Елена Гвозденко Мастер

Можно ли спасти Машу Бурьянову?

Этот рассказ-новелла на сложную тему. Как чувствуют себя люди-жертвы, почему не могут выйти из порочного круга зависимости? Все слышали о Стокгольмском синдроме — бессознательной связи жертвы и мучителя. В этой связи жертва находит оправдание насильнику.

Фото: Depositphotos

Один день из семейной жизни Маши Бурьяновой…

5.30. Как хорошо, что мой внутренний будильник никогда меня не подводит. Еще минуточку, только не закрывать глаза, я все успею. Ужас!

5.45. Зубы подождут, быстренько сполоснуть лицо. Плотно ли закрыта дверь? Хорошо, с вечера собрала мясорубку. Так, что у нас? Сначала картошка или рис? Рис быстро, промыть, все готово, стоит. Картошки немножко, Василию с собой. Все стоит на плите, теперь мясо. Как развился глазомер — ровно на четыре котлетки. Маленькая хитрость, в котлетки достаточно желтка, а свяжем щепотью крахмала. Чашечку с белком убрать подальше на всякий случай. Бутерброды Василию и Мишке, сыну еще яблоко. Посмотрим, сколько яблок осталось — четыре, на эту неделю хватит. Запишу расходы, пока есть время.

Василий опять вышел с хмурым лицом, посмотрел на завтрак, скривился. Конечно, котлеты на завтрак и обед. Быстренько собрать пакет с собой, пюре и две котлетки, бутерброды, ничего не забыла. Теперь можно и чайку, не выливать же вчерашнюю заварку.

— Мишенька, завтракай, ешь котлетку, тебе силы нужны. Сколько сегодня уроков?

Бурчит что-то невнятное, весь в отца.

— На ужин сделай курицу в духовке. И курицу купи в «Ромашке», я вчера мимо проезжал, видел на рекламном плакате скидки по акции. Совсем обленилась, нет бы — обойти магазины, посмотреть, где дешевле. Знаешь же, что я на новую машину коплю.

— Нам еще яйца нужны, молоко.

— Яйца? Да ты на прошлой неделе десяток брала, куда ты их деваешь, омлетов с сыном мы давно не ели. Будь добра, к вечеру приготовь отчет по продуктам. Я оставил деньги на тумбочке, не забудь прикрепить чек, а то получится, как в прошлый раз. Да, пивка мне не забудь.

Наконец-то одна, можно расслабиться. Полчаса полежу, успею. Если на вечер курица, то в обед можно и постный супчик сварить. Зажарю сухарики с чесночком, Мишка любит. Побаловать себя, где там припрятанный белок? Добавляем в остатки рисовой каши, немножко муки, рисовые биточки, какая вкуснотища! Ложка сметаны, немного сахара. Можно представить, что я опять маленькая девочка, беззаботная маленькая девочка, завтракающая в детском саду.

Туфли опять расклеились, надо было вчера вспомнить, с вечера заклеить. Придется идти так, хорошо, осень сухая. Поздоровался кто-то, вот почему бы не оставить меня в покое, не хочу я заводить знакомства, да и Василию это не понравится. Он всегда говорит, что главная ценность — семья, все остальные ищут лишь выгоду. Он прав, как всегда. Действительно, акция, дешевле, чем в сетевом магазине. Еще хлеб и молоко. Хочется шоколадку, но рисковать не буду, биточками полакомилась.

Если менять постель чаще, то можно прекрасно отстирывать и без машинки. Разбаловались современные женщины, помню, бабушка всегда все стирала руками и хозяйственным мылом, без всех этих отбеливателей и дорогих порошков. Подсинивала, крахмалила. А покрывала, а все эти кружевные занавесочки… Как я любила играть в невесту. Помню, раз бабушка застала меня за кривляньем перед зеркалом, досталось же мне тогда…

— Сыночек, ешь суп, сухарики чесночные, как ты любишь. Много задали? Иди, делай уроки, у меня еще много дел.

Откуда берется эта пыль? Каждый день вытираю, каждый день мою полы. Надо просмотреть Мишкину курточку, мне показалось или пятно на рукаве? Так и есть, пятно.

Пока курица в духовке, надо посчитать расход продуктов. Боже, куда я дела еще одно яйцо? Во вторник были оладьи — два, четверг — рыба в кляре, еще одно, суббота — блинчики, всего пять. В воскресенье, в воскресенье была окрошка, еще три. Сегодня в котлетки истратила одно. Прав Василий, до десяти считать не умею, а туда же — институт, хорошо, что бросила тогда. Зачем мне эта высшая математика, расходы интегралами высчитывать? Василий, он совсем другой, помню, подруги отговаривали. И где сейчас эти подруги со своими избранниками? Все до единой — матери-одиночки, детей одни поднимают, а Василий надежный.

А может, все же хорошо было бы пожить другой жизнью, собираться каждое утро на работу, краситься, покупать наряды, ходить в парикмахерские, салоны? Ведь не старая еще. Эх, права бабушка, все бы перед зеркалом кривляться, а белье не вывесила.

Курочка — чудо, какой запах! Сейчас красиво сервирую, большое блюдо, две тарелочки из сервиза, ножи, вилки. Бутылочка даже запотела, любимая Васина кружка.

— Мальчики, ужинать!

С каким аппетитом они едят! Но все равно еще много остается, спрячу я остатки, завтра доем. Василий расстроен, как несправедливо к нему начальство! Пусть выговорится, семья на то и семья, чтобы все беды вместе делили. Может, про тетрадку забудет? Сегодня футбол по телевизору, видела в программе.

— Устала, Васенька, милый. Васенька, давай спать. Да, я знаю, что холодна, как минтай в сетевом магазине, знаю, что любишь меня, иначе давно бы ушел от такой крысы, знаю, что соседка с третьего этажа засматривается…

Чернота, бездна…

Что еще почитать по теме?

Плохой сон. Что нужно женщине для счастья?
Невезучая. Должна ли женщина думать о себе?
Великие женщины знаменитых мужчин. Кому мир обязан открытиями?

Обновлено 25.03.2018
Статья размещена на сайте 23.03.2018

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Как говорят психологи, Маше нравится роль Жертвы. Ведь есть наверно, подружки, которым так сладко в жилетку, простите, в декольте поплакаться. Та по головке погладит, еще раз напомнит, что все мужики...Вот они, эмоции, а значит -жизнь идет!

    Оценка статьи: 5

  • Татьяна Пучкова Модератор 26 марта 2018 в 12:30 отредактирован 26 марта 2018 в 13:10

    А разве Маше надо, чтоб ее спасали?
    Грустная ирония в том, что, если подобная Маша, ощущая в глубине души обиду и понимание, что в ее жизни что то пошло не так, где нить в соцсетях пожалуется на скрягу мужа, на изматывающие будни, душевное одиночество.,. То уже на второй странице комментариев она будет яростно защищать мужа, свою жизнь и уверять, у нее все прекрасно. А остальные просто завидуюm,

    • Татьяна Пучкова, да! И это самое страшное. Это и есть психологическая зависимость. Не думаю, что реальная героиня думает, что все прекрасно, но это такой комок страхов, которые ей заменили все остальные чувства.

      Оценка статьи: 5

  • Нет, её не спасти.

    Оценка статьи: 5