Анна Сидельникова Профессионал

Педагогика или её отсутствие? О том, как быстро летает родитель-вертолет

Год назад, 25 августа, американский толковый словарь Мерриама-Вебстера был пополнен новой порцией слов. Среди них — «ребенок-бумеранг», что означает взрослого ребенка, вернувшегося в родительский дом (преимущественно из-за финансовых сложностей).

Dmitriy Shironosov, Shutterstock.com

Симметричное ему понятие «родитель-вертолет» применяется по отношению к матери или отцу, принимающим в жизни детей избыточное участие, стараясь устранить все возможные препятствия и трудности на пути детей, понять и выполнить их желания и уберечь от разочарований.

Родительство — одна из самых трудных задач в жизни человека. И в то же время — один из важнейших источников счастливых переживаний. Большинство из нас хотели бы, чтоб ребенок рос здоровым, морально и физически сильным, умным, успешным. Мы стараемся с самого рождения научить его всему тому лучшему, что умеем сами. И тем не менее наряду с радостью, удовлетворением и гордостью все родители эпизодически чувствуют усталость, неуверенность, раздражение, которые не всегда позволяют действовать так хорошо, как хотелось бы.

В России раньше существовала народная педагогика (в том числе и советская), и всему обществу было понятно, что считать хорошим воспитанием, а что — плохим. В процессе социальной перестройки прежние ориентиры и традиции воспитания разрушились и обесценились, теперь вместо них в семьях иногда складываются довольно хаотичные или непродуманные педагогические подходы.

Так называемый «родитель-вертолет» — один из таких вариантов, и его можно рассматривать как разновидность гиперопеки. Он характеризуется стремлением родителей окружить ребенка повышенным вниманием, оградить от возможных проблем и трудностей, предотвратить появление у него негативных переживаний — огорчений, обид, злости. Иногда такое воспитание называют еще тепличным и при этом рисуют такую картинку: заботливая мама, сидя на корточках, завязывает шнурки своему сыну-третьекласснику. И это понятно: сердце какой матери не дрогнет, когда она услышит в голосе своего ребенка нотки плача или увидит кислое выражение лица, когда чаду напоминают о необходимости убрать постель, или заметит, как напрягается его спина от школьного рюкзака.

Стоит отметить, что в своем крайнем проявлении такое отношение может иметь массу негативных последствий для ребенка. Он может стать чрезмерно зависимым от родителей и превратиться в того самого ребенка-бумеранга, о котором мы упомянули в начале статьи. Такому человеку очень трудно трезво оценивать особенности ситуации, принимать ответственные решения и рисковать, если этого предполагают новые обстоятельства и задачи. У него низкая стрессоустойчивость и энергетика. Такой человек зачастую не готов столкнуться с превратностями несовершенного мира и преодолеть преграды на пути к своим целям. И в этом смысле справедливо замечание Роберта Энтони: «Спасибо тем, кто отказал мне в помощи. Именно благодаря им я справился сам».

Любопытна в этом отношении переиначенная, до боли знакомая сказка о мачехе, дочери и падчерице.

Жил да был в одной деревне старик со своей дочерью Машей. Любил он ее безмерно и вот решил, что ей нужна мать. Старик женился и привёл в дом старуху, мачеху, у которой была своя любимая дочь, Глаша. Старуха, ясное дело, сразу невзлюбила падчерицу и решила её извести. Но мачеха была начитанной и сказки хорошо знала, поэтому поступила по-своему.

Поднимала она утром свою дочь Глашу, заставляла её убирать, готовить, вязать и прясть. А Машеньке говорила, чтоб та все больше на перинах лежала, не марала свои белые ручки на тяжёлой работе. Соседи не могла надивиться: «Ах, как же она любит свою падчерицу, холит, лелеет, бережет».

Выросли девушки. Проезжал раз через деревню принц, влюбился в работящую Глашу и взял её в жёны. А Маша так и осталась ни с чем, никто не захотел жениться на ленивой и сварливой девушке.

В такой опекающей позиции родителей, однако, есть и свой позитив. Подобно тому, как цветок, которому созданы благоприятные условия, растет быстрее, ярче, свободнее, так и ребенок, чье развитие стимулируют и поощряют, может добиться большего прогресса. Поэтому в какой-то степени и такой стиль может быть оправдан. К тому же сильно опекающих родителей отличает теплое, исключительно терпеливое и внимательное отношение к ребенку, что само по себе ценно.

При этом, конечно, не стоит брать в расчет совсем патологические варианты развития событий, описанные в многочисленных российских фильмах, когда сверхобеспеченные родители, день-деньской поглощенные развитием бизнеса, в порядке компенсации недополученного ребенком родительского внимания и заботы потакают своему ребенку-подростку буквально во всем. Такая полная вседозволенность подростка нередко приводит его к пагубным последствиям.

Причиной такой потворствующей гиперопеки может быть, в первую очередь, тревога за ребенка, за его будущее (чтоб не упал, не простудился, не попал в плохую компанию), желание видеть ребенка успешным (чтоб поступил в университет, быстро нашел работу, был востребованным, чтоб вообще все легко давалось и жилось безбедно). Такая тревога родителя может быть связана с неким случаем реальной опасности (серьезная болезнь, травма) для жизни ребенка или какого-то другого родственника. И, даже когда опасность миновала, в матери еще долго может жить страх за ребенка и диктовать свои, уже не соответствующие ситуации требования.

Другой причиной может быть тот факт, что ребенок очень долгожданный, поздний или единственный. Или если, например, мама с неудавшейся личной жизнью передает весь пыл своей души ребенку по принципу «не сложилось у меня судьба счастливо, так пусть хоть у тебя все будет как надо».

Иногда цель такого родителя — быть идеальной мамой или идеальным папой. Чтоб потом упреки ребенка или чувство вины не омрачили и без того не очень радостные будни. Чтобы потом, когда ребенок встанет на ноги, можно было расслабиться и сказать себе: «Я сделал все, что мог. Теперь ты действуй сам».

Только вот это «сам» не получается ни у родителя, ни у выросшего ребенка: привыкли жить заботами о другом и себя не понимают.

В основе гиперпротекции — бессознательное желание взрослого оградить малыша или подростка от таких же негативных переживаний, какие были в детстве или юности у мамы (для пап это вообще свойственно меньше). И если это не всегда удается, то маму может мучить ощущения безмерной жалости к ребенку, острой вины и беспомощности. Поэтому в некоторым смысле чрезмерная опека является попыткой мамы избежать этих своих тягостных чувств.

Стоит помнить, что противоречия и неприятности так же естественны в жизни ребенка, как радости и победы. Фокус не в том, чтобы их избежать, а чтобы учиться умело находить компромиссы и преодолевать трудности.

Обновлено 11.08.2012
Статья размещена на сайте 9.08.2012

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: