Сергей Зиновьев Мастер

Кто поможет переживающему горе утраты?

Рассказывают, что к одному из буддийских учителей привели немолодую женщину, утратившую во время стихийного бедствия всех родных и не желавшую более жить. Просветленный разрешил ей покончить с собой в том случае, если она найдет хотя бы одного человека ее возраста, который не потерял за жизнь ни одного близкого. Самоубийство не совершилось.

В наше время все специалисты считают утрату близкого человека (смерть, тяжелая калечащая болезнь, любовная драма, долгая вынужденная разлука) самым мощным из стрессоров, которые только может испытывать человек. Всеобщее поcтарение населения и обилие жизненных коллизий превращает горе в повседневную реальность. К сожалению, мы даже привыкаем к нему — как к грязи на улице, пьющей матери или сыну-двоечнику.

Однако по-настоящему ни к какой боли привыкнуть невозможно. Помимо тревоги и тоски, людей преследует мучительное чувство вины (не договорили, не извинился, не попрощался), постоянное мысленное проигрывание диалогов с ушедшим, дискомфортные сновидения. Постепенно невыносимое нервно-психическое напряжение из болезненного расстройства превращается в неосознанную личностную установку — своего рода «жизненный девиз» и начинает перестраивать «изнутри» поведение перенесшего беду.

Одни полностью отказываются от большинства видов активности по типу «обжегшись на молоке — дую на воду». Некоторые превращают свое жилище и самого себя в «мавзолей» идеализируемого прошлого с полным отказом от простых и естественных жизненных радостей. Кто-то становится завистливым мизантропом, постоянно недовольным и даже агрессивным ко всему окружающему. Многие идут по пути неприкрытого саморазрушения — алкоголь, разрыв всех прежних социальных контактов («напоминает о невозвратимом»), деструктивные культы и фанатичный мистицизм. Как помочь таким людям?

Обучение здравому и достойному (не удивляйтесь!) отношению к потерям и в первую очередь к смерти — задача на несколько подрастающих поколений, однако при внедрении психической культуры в широкие слои населения больше людей станут относиться к ней без страха и презрения — просто как к итогу жизни, памятуя строки Екклесиаста: «День смерти лучше дня рождения». Понимающие это уже сейчас могут поделиться своим опытом и чувствами с окружающими без излишнего трагизма и слащавости. В такой атмосфере страдающий не будет фиксирован на утрате слишком долго, конструктивно встроит ее в свой опыт и сможет сам помочь близким.

Помимо доброго и здравомыслящего отношения окружающих, на помощь пережившим сверхординарную утрату готовы прийти на помощь специалисты из сети «Телефонов доверия». В Петербурге, например, их существует несколько, в том числе и специализированных (для взрослых — 323−43−43, для подростков — 708−40−41, для девушек — 251−00−33, для зависимых от дурманящих веществ — 528−21−64). Телефоннное общение за счет «анонимности» собеседников легче позволяет выговориться, поделиться глубоко сокровенным, принять совет. Если в ходе телефонной беседы человек чувствует намерение и дальше работать над проблемой, он может записаться на прием в следующее подразделение кризисной сети — кабинет медико-психологической помощи (тел. 323−79−65, 437−37−37).Там работают бригадным методом психотерапевты, психологи, социальные работники. Страдающий может пройти серию индивидуальных или групповых психотерапевтических встреч.

Психотерапия как искусство «полезного разговора» облегчает естественно-психологическое протекание реакции утраты (паника — отрицание — поиск компромисса — успокоение), «очищает» ее от вторичных и не всегда верных умозаключений, позволяет ознакомиться с опытом других людей и получить «обратную связь».

