Олег Сатов Дебютант

Как устроены социальные отношения? (Часть 1)

В разговорах о психологии часто можно услышать расхожую формулировку, что, дескать, человек — животное социальное, а потому от природы нуждается в общении с себе подобными. Звучит по-философски красиво, но так ли это на самом деле? Что, если никакого социального инстинкта не существует?

В древнейшие времена, когда люди жили маленькими племенами, по какой причине они объединялись? Была ли там какая-то потребность в социальных контактах или это была только стратегия совместного выживания? А что нас держит вместе сейчас? Действительно ли мы нуждаемся в общении, или это лишь симптом всеобщего социального невроза?

В этой статье разговор пойдет о той клейкой основе, которая формирует и удерживает всякие социальные связи. Некоторые моменты могут показаться неприглядными и не вполне очевидными, но горькая правда именно такова: социальность — это, скорее, болезнь, чем генетическая природа человека.

Чтобы как-то подобраться к этой сложной теме, можно начать с Фрейда и его идеи о двух основных психологических комплексах. Фрейд считал, что психика ребенка формируется под влиянием двух фигур — материнской и отцовской. Обычно, это живые мать и отец, но не обязательно так, поскольку «мать» и «отец» в психоаналитической концепции — это скорее определенный тип отношений, а не конкретные живые люди.

Материнский тип отношений могут закладывать семеро нянек, а отцовский — поп из ближайшего прихода на пару с соседским дворником. Не важно, кто именно выступает в роли психологических матери и отца, главное — специфические взаимоотношения, которые формируются между ними и ребенком.

Роль «матери» — оказание ребенку психологической поддержки. В естественной своей форме в ней нет ничего предосудительного. Ребенку действительно нужно чувствовать поддержку со стороны кого-то более взрослого и опытного. И если бы психика матери была достаточно сбалансированной, то не было бы и речи о материнском комплексе как о психологической проблеме. Но поскольку в реальном мире материнская психика обычно далека от равновесия, оказываемая поддержка окрашивается инфантильными эмоциями и превращается в жалость.

Мать с искаженной психикой не может нормально любить своего ребенка. Фактически она подменяет любовь жалостью, а когда ребенок ведет себя неподобающим образом, использует свою «любовь» как средство манипулирования: «Будешь хорошим — буду любить, будешь плохим — не буду любить».

Таким образом, ребенок, вскормленный на жалостливом суррогате материнской любви, оказывается в сложном психологическом состоянии. Он не умеет любить ни себя, ни кого-либо еще — ему просто не показали соответствующего примера. По этой причине с первых же лет сознательной жизни внутри у него формируется внутренний конфликт — чувство, что с ним что-то не так, ощущение своей неполноценности. Мать не может снять этот конфликт, и ребенок остается наедине со своей бедой. Теперь он обречен искать любовь и принятие в отношениях с другими людьми.

Говоря простыми словами, эта ситуация называется — «недолюбили».

Так закладывается первый полюс внутреннего психологического напряжения — ничтожество. Это неизбывная жалость к себе и постоянный поиск любви. Но следует понимать, что такой человек еще не знает, что такое любовь, ведь ему знакома только жалость. А значит, от других людей он будет требовать именно жалости, и, встретив любовь, скорее всего, ее даже не узнает.

Когда говорят, что всякий человек нуждается в любви, речь идет как раз об этой самой проблеме — о материнском комплексе, о поиске одобрения, о жалости к себе. Никакой любви тут не подразумевается. Подобные рассуждения — это лишь форма оправдания всеобщего чувства собственной неполноценности, не более того. Человек в любви не нуждается.

Если мать учит ребенка взаимодействовать со своим внутренним миром, то роль отца — подготовка ребенка к выживанию в мире внешнем. Но, как и в случае с матерями, отцы обычно занимаются вовсе не тем, чем следовало бы. Вместо того, чтобы быть наставниками, они отыгрывают на ребенке свои собственные душевные проблемы и превращаются в надсмотрщиков с плетью в виде чувства вины.

