Александр Смирнов Грандмастер

Что разрушает христианский «меч»? Немного о самоидентификации

Наверное, один из самых непонятных моментов в Новом Завете — это фраза «Не мир я принес, но меч!» В самом деле, назначение меча — разрушать. Так что же он разрушает?

irin-k, Shutterstock.com

Важнейшая сторона христианства — его наднациональность. Вспомним Писание. До определенного момента Иисус действует в рамках иудаизма как национальной религии. Сам он говорит, что «послан только к заблудшим овцам дома Израилева». И тут же, вняв доводам, выходит за означенные границы, помогая инородке. Это не единственное место, где поступки Иисуса расходятся с его словами, когда он сам выходит за рамки собственных поучений. И к этому мы вернемся в конце статьи.

Итак, сам Иисус четко идентифицирует себя с народом Израиля. Апостолы же разрушают национальные границы: «нет ни иудея, ни эллина». Справедливости ради предположу, что к тому были объективные причины. Некоторые ученые считают, что христианство формировалось не в Палестине, а в Малой Азии, при активном участии греков, исповедовавших иудаизм. Эта точка зрения имеет основания и объясняет в том числе и выход христианства за пределы иудейской среды.

А теперь пару слов об идентификациях.

Все мы идентифицируем себя с какими-либо факторами нашей жизни. Попробуйте не задумываясь ответить на вопрос: «Кто я?» Что-то главное, чем вы себя считаете? Выделить его сложно, иногда почти невозможно. Жизнь многогранна, и мы идентифицируем себя с множеством социальных ролей.

Наверное, одной из первых и важнейших является идентификация с группой, к которой мы принадлежим. У ребенка это происходит само собой, он идентифицирует себя как члена семьи. Затем мы идентифицируемся с родом (в наше время не обязательно, а раньше это была важная часть картины мира), с нацией, страной… Ах да, есть еще идентификация с человечеством. Но чаще всего она принимает форму идентификации себя с человеком как биологическим видом. Ну и более частные идентификации: по профессиональному признаку, социальному, религиозному и пр.

Христианство совершило своего рода прорыв, по сути, сняв для членов своей общности большинство прежних идентификаций. Причем основополагающих. Таких, на которые в принципе невозможно было покуситься: идентификации с нацией и родом. Помните, как Иисус говорит: «Не мир я принес, но меч!» И уточняет: «Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня». Человеку, хотевшему задержаться для похорон отца, учитель говорит: «Пусть мертвые сами хоронят своих мертвых». Есть трактовка, что мертвыми он называет не услышавших его, четко отделяя своих последователей в отдельную общность, «живых», родившихся для новой жизни. И уточняет, указывая на учеников: «Вот братья мои!»

Его ученики и в самом деле оставляли прежнюю жизнь, символически умирая в обряде крещения. На свет рождалась новая личность, в идеале не связанная прежними идентификациями. Новый человек был рабом божьим… а больше ничьим. Заповедь братской любви связывала его новыми отношениями с новой «семьей» — христианской общиной. Его бог больше не был богом одного народа, и теоретически объединение по национальному признаку должно было быть христианами отринуто. И действительно, первые христиане объединялись в общины, где даже имущество было общим, где все были братьями, единой семьей, общностью, детьми одного бога.

В сравнении с привязанностью к роду или нации, это идентификация на куда более высоком уровне, по признаку духовного родства. Прослеживается здесь и элемент матриархальных отношений: идея братской любви, братства всех людей как детей одного Создателя. А поскольку бог христиан идентифицировался с творцом всего мира, всего человечества, нужно было лишь распространить учение по всему миру. Остается один шаг до идентификации себя с человечеством вообще — и не по биологическим признакам, а по признаку духовного родства. В сочетании с идеей братской любви это был прямой путь к пресловутому царству божьему на земле…

Увы. Как и многое другое, этот аспект христианства был почти полностью утрачен. И вместо освобождения от прежних идентификаций, вместо свободы, признающей единственную высшую власть, христианство лишь добавило к старым идентификациям (читай — узам) новую. Являясь одновременно членами семьи, нации, являясь гражданами страны, люди одновременно считают себя еще и христианами, перегружая душу противоречивыми потребностями, проистекающими из этих идентификаций.

Да, Иисус говорил: «Отдайте богу богово, а кесарю кесарево». Вот только сам он предпочел богово. Без компромиссов и попыток лицемерно лавировать между «ветхой» и «новой» жизнью.

Обновлено 9.06.2012
Статья размещена на сайте 7.06.2012

Комментарии (15):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Отказаться от семьи и родителей и возлюбить только главу секты - совершенно типичная картина. Все тоталитарные секты этого требуют.

    Текст Пятикнижия ничем не оброс, он не меняется ни на букву...

    Оставьте свою семью и свой род, и станем новой семьей - христианской общиной. А зачем? Только с одной целью - подчинить всех себе, а не старейшинам? На словах-то оно все хорошо: давайте чтоб все любили всех. Но ведь не вышло так ни разу. Просто добавили еще один признак, по которому надо любить своих и ненавидеть чужих.

    То есть к концу статьи автор пришел к выводу, что христианство потерпело полный крах, несмотря на миллионы и миллионы приверженцев. Занятно.