Иногда собственно психотерапевтического вмешательства оказывается недостаточно, и тогда страдающему предлагается курс лечения в кризисном стационаре (клиника неврозов) или наблюдение психотерапевта (психиатра) по месту жительства (районные поликлиники и психоневрологические диспансеры). При этом к психотерапии подключается и психофармакологическое лечение (антидепрессанты и противотревожные препараты). Важным целительным фактором госпитализации является ограждение человека от травмирующей внешней обстановки, постоянно напоминающей о случившемся несчастье. В любом случае это обращение будет показано: если Вы немолоды и одиноки, если Вы пережили несколько утрат в течение короткого времени, если хочется утопить горе в дурмане, если совсем не хочется жить, если боль не отпускает Вас больше чем полгода или только усиливается со временем.

Трудно, почти невозможно дать универсальную рекомендацию перенесшему горе — слишком много глубоко личного и интимного заключено в каждой утрате. Однако, как и всегда, мощным источником поддержки страдающих являются проверенные временем ценности — мировые религии, классическая литература и музыка, творческое самовыражение (ведение дневника, рисование, стихи, рукоделие) и общение с природой. Главнейшим же целительным фактором будет присутствие рядом собеседника (будет ли это друг, врач или священнослужитель) — терпимого без фанатизма, сердечного без слащавости и здравомыслящего без цинизма. Вы — не одни на этом свете, и Вы имеете право на помощь.

Обновлено 8.02.2015
Статья размещена на сайте 4.05.2007

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Смерть, как и жизнь, естественноая часть всего сущего. По-моему, важно дать человеку достойно и осознанно уйти из жизни. Помочь его душе облегчиться от тяжести нерешенных и накопленных стрессо и проблем. В этом огромная роль родных и близких.И учить этому нужно с детства. Истерии по поводу ухода родных, приносят вред и умершему и живым.

  • Добрая, сочувствующая статья.

    Оценка статьи: 5

  • sania kilmer Читатель 12 мая 2007 в 09:33 отредактирован 20 мая 2018 в 15:11

    Статья хороша. Название вовсе не вводит в заблуждение.
    Светлая печаль? Незнаю... Горе бывает разным. Памятник ушедшим родителям и нормальная тоска по естественным потерям - это, наверное, может быть вполне по-филосовски светло.
    Бывают варианты гораздо хуже. В таких случаях боль становиться столь невыносимой, что даже самоубийство не выход... Ничто не выход... Одна сплошная боль.
    Автор 100% прав. Когда раненые, почти до смерти, люди сбиваються в стаю им становиться легче. Если при этом есть индивидуум (в идеале не тронутый серьезным горем),котрый готов принять на себя часть этой муки - действительно становиться легче.
    Социальные службы типа hot lines, может быть, довольно формальное образование. Может быть, слабым, ищущим причины стать еще слабее не поможет ничего. Но тем, кто ищет возможность пережить и выжить подобные службы, советы и информация помогают.

  • Способов отвлечься много. Трудно вытряхнуть из ступора, когда человек просто ничего не слышит. Помогут ли специалисты, которых Вы рекомендуете?

    Оценка статьи: 4

  • Сергей, еще раз спасибо, что поднимаете важную тему. На этот раз сервис голосования не капризничал, а сразу принял пятерку.
    Все-таки священнослужители с психологическим образованием , по-моему, оказываются чаще рядом с тем, у кого горе, чем мирские психологи. А порой последние в ходе своей работы становятся священниками.
    Как Вы относитесь к хосписной практике в Питере А.Гнездилова?

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник Бывший модератор 8 мая 2007 в 16:53
    о мучительном чувстве вины

    "людей преследует мучительное чувство вины". Мне кажется, от этого чувства нельзя отказываться, нельзя бежать от него, нельзя пытаться как-либо от него избавиться. Постепенно горе сменяется печалью, которая в конце концов имеет свойство становиться светлой.
    Чувство вины перед ушедшими - оно может быть созидательным. Ну, на бытовом уровне - обустроить могилу. Своих детей - научить помнить умерших бабушек-дедушек. Написать воспоминания. Издать книгу. Одним словом - поставить ушедшему памятник. Сохранить о нем память. Ведь, пока помним - они живут...

    Оценка статьи: 4

  • Название статьи вводит в заблуждение: думаешь, что она о том, как ты можешь помочь переживающему горе, а оказывается - как его пережить тебе самому.