Николай Иванович Козлов V.I.P.

Ребенок взял и на вас обиделся. И что теперь делать?

Болгария. Мы с семьей завтракаем в уютном ресторанчике под свисающими гроздьями винограда. Мы здесь уже всех знаем и с интересом смотрим, как веселый Демиан (ему 8−9 лет) с удовольствием убегает от своего бодрого папы по краю бассейна.

Zurijeta, Shutterstock.com

Они брызгаются и кидаются надувными кругами. Демиан совсем вошел в кураж, тогда папа подмигнул Стани (это молодой официант), они окружили Демиана, взяли его за руки — за ноги, отнесли к месту для ныряния, не торопясь раскачали — и бросили в в голубую воду бассейна.

Демиан бултыхнулся спиной, поплыл к краю, папа подал ему руку и вытащил из воды. Дамиан сел на корточки и обнял себя за плечи. Солнце, теплый ветерок, поблескивание голубоватой воды, маленькие дети плещутся в лягушатнике и отнимают друг у друга надувной матрац.

И тут мы видим, что Демиан тихонько плачет: негромко хлюпает, плечи характерно подрагивают. Я бы предположил, что он все-таки испугался, когда летел в воду, и поэтому теперь придумал, что он больно ударился об воду. Его обидели плохие взрослые.

Вопрос: как вести себя папе, который через минуту это заметил тоже? Подходить? Не подходить? С чем, с какими словами? Насколько всерьез отнестись к этой разыгранной обиде, долго ли с Демианом разговаривать и что делать потом, если Демиан решит все-таки обижаться дальше?

Я спросил у Марины и наших девочек (им уже по 15 лет), что думают по этому поводу они. Легко сошлись на том, что подойти и попросить прощение — нужно. Попросить прощения, объяснить, что «мы хотели с тобой поиграть и не хотели сделать тебе больно». Когда люди заигрываются, а это бывает и у детей, и у взрослых, они иногда нечаянно могут сделать своим друзьям больно или неприятно. Так бывает даже между хорошими друзьями.

Обнять, немного посидеть с ним рядом. Это сделать папе нормально и хорошо.

Собственно, папа это, кажется, и сделал. Но Демиан продолжал сидеть несчастным и нахохлившимся. Ему все равно было ужасно обидно!

Настя сказала, что она теперь его бы отвлекла — Настя действительно это умеет делать красиво и ловко. Маша сказала, что пусть посидит минут пять — надоест, и сам прекратит. Марина выразила мнение, что, когда ребенок так сидит, он не просто обижается, а думает о том, что произошло. Это очень здорово, что ребенок думает, анализирует поведение свое и взрослых, и не нужно ему в этом мешать. У Марины потрясающая способность видеть за поступками окружающих самую лучшую сторону и лучшие намерения.

А я видел здесь другое: ребенок свой страх прикрыл придуманной болью и теперь обижает себя, чтобы отомстить папе. Я думаю даже, что я был более прав, чем Марина, но хорошо знаю и другое правило: если по поводу ситуации могут быть несколько интерпретаций, нужно выбрать ту, в которой окружающие оказываются добрее и лучше. Значит, права все-таки Марина.

Но не дело и то, что Демиан сейчас привыкает обижаться и жалеть себя: мальчику, будущему мужчине это совсем не пристало. Поэтому, мне кажется, будет правильным, если Демиан все-таки будет киснуть, позвать его к себе. Спокойно и серьезно. Никуда не денется — встанет, разогнется и подойдет. Тогда можно ему спокойно сказать: «Мужчины долго не обижаются, не сиди так долго. Возьми, пожалуйста, ключ от номера (дать ему ключ, он возьмет) и принеси мне, пожалуйста, мой ноутбук. Если захочешь взять свою маску, возьми и ее, ты вчера здорово с нею нырял».

Похоже, это близко к решению Насти, это стратегия «отвлечь», но здесь не папа обслуживает ребенка, а ребенок делает то, что папа ему сказал, разрешил. Ну, и внушение «мужчины не обижаются» мне кажется обязательным. А что думаете вы?

