Ирина Лопатухина Грандмастер

Кто такой подросток? Часть 1

Один из привычных «ужасов нашего городка» — встретиться в темном переулке с компанией подростков. Я, например, такую компанию по возможности десятой дорогой обойду. Потому что плохо понимаю, что от них можно ожидать. А ожидать можно и правда всего, чего угодно, от полного игнора до неожиданного нападения…

Как же так происходит, что такие чудесные, нежные, послушные, приветливые мальчики и девочки вдруг, часто и для самих себя загадочным образом, превращаются в вечно недовольных «всем и вся» зверенышей, готовых «с полпинка» «бросаться-кусаться-обесценивать» все, что хоть как-то в их поле зрения проявляется? И как нам, взрослым и не очень, с ними — такими, обращаться? И как им все-таки поддерживать контакт с нами?

Первое, что может тут помочь именно взрослым, попытаться себя в этом возрасте вспомнить. Свои протесты, переоценку ценностей, «ужимки и прыжки». Свое отношение к столь бурно меняющемуся телу.

Мои воспоминания об этом своем возрасте такие… достаточно гадкие… Скованная, неуклюжая, толстоватая, то прыщи, то грудь вдруг «поперла». И сутулая спина, попытка ее спрятать от окружающих, мое самое выдающееся «наследство» с тех времен. Да, еще постоянная борьба с едой, телом и аппетитом за ценности тощих «жеребячих» ног, ввалившихся щек, «интересной бледности» и прилипшего к позвоночнику живота. Кстати сказать, эту борьбу я по большей части проигрывала. И тело свое иногда ненавидела — за его круглость, гладкость и «розовость». За то, что оно сильно отличалось от стандартов Твигги… Те из вас, кому за сорок, точно этот персонаж высокой моды вспомнят. Анорексия семидесятых…

Да, вот еще из гадкого: зависимость — зависимость от оценки или мнения «стаи» сверстников… Фу, противно …

Давайте я лучше поумничаю об этом периоде жизни, чем буду это свое грустное прошлое ворошить…

Итак, одна из основных задач развития этого этапа — почаще побеждать в разного рода соревнованиях со значимыми взрослыми. И со значимыми сверстниками. При этом оставаясь ими принятым и вполне любимым.

Со взрослыми соревнования эти часто принимают форму «взлома» родительских рамок, заветов, запретов. Прежде всего, чтобы почувствовать себя таким… вполне «отдельным». Это ведь возраст сепарации. Когда ты постоянно проверяешь и себя, и реальность — могу я быть сам по себе? В этом мире? Вполне успешным? И при этом оставаться принятым им?

Самый быстрый и простой вариант «взлома» в этом периоде жизни — обесценивание. Если родители себя в этом возрасте помнят и своего подростка хоть отчасти понимают, тогда они это обесценивание как-то выносят и остаются во вполне поддерживающем и любовном контакте со своим «бушующим поросенком». Да еще и транслируют своему ребенку ценности и уместность хоть каких-то рамок и ограничений, как своих, так и общественных.

А если у самих родителей задачи этого периода жизни остались незавершенными, то скорее всего они на протест и обесценивание будут отвечать еще более сильным протестом и обесцениванием. И тогда беда. Подростка может «вынести» в бунт против общества. Все эти панки, скинхеды и прочие милые группировки добрых, тихих и благодушных людей, по-моему, в большинстве своем «отрыжка» семей «застрявших» в своей подростковости родителей…

Или, встретившись с таким сильным родительским противодействием и давлением, подросток может решить, что в близких отношениях есть только один формат выживания — тотальное слияние с объектом любви. Постоянная подмена своих желаний желаниями того, кто тебе дорог. Тогда да, ты принят. И вполне любим. А свои желания, выборы и вообще отличия можно реализовывать только в разрыве отношений. На протесте. Который в слиянии практически всегда подспудно копится и потом «бабахает» в самый неподходящий момент…

И в отношениях свою инаковость надо либо прятать сильно, совсем отрицать. Либо бравировать ею, нарываться своим протестом на разрыв… А промежуточных вариантов просто нет…

Но если родители все-таки и бунт, и протест, и обесценивание смогли пережить, оставаясь с подростком и со своими чувствами в контакте, тогда вполне вероятно, что в его картине мира будут подтверждены возможности сосуществования. Когда мирного, когда воинствующего. Ну и возможности твоих разных всяких выборов-поступков-своих проявлений… И терпимость к другому тоже, глядишь, появится… По модели родительской терпимости…

Еще одна важная задача этого периода — почувствовать себя «само-стоятельным». Стоящим на своих ногах. Стоящим — сам по себе — хоть что-то.

Эти ощущения формируются через кризис самоопределения. В чем тут именно кризис? А это когда тело бурно взрослеет, идет мощная гормональная и энергетическая перестройка, появляются новые и очень яркие ощущения и переживания. И понятийный аппарат — кто я? какой я? зачем я? — начинает всерьез «сбоить». Детские представления о себе, родителях, сверстниках, своих возможностях становятся «тесными». Желание почувствовать себя взрослым и получить подтверждения этого статуса от своего ближнего и дальнего окружения, становится практически центральным… При этом возможностей — таких, реальных — все-таки еще маловато…

Вот несколько самых простых, на мой взгляд, способов, которыми подростки создают себе иллюзии взросления.

Можно по-взрослому выпить пива, закурить, шикарно выпуская кольца дыма. С девчонкой переспать — такой же, прежде всего, озабоченной подтверждением взрослости своего сформировавшегося тела. Еще можно ощущать себя взрослым, протестуя против реальных взрослых из твоей жизни… Но отвечать за свои выборы — а это, по-моему, основной критерий взрослости — еще учиться и учиться…

Продолжение следует…

Обновлено 25.07.2015
Статья размещена на сайте 5.01.2011

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Ле на Ле на Читатель 14 января 2011 в 15:12 отредактирован 14 января 2011 в 15:12

    Эх, почитали бы такие статьи мои родители лет 5 назад..

    Оценка статьи: 5

  • Ирина Лопатухина,
    Очень хорошая статья, ликбез любознательным родителям: подробно расписано -почему и отчего наши дети такие колючие и неуравновешенные в подростковом возрасте.

    Один из привычных «ужасов нашего городка» – встретиться в темном переулке с компанией подростков.
    Я обычно, бывая в командировках, в незнакомых городах, пру в гущу подростков- только они, сообща, мне всё про всё и быстро и охотно расскажут. И не только расскажут, но и интервью возьмут.
    - А вы откуда,
    - А вы что, нас не боитесь? Мы ведь ( ... перечень группировок )
    - А сколько вам лет? - Ого!
    - А что такое кодла?

  • Зачем же всех подростков под одну гребенку? И в одну касту: особенные, непонятные, странные? Да еще и начинать статью рассказом о бандитах, что мягко намекает, что все подростки - такие. А мы, между прочим, тоже люди.