Маргарита Мельникова Мастер

Как зрячие воспринимают людей, лишённых зрения?

Тот факт, что большую часть информации об окружающем мире мы воспринимаем зрительно, думаю, известен всем. Наверняка многие из нас более или менее отчётливо представляют себе жизнь без речи (жизнь немого человека), жизнь без слуха (глухоту), без рук или ног, на инвалидной коляске. Гораздо сложнее представить себе жизнь без зрения — слепоту. Нет, пожалуй, выразилась я не очень точно. Представить слепоту не то чтобы трудно, сложность состоит в попытке вообразить незрячего человека, не прозябающего, не «существующего», а живущего полноценной жизнью.

Сказать, что при отсутствии зрения мир покажется таким же целостным, ярким и прекрасным, а пребывание в нём ничуть не усложнённым, значило бы покривить душой. Несомненно, трудности есть при восприятии окружающего незрячим человеком, есть они и при восприятии инвалида по зрению окружающими людьми.

Последний аспект (восприятие слепого человека зрячими) уже затрагивался в одной из статей данного цикла, а именно, говорилось о том, какие ассоциации у нас вызывает незрячий, слепота, о том, какими возможностями, по мнению зрячих, обладает человек, лишённый зрения.

Есть и другая сторона обсуждаемого аспекта: как зрячие люди воспринимают незрячих, какие отношения на психологическом уровне пронизывают это восприятие. Вам, дорогие читатели, последняя фраза показалась туманной? Сейчас поясню свою мысль.

Ход рассуждения некоторых зрячих людей может быть таков: если восемьдесят процентов информации воспринимается только зрительно, следовательно, слепой человек обладает лишь оставшимися двадцатью процентами, которые, в свою очередь, без прочей большей части информации фактически теряют значение, следовательно, незрячий человек — это неосведомлённый либо плохо осведомлённый человек, следовательно, легко предположить его несмышленость, недальновидность суждений и даже скудоумие, а то и слабоумие.

Некоторые незрячие, не хочу никого из них обидеть, не очень хорошо управляют своей мимикой, жестами, позой тела. Конечно, вины в этом нет, но почему-то у зрячих искажённость или полное отсутствие непроизвольных мимических реакций прочно ассоциируется с неполноценным умственным развитием.

Ещё один момент необходимо выделить: для человека, способного видеть, особенно важен зрительный контакт с собеседником. Незрячий же подобного контакта предоставить не может и не может на него откликнуться. Это происходит из-за того, что он (незрячий) либо постоянно смотрит вниз, либо его глазные яблоки находятся в хаотичном движении (плавают), либо он всюду носит тёмные очки, скрывающие явный дефект глаз.

В связи с практической невозможностью поддерживать с незрячим человеком контакт посредством взгляда часто возникают обидные, абсурдные, глупые, порой курьёзные ситуации.

Например, если инвалид по зрению приходит куда-либо с сопровождающим (в госучреждение, в магазин и т. д.), то собеседники (продавцы, работники учреждения) стремятся прежде всего обращаться именно к сопровождающему, говорить с ним.

В таком случае сопровождающий может тактично указать на то, что обращаться следует непосредственно к незрячему, с которым он пришёл. Ответом на это замечание бывают удивлённые, непонимающие, насмешливые взгляды собеседника (в зависимости от воспитания и хорошего тона).

В подобных ситуациях человеку, лишённому зрения, становится обидно от осознания того, что собеседник принимает слепоту за барьер, через который не проникнут слова, мысли, идеи, если нет зрительного отклика.
Нередки случаи, и я сама тому свидетель, когда преподаватели обращались не к ученику или студенту, а к его зрячему помощнику. Преподавателям, видимо, было невдомёк, что сопровождающий может не знать о школьных или институтских заботах и делах «подопечного» незрячего.

Вызывает лишь грустную горькую улыбку факт: зрячие люди не представляют себе, как это человек, лишённый зрения, любит смотреть кино, телевизор, ходить в театры, кинотеатры. Бывало, знакомые меня спрашивали: «Что ты можешь понять в этом фильме, когда тебе никто его не комментирует, не разъясняет?»
Вопрос, в принципе, разумный, ведь на слух понимаешь далеко не всё, но достаточно, чтобы уловить общий сюжет и смысл.