Задача отца — объяснить ребенку, как устроен окружающий мир, и по каким законам он живет. Точно так же, как опытный охотник учит молодого. В такой подготовке нет места нравоучениям, но, будучи таким же «недолюбленным», отец обычно все воспитание сводит именно к отделению добра от зла, правильного от неправильного, хорошего от плохого. И, с позиции своего старшинства и власти над своим ребенком, он берет на себя право его судить. Он становится тем, кто решает, виноват ребенок или нет.

В этой ситуации ребенок вместо того, чтобы учиться выживать в реальном мире, вынужден учиться выживать в выдуманном мире отцовских законов и правил. Стремясь избежать чувства вины и наказания, ребенок учится врать, увиливать или, при другом душевном устройстве, конфликтовать и бороться за власть со своим отцом. А потом, когда у него появляются уже свои собственные дети, он вываливает на них все свои накопленные обиды, и цикл продолжается.

Таким образом, отцовский комплекс — это каша из чувства вины и попыток с ним справиться. Один путь — обмануть отца, избежать ответственности и ускользнуть от наказания, другой — победить отца, захватить его власть и, тем самым, лишить его права выносить обвинительные приговоры.

Так формируется второй полюс психологического напряжения — гордость. Это потребность человека в том, чтобы доказать всем вокруг свою ценность и правоту. Тем самым человек пытается утвердить свою самостоятельность и избавиться от чувства вины за себя и свой образ жизни. Здесь важно то, что человек не способен сам себя «простить», а потому вынужден искать прощения извне.

Как и в случае с недостатком настоящей материнской любви, когда ребенок не способен сам себя полюбить, в случае с отцовским комплексом, ребенок не способен утвердить в жизни свои собственные законы, а потому изо всех сил старается соответствовать законам чужим или воевать с ними. Для этого ему приходится находить среди людей авторитеты и либо следовать их указке и получать их одобрение, либо свергать их и разрушать их «закон».

На этом принципе основана всякая социальная состязательность и борьба за власть. Каждая очередная победа создает сладостное чувство успокоения — победителей не судят, а значит, победитель прав. Таким образом на какое-то время снимается внутренний конфликт. Но эффект от внешней победы всегда проходит. Заложенное с детства чувство вины требует себе новых жертв.

Я уже делал эту оговорку, но на всякий случай повторюсь. Сейчас речь шла не о конкретных живых матери и отце, а о тех людях, которые взяли на себя такую роль. Так, например, мать-одиночка может разрываться между двумя ролями. Или, при живых родителях, отцовскую роль может выполнять, например, дед. Поэтому, примеряя сказанное к себе, учитывайте свою собственную ситуацию.

Таким образом, именно потребность в отыгрывании гордости и ничтожества требует установления социальных контактов. Другие люди нам нужны не потому, что они так уж нам нравятся, и не потому, что такая потребность заложена в нас от природы, а потому, что они дают нам возможность хотя бы на время снять внутренний конфликт — примириться с собой и избавиться от чувства вины. Подробнее оба полюса рассмотрим в следующей статье.

Статья опубликована в выпуске 5.08.2008
Обновлено 20.02.2009

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • ого, сколько восторгов по поводу статьи. я наверное какая то неправильная напрочь потому что ничего кроме ассоциаций с рассказом Чехова "Человек в футляре" и скуки Ваша статья у меня не вызвала. Признайтесь, это Вы ведь писали учебники в совковые времена? Ну очень похоже Так же "душевно" написано. Кстати, а почему бы Вам не уйти из этого общества? Например в отшельники податься. А то странно как то, сидите себе, в интернете общаетесь. Или после того, как Вы пришли к выводу что воспитывали Вас неправильно, не так и вообще не те кто надо, Вам и общаться то не с кем?

    зы: прочитав Ваши размышлизмы о том что у людей есть обязательные "роли", которые они при этом и выполняют то через пень колоду пришла к выводу что вы труп. Вроде бы и дышите, и думаете, а мертвы. Если Вы отрицаете тепло в отношениях, считаете что "душевное тепло — это подозрительно" то... мне вас жаль. Человек отрицающий часть жизни, ущербный, как слепой который не видит красок мира.