    • Комментарий скрыт
      • Ирина Рябцева, это очень удобно: всех "хороших людей" будем называть христианами, хотят они того, или нет. А с чего? Если человек живет по совести, не лжет, помогает нуждающимся - но он иудей? или вообще атеист? Их тоже запишем в христиане?

        Христианин - это человек, который верит в божественную природу Христа, верит, что Иисус сын Божий. Точка.

        И не надо накручивать сюда туманные моральные критерии.

      • Ирина Рябцева, настоящие, не настоящие... Мутно всё про настоящих и нет в святых книгах.
        Больше всего склонны к рассуждениям о вселенской любви именно те, кто с библией и евангелиями знаком весьма поверхностно и читает их когда прижмет.
        Вера дело очень личное, поэтому должно быть так: Верьте в кого угодно, когда угодно и как угодно. Важно, чтобы от этого ни у кого не возникало проблем.

  • У меня был знакомый священник, которого его же вышестоящие изгнали в глухое село подальше от Киева и Киевской области.
    Он говорил, что христианство ещё в зародыше, оно только развивается. И способно развиться и расти дальше, меняясь. Но разве чиновникам церкви нужны перемены?
    Я склонна верить этому священнику, потому что вижу огромное количество веток христианства: протестанты, мормоны, католики, православные, адвентисты, баптисты и прочие-прочие-прочие...
    Но не это важно. Этот же священник говорил, что в христианстве должны быть как бы две параллели, и вроде как изначально они были, но стали конкурировать между собою. Тут он, правда, принимался приплетать легенды и эзотерику, но идея интересная:
    - есть те, кто склонен слепо верить. Покориться. Возложить все свои беды, радости и чаяния на Господа Бога. Как даст -- так и будет. И за всё быть ему благодарным. Это люди, которые читаю книги и следуют им. Которые несут свой крест безропотно и благодарно, веруя, что за страдания их им воздастся в царстве небесном. Именно такие принесут в жертву сына, если этого будет требовать Господь. Этой ветке мой знакомый приписывал символ "крест".
    - и есть бунтари, люди любознательные, протестующие, которые ни за что не подставят левую щеку, если уже получили по правой. И если голос с неба скажет им "Принеси мне в жертву своего сына" они обязательно спросят в ответ, как же это вяжется с догматом "Не убий"?! Опять же: священник резонно заметил, что бунтарей Бог любит больше. Он хочет, чтобы человек думал, боролся, развивался, анализировал. Таких людей он называл "мечниками" ( в противовес первым, "книжникам"). И считал, что их символ -- "грааль".

    Оценка статьи: 5

    • Ксения Печий, ветки христианства меня больше всего царапают: у всех один бэджик, а непримиримости хоть отбавляй, особенно между католиками и православными. Это и грустно и смешно.
      Даже на марксизме меньше веток.

      Оценка статьи: 5

      • Сергей Дмитриев, видать дерево по плодам его. У нас в Ивано-Франковске священники разных конфесий при встрече друг другу руки подают, останавливаются поболтать на улице.
        А в Киеве греко-католикам и православным киевского патриархата запрещён вход в православные храмы московского патриархата. Так тут уже не вопрос веры, а вопрос лицемерия, хваткости, фарисейства.

        Оценка статьи: 5

        • Ксения Печий, кста..,мне недавно Е.К. выдала стишок как раз в тему,"Про экуменизм"
          "Однажды Римский Папа, весь такой //Гулял один в лесу под Таганрогом.// Сшибал поганки царственной клюкой, // Не забывая, впрочем, славить Бога.
          А тут ему внезапно из кустов //российский поп как выскочит навстречу // От ужаса носители крестов // Лишились,понимаешь, дара речи."

          Далее подошли раввин,буддисты, сектанты и пр.
          "И Папа Римский радостно изрёк, //Взирая на собравшиеся лица: "Господь - весьма загадочный зверёк // Пожалуй,тяжело не согласиться".

          Оценка статьи: 5

  • Комментарий скрыт
    • Эдуард Гулевский,
      Одна отмена реинкарнации в 7-м веке чего стоит.
      в общем-то в писании если и есть то, что можно принять за намеки на реинкарнацию, то очень условно и только при большом желании их увидеть. да и с бессмертной душой все не так просто. по писанию, имею в виду. так-то там все больше о воскрешении перед судом. а это несколько иное, чем реинкарнация и бессмертная душа.

      Статья никакая. Но очень нужная. Как катализатор. Чтобы кому-нибудь задуматься
      это, имхо, цель подавляющего большинства подобных статей

  • Евгений Востриков Евгений Востриков Дебютант 11 июня 2012 в 08:31 отредактирован 11 июня 2012 в 08:32

    "Если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником" (Евангелие от Луки, гл. 14, ст. 26).

    "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его" (Евангелие от Матфея, гл. 10, ст. 34-36).

    "Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится! Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: трое против двух, и двое против трех; отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей" (Евангелие от Луки, гл. 12, ст. 49-53).

  • Братья по рабству.Если каждый верующий носит в себе бога, почему он должен быть его рабом? В статье много подкожных, подковёрных нюансов, снять покровы с которых посильно только священникам. Братство и равенство всех людей взяли на вооружение и марксисты, только зря отказались от преемственности, исключив божественную мистику.

    Оценка статьи: 5