Некоторые в своих представлениях о незрячем человеке сравнивают его с новорождённым котёнком, натыкающемся на каждый угол и стену, не способным никуда самостоятельно пойти, что-то приобрести, приготовить еду, не говоря уже о том, чтобы быть профессионалом в какой-либо области. Развеивать мифы о своей, якобы, беззащитности, беспомощности должны сами незрячие, тогда окружающие станут воспринимать их более адекватно, как личностей, как ярких индивидуальностей.

Обновлено 7.10.2008
Статья размещена на сайте 25.08.2008

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Вячеслав Озеров Вячеслав Озеров Профессионал 7 июня 2009 в 22:49 отредактирован 8 июня 2009 в 16:52

    Ув. Маргарита, считаю, что в статье Вами взят за основу не тот постулат. А именно, "Тот факт, что большую часть информации об окружающем мире мы воспринимаем зрительно... Наверняка многие из нас более или менее отчётливо представляют себе жизнь ... без слуха (глухоту), .... на инвалидной коляске". Во-первых Вы, видимо, считаете, что слепота самый тяжелый вид функционального нарушения, которое может постигнуть человека и поэтому не задумываетесь, что значит быть глухим или колясочником. Да, через зрения идет много информации, но в первую очередь о степени опасности (безопасности) окружающей среды, а без слуха нельзя освоить речь – основу интеллектуального развития ребенка. Среди слепых было и есть много выдающихся людей, а среди глухих (с детства) таких нет ни одного.
    Во-вторых: никому не дано определить, какая из причин инвалидности тяжелее или легче, чей образ жизни лучше или хуже. Но могу только добавить, что воспитать слепого ребенка во много раз легче, чем глухого (знаю на личном опыте), а слепой и глухой человек имеет намного больше возможностей для создания нормальных условий (в быту, в получении образования, в профессиональной деятельности, в передвижении в пространстве и т.д.), чем инвалид колясочник.
    Образ жизни инвалида, в первую очередь, определяется специфическими действиями, процедурами, приемами, которые он вынужден постоянно применять в обыденной жизни, для компенсации имеющегося у него функционального нарушения и, во вторую очередь, тем как сам инвалид видит себя в окружающем мире. Очень хорошо, что Вы в своих статьях говорите о первом, но при этом надо, не забывать, что и у обычных (зрячих, слышащих…) людей есть свои функциональные нарушения, (конечно не идущие ни в какие сравнения со слепотой, глухотой…), но для них они ………
    И на последок, «вообразить незрячего человека, не прозябающего, не «существующего», а живущего полноценной жизнью...» мне не надо, так как я таких знаю много.

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 7 июня 2009 в 23:07

      Вячеслав Озеров, тема статьи не "С какими нарушениями живется хуже". "Вам не надо" - прекрасно. Статья написана для тех, кто никогда с незрячими не был знаком близко и неправильно их воспринимает.

      • Вячеслав Озеров Вячеслав Озеров Профессионал 8 июня 2009 в 16:47 отредактирован 8 июня 2009 в 17:00

        Ув. Марианна, я рад, что Маргарита пишет такие статьи. Но в отношении к инвалидам т.н. здоровых людей надо говорить без акцентов на тяжесть функционального нарушения (дефекта) потому, что инвалидность (прошу не путать с функциональным нарушением), в первую очередь, это конфликт инвалида с обществом. А интеграция инвалида в обществе, т.е. преодоление (нивелирование) этого конфликта, дорога с двухсторонним движением. Насколько я понимаю Маргарита по образованию психолог, причем с не плохой подготовкой. Только во многих её статьях про слепых людей, явно прослеживается комплекс собственного конфликта с обществом зрячих. Его можно сравнить с комплексом, какой возникает у молодого водителя (только что получившего права) рядом с маститым водителем. Часто в результате этого комплекса как у окружающих, так у самого инвалида, формируется чувство жалости. А это чувство никогда и ни кого не к чему конструктивному не привело. Поэтому надо говорить о том, что надо делать в интеграции, как для инвалидов, так и о том, что должен делать (как вести себя, над чем задумываться) сам инвалид (его близкие) для того же интегрировании в обществе. А в отношении того, что «мне не надо», то здесь я не совсем корректно выразился, имея в виду, что я знаю много инвалидов, незрячих, опорников, колясочников, соматиков, которые, не смотря на все их проблемы, живут жизнью, намного полноценной, чем их здоровые товарищи. И это замечание, скорее всего не к статье Маргариты, а к редактору, подготовившему подпись к фотографии.