Попозже

Мы с Мариной думаем, что ситуация еще не завершена, и попозже я бы на месте папы к этой ситуации вернулся. Может быть, пошел бы с ним погулять, или вместе сели бы за столик, где я пью чай, а он ест свое любимое мороженое, но я попросил бы рассказать мне, как он помнит, что произошло там у нас, у бассейна.

Сам процесс вспоминания того, что было, что делал он, что делали и говорили другие — вещь исключительной важности, начало привычки осознанной жизни.

Иногда этого уже оказывается вполне достаточно, ребенок в процессе рассказа и уточняющих вопросов понимает многое и даже с запасом. Если кажется, что ребенок еще не перегружен и у вас достаточно педагогической квалификации, разговор можно продолжить. Думаю, что в спокойной раздумчивой форме я задал бы следующие вопросы и внимательно выслушал бы ответы на них.

1

«Когда мы тебя со Стани за руки — за ноги несли к бассейну, для тебя это была игра или по-настоящему неприятно?» Если ответит «игра» — хорошо, «по-настоящему неприятно» — еще лучше. Даже если ответит «игра», я все равно спрошу: «А если бы тебе это стало по-настоящему неприятно, что бы ты стал делать?» Чаще всего у детей нет хороших ответов на такие вопросы, а хорошие ответы им очень нужны. Возможно, мы бы с ним договорились о правиле «Стоп»: если он громко и без смеха говорит «Папа, стоп!», то такая игра с ним немедленно прекращается.

Понятно, что это касается только ситуации игры, а не других взаимодействий со мной, где ситуацию определяют старшие.

2

«Тебе было больно, когда ты плюхнулся в воду?» Понятно, что меня интересует его ответ «да, было больно». Тогда обсуждение: насколько больно? Как ведут себя мужчины, когда им больно? Нужно сформулировать правило на будущее: «Если серьезно больно, попроси помощи, может быть, даже медицинской помощи. А если больно, но можешь терпеть, то не показывай, что тебе больно, и себя не жалей. Мужчины не плачут».

3

И пусть повторит итоги разговора. Мальчик уже взрослый, справится. В конце концов, начинать взрослеть когда-то все равно нужно. Может быть, уже пора?

А потом — снова вместе в бассейн. Ведь лето, солнце, и вода прозрачная и голубая!

Обновлено 1.09.2015
Статья размещена на сайте 3.09.2011

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Татьяна Гусева Татьяна Гусева Дебютант 13 сентября 2011 в 14:39 отредактирован 13 сентября 2011 в 14:39

    Николай Иванович Козлов, читаю и думаю: бедный ребенок! Вся его жизнь подвергается постоянному психоанализу. Нет, я согласна, что если виноват - необходимо просить прощения. Не важно, у ребенка, или взрослого. Разрядить ситуацию. Но из каждой жизненной ситуации размером с муху раздувать слона? Пожалейте ребёнка, невозможно жить под постоянным пристальным надзором психотерапевта, обсасывающего подробно каждый твой шаг и анализирующего его. Может,стоит ребенку позволить жить своей жизнью, самому анализировать свои поступки без постоянного болезненного пристального внимания со стороны? Если родитель - педиатр, это ведь не обязывает его каждое утро начинать с проведения рентгена и сбора анализов у своего ребенка, а если - учитель, то общение разделить на 45 минут с обязательными переменами по 5. Должна же быть какая-то мера во всем, в т. ч., в применении профессиональных навыков.

    • Татьяна Гусева, быть ребёнком педиатра несладко не потому, что постоянно следят за здоровьем, а потому, что как раз не особо следят. И не заморачиваются. И в школу с лёгкой температурой отправят!
      И вот знаю я семью, где родители психотерапевты. Во-первых там бедные дети совета даже не могут спросить у родителя, потому как им как раз нельзя проводить терапию родных. А во-вторых они именно понимают, что ребёнок вынужден сам прожить свой опыт. Пример: сын ихний испугался на даче вечером каких-то жуков, прибежал из сада с криком. Ну не совсем крик от испуга, но конечно на эмоциях:"Папа, папа! Там жуки! Огромные! Страшные! Вот такие!" показывает на пальцах. Мы бы пошли смотреть, или спросили бы:"Да ты что? Здорово!" Или:"Ну жуки, чего орать-то? Не съели же тебя!" Или пустились бы в нудные рассказы о жуках и прочей живности нашего края, ну или кто как способен прореагировать и передать свою реакцию ребёнку. Папа малыша воздел глаза к небу и глубокомысленно протяжно выдал:"Да-а-а-а....."
      Ну типа вроде как и прореагировал на сына, но и своего отношения к предмету не выдал...

      • Ксения Печий, вот и я - об этом же. Правда, как-то ваше утверждение о невозможности психотерапии для своих ближних не вяжется с содержанием статьи. Судя по обстоятельному обсуждению поступков окружающих с дочерьми - очень даже возможно. Если, конечно, у автора не семейная психологическая лаборатория или что-то в этом духе.

  • Николай Иванович Козлов, как такие простые вещи не понимать? Матом на вас ругаться хочется!

  • Ну тут всё ясно -- мужчины сделали то, что мальчику неприятно.
    Вот у мужа сейчас дурацкая ситуация: он ушёл от своей предыдущей жены пять лет тому, остался сын (сейчас мальчику 13 лет). По воскресеньям они всегда проводят время вместе, по будням созваниваются. Три раза муж возил сына на рыбалку и два раза из трёх мальчик обгорал на солнце. Вот опять воскресенье, хорошая погода и муж хотел взять сына на рыбалку, но мама мальчика запретила словами:"Тебе нельзя доверять ребёнка! Он снова у тебя обгорит!"
    Уже месяц сын дуется на... папу... Муж звонит -- малой с ним не разговаривает.
    - Я не могу говорить.
    - Ты занят?
    - Да.
    - Чем?
    - Телевизор смотрю.
    - Тебе позвонить попозже?
    - Нет.
    - Сам позвонишь?
    - Да...
    - Может погуляем?
    - Не хочу!
    Муж переживает, а с моей точки зрения -- малого настроили против папы, он обижается не за себя, а за свою маму. И вырастет истериком.

  • Николай Иванович Козлов, если бы мне папа в детстве так жестко порушил мозг, то я, в следующий раз находясь в бассейне, несколько раз подумал, прежде чем всплывать. Весь этот приторный "кисель" можно было заменить одной разумной фразой: "Я не хотел тебя обидеть. Если тебе что-то не нравится, то в следующий раз мне говори. Хорошо?"
    зы..почему "мужчины не плачут"?

  • Сложность ситуации не только в том, что просто ребенок обиделся. Мальчик обиделся на шутку мужчин. А у них свой, особый мужской юмор. Нам кажется жесткий и обидный иногда. А им - нет. Отцу в любом случае надо возвращаться к ситуации и самому понять, что обидело и что стало непонятным для ребенка. Статья отличная.

    Оценка статьи: 5

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 4 сентября 2011 в 22:59 отредактирован 4 сентября 2011 в 23:00

    Почему страх? Это не обязательно страх, это может быть обманутое доверие. Когда ребенок не ожидает подвоха, и нет у него времени сказать "Стоп". Большой, близкий, свой - и вдруг, да еще с кем-то в сговоре - делает больно или просто неприятно...

    "Ты мальчик, ты мужчина..." А если я - девочка, на которой старшая подруга показала другим подружкам приемчик, и вот я уже лежу на асфальте, а она глазками хлопает: "Ты что, обиделась?"
    Так вот, в этот момент, наверное, я научилась вычеркивать предателя из своей жизни. И только лет через 20 научилась прощать и отпускать.