скоростью, ожесточённо тараня соперника панцирем. Грохот при этом стоит, как на рыцарском турнире.

Победитель, которому досталась самка, довольно неделикатно обходится с ней, бесцеремонно кусает за лапы, а если она всё же пытается улизнуть, то забегает вперёд и грубо таранит её. Вот такая она, черепашья любовь! И венчает её та самая «песня» торжествующего самца, которую нам довелось услышать.

Черепах, которые водятся у нас в Закавказье, со времен Карла Линнея называли почему-то греческими. И только сравнительно недавно их переименовали в средиземноморских, поскольку выяснилось, что в Греции таких черепах как раз-таки нет и в помине. Там водится близкий вид — балканская черепаха.

Во времена Советского Союза наша средиземноморская черепаха была занесена в Красную книгу. Вас это удивляет? Дело в том, что в Закавказье она не была редкостью, но за пределами страны её почти полностью истребили. Во-первых, за вкусное мясо, во-вторых, её переловили поставщики европейских зоомагазинов.

По этим же причинам она едва не исчезла у нас после того, как над страной пронеслась перестройка и границы единого государства подверглись деформации. Тогда черепах и виноградных улиток вывозили из Грузии за рубеж, в частности, в Турцию, в неимоверных количествах.

Я помню те времена, когда подряд два-три года практически невозможно было встретить ни одной черепахи в окрестностях Тбилиси, где до этого они встречались чуть ли не на каждом шагу. Наши горы тогда будто вымерли и осиротели. Надеюсь, благодаря новым таможенным правилам хищнический вывоз из Грузии черепахам больше не будет грозить.

Кстати, у нас встречается и другой вид сухопутных черепах — степная. Внешне она почти не отличается от средиземноморской, только количество когтей на передних лапах у них разное: у средиземноморской — пять, а у степной — четыре.

Если вам посчастливится побывать в горах Кавказа и встретить крохотную черепашку, недавно вылупившуюся из яйца, не берите её домой просто так, для забавы, хотя она и очень симпатичная. Такие живые «игрушки» едва доживают до года-двух, в то время как на воле они живут очень долго. Известно, что одна средиземноморская черепаха прожила 115 лет.

Не следует держать черепах дома ещё и потому, что они довольно часто оказываются носителями сальмонеллёза — опасного заболевания, передающегося человеку.

Так что, если вам на пути повстречается черепаха, оставьте Тортиллу в её привычной среде. Дайте ей шанс стать ещё одним долгожителем.

Обновлено 15.02.2016
Статья размещена на сайте 27.01.2016

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: