Александр Васильченко Профессионал

Компьютерная зависимость - фикция?

Представим себе ситуацию. К психологу приходит молодая женщина и со слезами на глазах рассказывает страшную историю о том, что ее муж с недавнего времени сутками пропадает в гараже. Придя с работы, сразу бежит в гараж, часто задерживается там далеко за полночь, а то и вовсе ночевать не приходит. Что он там делает?

Alita Bobrov Shutterstock.com

Возится со своей машиной, конечно. Ремонтирует, регулирует, моет, полирует. В общем, любовью с ней занимается.

Психолог, выслушав клиентку, говорит примерно следующее: «Вы знаете, Ваш муж страдает психоэмоциональным расстройством, которое называется гаражезависимость с признаками машиноаддикции, осложненное неврозом навязчивого ремонта ходовой части. Но Вы не беспокойтесь, вернем мы вашего мужа в лоно семьи. Пара сеансов гипноза, плюс таблеточек ему выпишем, и все, будет он милым, послушным и покладистым… в смысле, где положите — там и возьмете (А что, неплохое качество для мужа. Вы не находите?)».

Да. Ситуация, конечно, бредовая. Сон пьяного интеллигента. Ведь по уму сперва следует разобраться, с чего это муж избегает общества жены; какая у него ситуация на работе; как складываются взаимоотношения с коллегами, друзьями, родителями, детьми; чем он занимался раньше и насколько успешно. А только потом решать, что с ним делать… и надо ли. Может, мозги вправлять следует жене, а не мужу.

Так почему же со страниц всевозможных изданий, как бумажных, так и цифровых, не сходят рассуждения о всевозможных новомодных «зависимостях». «Игровая зависимость», «кибераддикция», «сетеголизм» и т. д., и т. п. И все это сдобрено научной терминологией и подано так, что не возникает и тени сомнения в том, что сын, сидящий за «компом», страдает какой-нибудь из этих зависимостей.

Еще недавно термин «зависимость», или аддикция, рассматривался только в плоскости физиологической или эмоциональной зависимости от химических веществ — лекарств, наркотиков, алкоголя. Сейчас же список этот расширился (или вернее распух непомерно) за счет того, что к зависимостям относят все что угодно. Тут тебе и «трудоголизм», и «шопингомания», и т. д.

Интересно, а как определяется, что является зависимостью, а что нет? Оказывается, есть перечень критериев, предложенный М. Гриффите, которые в сумме определяют зависимость:

приоритетность (salience) — излюбленная деятельность приобрела первостепенное значение и преобладает в мыслях, чувствах и поступках (поведении);

изменение настроения (mood modification) — относится к субъективному опыту человека и сопутствует состоянию поглощенности деятельностью (примерами могут служить состояние эмоционального подъема либо, наоборот, приобретения спокойствия при переходе к любимому занятию);

толерантность (tolerance) — для достижения привычного эффекта требуется количественное увеличение параметров деятельности;

симптомы разрыва (withdrawal symptoms) — возникновение неприятных ощущений или физиологических реакций при потере или внезапном сокращении возможностей заниматься любимой деятельностью;

конфликт (conflict) — относится ко всем разновидностям конфликтов: внутриличностным; межличностным (с окружающими людьми); с другими видами деятельности (работа, социальная жизнь, хобби и интересы);

рецидив (relapse) — возврат к излюбленной ранее деятельности, иногда после многолетнего абстинентного периода.

Ну как? Приведенный в начале статьи пример выглядит не таким уж бредовым, не так ли? А что? Все признаки налицо — бери и лечи.

Пути формирования такого рода «зависимостей» тоже просты до безобразия:

«Проблема аддикции начинается тогда, когда стремление ухода от реальности, связанное с изменением психического состояния, начинает доминировать в сознании, становясь центральной идеей, вторгающейся в жизнь, приводя к отрыву от реальности». (Короленко Ц. П. «Аддиктивное поведение»)

Во как! Если я стремлюсь к уходу от реальности и добиваюсь поставленной цели, то я болен. И плевать на то, что реальность причиняет мне боль и не позволяет удовлетворить какие-то потребности (а плохих потребностей не бывает) — болен я, а не реальность.

Ну, с Америкой все ясно — «тупые». Хотя нет, не так: одни тупые, потому что не собираются вникать в то, что с ними происходит, другие, наоборот, шибко умные и делают деньги на проблемах первых.

Юристам, адвокатам, психиатрам — всем выгодно признать существование «кибераддикции». Для одних это выигранные дела в суде, для других — дополнительные пациенты, чьё лечение покрывается медицинской страховкой, плюс дополнительные выплаты от фармакологических компаний.

Хотя даже там нет-нет, да пробивается голос разума. К. Суррат, К. Мюррей, Дж. Гохол выступали против «медикализации» компьютерной зависимости. Грохол считает, что это не более чем стадия освоения информационных технологий, а Мюррей говорит о том, что уход в «киберпространство» может иметь даже позитивные последствия:

«…общепринятое представление об Интернет-зависимости отражает психоаналитическую трактовку киберпространства как способа ухода от жизненной реальности. Уход может иногда быть способом вхождения в реальность заново… Будучи отрицанием реального мира, такой уход может способствовать новому „появлению“ в реальном мире, причем более значительному, чем это могло бы быть в любом другом случае. В частности, если столкновение с Интернет-зависимостью было представлено как битва, то этот опыт приносит честь тому, кто его пережил».

Проведя эмпирическое исследование, данный автор пришел к выводу, что элементы зависимости от Интернета — далеко не всегда негативный опыт, как это часто представляется: ее «можно рассматривать по аналогии с другими интересами к «иным мирам», например, «жаждой путешествий» или «глотанием книг».

Но это все лирика. Нам-то, зачем все это надо? Нет ничего проще. Снимается ответственность с самого «зависимого», с его близких, с общества в целом. «Зависимый» получает возможность играть в игру «Калека» (слава Бэрну, великому и ужасному). Его близкие сохраняют о себе мнение, что с ними все в порядке. Психологи не заморачиваются с системным подходом, а просто «лечат» того, кто в лечении не нуждается. Общество в целом имеет возможность жалеть, презирать, осуждать… и так далее — кому что нравится.

Обновлено 21.10.2018
Статья размещена на сайте 5.01.2013

Комментарии (11):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Отто Шнапс Читатель 12 декабря 2013 в 09:55 отредактирован 12 декабря 2013 в 10:26

    Вода, вода...
    "Представим себе ситуацию..."
    Компьютерная онлайн-игра "Мир танков". Суть заключатся в многоуровневой прокачке веток развития военной техники. Папа играет в танки, сын просит почитать книжку. "Отстань, я занят!". Жена просит вынести мусор - "Не видишь, у меня ротный бой!"
    На официальном форуме игры игрозависимые задроты не скрываясь и не стесняясь рассказывают о том, что из-за танков бьют своих детей, посылают родных и близких. Гордятся тем, что "отвоевали право" играть и нести деньги на премиум-аккаунты и платные танки. На официальных пиар-меропритиях игры хвастаются тем, что развелись с жёнами из-за танков ("Но я всё равно не расстанусь с этой игрой!" (Занимаюсь вопросом не первый год, раньше сам долгое время плотно играл в игры (и в оффлайновые, и в эту в том числе). Упомянутые случаи лицезрел лично на примере некоторых знакомых.
    Причём тут ваши гаражи? В свете всего сказанного лепет на тему всяческих фикций выглядит, уж извините, по меньшей мере неуместно. А всё потому, что мухи смешаны с котлетами - не дифференцированы конкретные причины, привязывающие людей к компьютеру. А они могут быть ОЧЕНЬ разные.
    И - да. Что за ересь на тему "плохих потребностей не бывает"? А если у Васи Пупкина потребность вырезать сердца у 12-летних девочек - эта потребность тоже имеет право на реализацию, следуя вашей логике?
    Вообще как-то всё обобщённо и поверхностно.

  • конфликт (conflict) – относится ко всем разновидностям конфликтов: внутриличностным; межличностным (с окружающими людьми); с другими видами деятельности (работа, социальная жизнь, хобби и интересы);

    Вот интересно любимое дело вступает в конфликт с хобби (любимым делом)?

  • Согласна с мнением автора: абсолютно любая особенность личности при желании выдается за психическое расстройство. Кстати, это и моя тема: моя теория доминирования доказывает, что большинство странностей - результат не болезни, а подражания доминирующему члену семьи.

    Между прочим, почему-то никто не бьет тревогу, когда человек заваливает всю квартиру книгами. Любовь к книгам считается достоинством, хотя тут можно поспорить, особенно когда такой книголюб только и делает что читает, а создать что-либо полезное не может.

    Оценка статьи: 5

    • Владината Петрова, Всё не так сложно, как кажется, а гораздо сложнее.
      В Вашем примере с книгами следует различать (и различают)библиофилию - любовь к книгам и чтению - и библиоманию, психическое расстройство.
      Границу провести очень бывает трудно.
      То же самое в отношении любых сфер деятельности и человеческих увлечений.

      Оценка статьи: 5

  • Разумно, взвешенно, информативно.

    Оценка статьи: 5

  • Очень красиво по стилю, мне такой нравится, когда "по чертежам, деловито и сухо", без юморных реминисценций.
    Опасности зависимостей преувеличены. Для многих это выпуск пара и утоление интересов. Люди заняты как минимум хобби и это не мешает реальным делам, даже мобилизует на подвиги.

    Оценка статьи: 5