    Так что оценка 3 с большой натяжкой. Ну очень много писали, старались наверное, а пафоса там и вовсе на 10.

    Оценка статьи: 3

  • Сменить декорации легко

    Не всегда. К некоторым привыкаешь..

    очень сложно сойти со сцены…

    Не дождетесь!

    PS

    5 баллов, статью в закладки, автору рекомендация.

    Комментировать статью не вижу смысла - каждый
    почерпнет нечто свое.

    PPS
    Вообще конечно последнюю ноту как то бы сделать.. пооптимистичнее, чтоли.

    Оценка статьи: 5

    • У меня описанное положение дел оптимизма не вызывает, поэтому последняя нота обращает внимание именно на драматизм ситуации... Но это вообще такая моя склонность — нагнетать драматизм. Может где-то с этим палку и перегибаю.

      p. s.
      Спасибо за отзыв и рекомендации

  • Понравилось Ваше объяснение фундамента социальности.
    Но есть ощущение, что люди хотят быть вместе и из-за физического и душевного тепла. Как котенок жмется к кошке, как ребенок греется у матери на руках, так и взрослые получают радость в объятиях друг друга. Безо всяких утешений или желания власти.
    Название необычное. Чаще сталкиваешься с определением -"гордыня и низкая самооценка". Которые живут в человеке рука об руку. А вот выход из ситуации - не очень понятен. Вы пишите, что сложно соскочить с этой игры. Но все-таки, реально, у кого-то получается? Или только у тибетских монахов? Так и те не выдержали...
    Согласна, что самое трудное, чему нужно бы научиться для внутренней гармонии - не оценивать, не сравнивать. А если вся наша жизнь с детства так или иначе пропитана оценками? Это перекликается с другой Вашей темой - как одновременно принять себя "таким как есть" (не сравниваться, не оценивать) и совершенствоваться (повышать самооценку). Даже в словах противоречие, замкнутый круг какой-то.
    Видимо, выход из игры означает, что побеждать нужно не других, и не "себя самого", а лишь собственную слабость. Не только физическую. Может получиться неплохая другая игра.
    А может, секрет гармонии в том, чтоб научить дружить свое хорошее и плохое? Об этом тоже часто говорят. Но не всегда получается почувствовать - как это сделать. Одни вопросы.

    • Ирина, душевное тепло — это подозрительно... Быть может вы имеете в виду что-то иное, но, обычно, когда люди говорят о подобном состоянии, то под ним подразумевается чувство принятия, в котором человек так нуждается. Это не проявление жалости или утешения в чистом виде, но все равно, явление из того же ряда.

      "...Меня принимают, и я чувствую душевное тепло — а значит, я хороший, я в порядке и можно успокоиться..."

      На счет замкнутого круга так все и есть — я специально обращаю внимание на безвыходость ситуации, если на нее смотреть с привычной позиции. Нельзя изменить себя в лучшую сторону, не став "лучше" перед этим. Напряженные попытки перекроить себя только тормозят естественный процесс развития.

      Бороться со слабостью... опять же, не знаю, как вы это себе представляете, но мне кажется это продолжением той же закольцованной игры. Если уж формулировать главную идею кратко, то я бы говорил о том, что нужно перестать себя обманывать (во всем).

      Дружить хорошее и плохое — это "хорошо". Но еще лучше поскорее сделать следующий шаг и задаться вопросом, а что такое хорошо и, что такое плохо, и вообще выйти из этой игры (относительность добра и зла).

      • Согласна про "не обманывать". Только надо умудриться это сделать так, чтоб не впасть в уничижение себя и чувство вины, так? Вот именно, что сказав себе правду - спокойно принять это свое все - что нравится и не нравится.
        Но когда Вы говорите про выйти из игры, это наводит на мысль, что человек в таком случае должен хотя бы жить один. А еще лучше - в лесу отшельником. Только тогда и будет сводобен от этих уз социальности. Но пока ты в семье, и работаешь среди людей, значит, ищешь и даешь это самое душевное тепло, и... опять играешь в этот маятник.
        За статью спасибо, заставляет думать.