        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 8 июня 2009 в 18:15

          Вячеслав Озеров, а вот переходить на личности у нас не принято. Обсуждается статья, а не автор и причины, по которым он написал так, а не иначе. Автор сам выбирает глубину освещения проблемы, и я повторяю, статья для тех, кто никогда с этим не сталкивался и действительно думает про инвалидов всё то, что так красочно описала Маргарита. Поверьте мне в этом, потому что Вы с инвалидами работаете 20 лет, а я всего 4 года, у меня еще свежи ощущения от глупых вопросов по поводу незрячих.
          А насчет того, "что должен делать (как вести себя, над чем задумываться) сам инвалид (его близкие) для того же интегрировании в обществе" - во-первых, в одной статье не рассказать, во-вторых, данная статья Маргариты не об этом, в-третьих, мы, собственно, не специализируемся на этом, задача - дать начальные понятия, заставить зрячих посмотреть вокруг себя.

          • Вячеслав Озеров Вячеслав Озеров Профессионал 8 июня 2009 в 20:21 отредактирован 8 июня 2009 в 20:23

            Ув. Марианна Власова, у меня и в мыслях не было переходить на личности. Всё, что я знаю об авторе, то я почерпнул из информации размещенной у Вас. Я ничего не говорю про идею статьи, а говорю только о неверных предпосылках (постулате) взятых, по моему мнению, автором в первых строках статьи. Неплохо бы пообсуждать это совместно с Маргаритой Мельниковой. А то получается, что Вы выступаете в качестве её адвоката. В частности, я совсем не согласен со статьей Маргариты: «Могут ли незрячие дети учиться в обычной школе?» и хотел бы получить её ответ на свои комментарии.
            Вопрос отношения общества к инвалидам, и не только к незрячим, один из самых больных вопросов нашего постсоветского общества. По коммунистической идеологии, инвалидов в советском обществе не должно быть. Поэтому их просто прятали в интернатах и других сегрегационных учреждениях. Я еще помню, как с улиц Ленинграда (1953 год) за три летних месяца исчезли настоящие инвалиды войны, которые из-за увечья не могли работать на стройках социализма. Они в основном побирались и просили милостыню у рынков. Их всех собрали и по решению обкома партии, для осчастливования их жизни, отправили в интернаты на Соловки. Надо же было как-то трудоустроить бывших работников охраны Соловецких лагерей. А в 1958 году при создании Совнархозов были уничтожены все организованные после войны кустарнические артели для инвалидов войны, желающих работать. Сделано было очень просто: все артели ввели в состав промкооперации, а план спустили как на здоровых людей. За время советов, кроме ВОС и ВОГ, которые были фактически министерствами рабства для советских слепых и глухих, у нас не было общественных организаций инвалидов. И только в последние 20 лет, что-то стало делаться для инвалидов. Причем сделано столько, сколько не сделано за все годы советской власти. Но, отношение к инвалидам со стороны общества по-прежнему остается либо жестокое, либо жалостливое. Да, и у многих инвалидов, отношение к жизни воспитано чисто потребительское – я больной, и поэтому, мне все обязаны всем.
            Поэтому нам необходимо при разговоре об инвалидах говорить именно, об их интеграции в обществе, и о том, что это процесс с двухсторонним движением.
            Я ни в коем случае не против статей Маргариты, но я за их обсуждение и за право поспорить с автором. А вам, как редактору предлагаю ввести рубрику «Интеграция инвалидов».

  • А у меня знакомый харьковский режиссёр поставил спектакль с участием незрячих и глухонемых людей наряду с обычными артистами.
    Эффект и успех спектакля были поразительные!
    Может, об этом напишу как-нибудь статью...

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 25 августа 2008 в 21:23

    Вы пишете: "сопровождающий может тактично указать на то, что обращаться следует непосредственно к незрячему, с которым он пришёл. Ответом на это замечание бывают удивлённые, непонимающие, насмешливые взгляды собеседника". Да, а еще порой начинают говорить с незрячим громко, как с глухим, и с расстановкой, как с умственно отсталым... Что поделать, это как раз неумение некоторых людей выйти за рамки привычного. И сами же раздражаются от этого...