        • Ирина, по-моему, вы сейчас просто защищаете ту часть своего мира, которая попала под удар после чтения статьи. Из статьи никак не следуют те выводы, которые вы делаете, а значит, эти выводы вам просто нужны "для себя".

          Ничего не мешает жить с людьми, но быть вне невротических социальных игр. А вы видите только обратную крайность — либо с голвой в омут социальности, либо в лес отшельником. Это игра ума, который оправдывает свою привычную позицию.

          Никаких упреков, Ирина. Не принимайте, пожалуйста на свой счет.
          Просто пытаюсь донести тот нюанс, который, похоже, от вас ускользает.

  • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 22 мая 2008 в 13:57

    А вот тут идет параллельная дискуссия - https://shkolazhizni.ru/family/articles/16930/, в статье Жанны Магини. Не могу не отметить схожесть тематики: там как раз про то, как мать на жизненный сценарий ребенка влияет. Не поленитесь, Олег, найтите время, сходите. Мне интересна тамошняя дискуссия - она как продолжение Вашей тематики, ее иллюстрация.

    • Присоединился к дискуссии
      p. s. герой, говорите...

      • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 22 мая 2008 в 15:11

        Да уж почитала, прикололась. Иногда приходит в голову мысль о том, что все слова ваще напрасны - когда возникает понимание. А непонимание рождает бурю в стакане воды...
        Как говорит мой горячо любимый Лао Цзы - "как бы мне найти человека, который позабыл все слова, чтобы поговорить с ним?"
        Кстати, имела кайф молчания с персонажем, с которым 5-минутное молчание стОило часовых диалогов по красоте и силе впечатлений...

        • Да, словами можно передать только слова...

          • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 22 мая 2008 в 15:57

            Ээээ, батенька - у словов есть еще куча дополнительных инструментов. Ну, например, интонация. Или там сопутствующие жесты. Это если живьем, в видимости. И как тут отделить тогда?
            Если их просто без контекста и подтекста перенести на бумагу - то да, тут смыслы сразу подкачают. Хотя ведь есть масса приемов! И ох, есть мастера печатного (а также не очень печатного) слова, которые таааак скажут - что мама не горюй.
            И передедут все как есть, со всеми нюансами.
            Но это я так, не для полемики. Не о чем говорить-то, да? Все понятно и проще пареной репы...

            • Я говорю о словах, а вы — о речи (устной и письменной)
              и все-таки — Дао, которое может быть названо, не есть подлинное Дао...

              • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 22 мая 2008 в 16:49

                Ну - это так, это классика.
                А знаете такую даосскую фразу: "Кто знает - не говорит, кто говорит - не знает"? Ее любят вставлять в дискуссии некоторые любители китайской мудрости. Так вот есть еще один перевод - мне он ну очень симпатичен:
                "Кто знает - не спорит. Кто спорит - не знает".
                И прям-таки неудобно после такого предисловия, но я-таки скажу... Не спорю, Вы тут правы... И я тоже. И их тоже вылечат

        • Красиво и точно, Аксинья! Отлично сказано. И не нужны никакие слова, чтобы что-то добавлять... Гениально!

          • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 22 мая 2008 в 15:18

            А что ж Вы хотите - Лао Цзы, однако. С ентими китайскими мудрецами уж никак не поспоришь... И гениальность их подтвердения даже не требует - а живет тысячелетиями...

  • Подруги уже все вам посоветовали. Присоединяюсь к ним. И еще - много запятых лишних. Хорошо бы каждую часть ярким примером снабдить. А то слишком академично получилось. Лекция по психологии. Интерес теряется в середине...

  • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 22 мая 2008 в 10:19

    Обещанная пятерка. Вот только разбейте на две-три части. Например, гордость - в одной, ничтожество - в другой, выходы - в третьей. По размеру будет самое то, по смыслам тоже вроде нормально.