Светлана Смородина Дебютант

Стоит ли пользоваться услугами языковых школ?

Ни для кого не секрет, что огромное количество людей, решивших наконец серьезно заняться языком, отправляются в языковую школу и через какое-то время покидают ее, разочарованные. Действительно ли там все так плохо или виной всему — наши неоправданные ожидания? Истина, как обычно, лежит где-то посередине.

chuckstock, Shutterstock.com

Школа как бизнес

Очень многие идущие в школу считают, что идут за результатом и школа должна этот результат обеспечить. Это не совсем так. Школа не продает Результат. Школа продает Услугу под названием «Организация учебного процесса». То есть за определенную плату на определенное время школа предоставляет вам помещение и преподавателя, который будет вам говорить что, в какой последовательности и с помощью каких учебных пособий делать. Все. Результат с помощью всего этого вы должны обеспечить себе самостоятельно.

Кто нас учит

Наиглавнейшим своим преимуществом школы считают преподавателей-носителей языка, поминая своих сертифицированных преподавателей к месту и не к месту. В реальности факт наличия у преподавателя хваленого сертификата CELTA означает всего лишь, что человек прослушал четырехнедельные, а при определенном стечении обстоятельств — и более короткие курсы. Научиться чему-то за этот срок, конечно, можно, однако гораздо больший вес имеет опыт преподавания, и не просто опыт преподавания где угодно кому угодно, а опыт преподавания именно в России и именно взрослым студентам. В высокую квалификацию двадцати-с чем-то-летнего преподавателя (а таких в языковых школах большинство) просто как-то не очень верится.

Если вам очень хочется хотя бы приблизительно оценить квалификацию и опыт преподавателя, спросите его, сколько времени он в России и где преподавал до этого. Если это молодой человек, с большой вероятностью Россия будет его первой страной или второй — после Южной Кореи или другой страны Юго-Восточной Азии, где требования к квалификации преподавателей не так высоки, как, к примеру, в Европе, и где он, скорее всего, обучал маленьких детей. Собственно, именно высокая конкуренция среди преподавателей и недостаток опыта (а совсем не интерес к русской культуре и загадочной русской душе) приводят молодых и не очень преподавателей в Россию. Большинство из них куда как с большим удовольствием отправилось бы, скажем, в Испанию.

После достаточно долгого периода наблюдений я поделила для себя преподавателей языковых школ на две неравные группы:

Лузеры — как правило, недавние выпускники университетов, не сумевшие найти работу в своей стране.
Граждане мира — авантюристы-путешественники. Граждане мира часто владеют еще какой-нибудь, часто творческой, профессией, преподавание же для них — всего лишь способ получить жилье, визу и заработать немного на жизнь.

Среди моих преподавателей была журналистка, которая в свободное от преподавания время писала в различные издания, и музыкант, который по вечерам играл в барах. Понятно, что преподавание они своим делом жизни не считали и качество преподавания было соответствующее. Их, честно говоря, трудно винить, принимая во внимание мизерные зарплаты, которые платят школы (1150 $ в месяц при загрузке 30 часов в неделю в одной из самых крупных сетевых школ). Не ждете же вы, чтобы за такое жалованье учителя предоставляли авторские уроки, в самом деле.

По причине смешных зарплат преподаватели, едва приехав и оглядевшись, пытаются набрать частных уроков помимо часов, которые они должны отработать в школе по контракту. И многие находят, ибо спрос велик. То есть вполне возможно, что придя на занятия в вечерней группе, вы обнаружите в классе преподавателя, отучившего пару дневных групп и давшего пару-тройку уроков one-to-one в разных концах Москвы и главная задача которого на данный момент — не упасть со стула. Это, конечно, проблема не ваша, и вы тоже пришли после полного рабочего дня, но скандалить тут не имеет смысла — систему вы не переделаете. Нужно или уходить и искать другие способы изучения, или пытаться извлечь пользу из того, что есть.

При ваших определенных навыках даже неопытный и насмерть уставший преподаватель может оказаться полезным.

Так что же со всем этим делать, чтобы получить результат?

Для начала — понять и принять факт, что ваши представления об уроках в языковой школе могут очень сильно отличаться от действительности. Школы сейчас все повально используют коммуникативную методику, которая — внимание! — вовсе не предполагает, что преподаватель будет уделять энное количество времени каждому студенту персонально. Если вам это нужно — ищите репетитора. Коммуникативная методика работает совсем по-другому.

В основе коммуникативной методики лежат два основных принципа.

Первый — исключение из процесса обучения местного языка как посредника. Это позволяет избежать ошибок использования грамматических конструкций местного языка в английском предложении. В общем-то, это верно (кто из нас хоть раз в жизни не сказал depend from вместо depend on?), но работает в основном у детей, и я подозреваю, что главной целью тут являлось обеспечение возможности использовать один и тот же учебник во всех странах мира, что позволяет неплохо заработать издательствам.

Второй — говорение. Это физическая деятельность, язык — это мышца, и его нужно тренировать как любую мышцу — многократным повторением, а это значит, что большую часть занятия студент должен говорить. Отсюда эта так нелюбимая большинством наших студентов работа в парах и группах.

Нравится вам это или нет — факт остается фактом: язык нужно тренировать и классная комната при коммуникативной методике имеет гораздо больше общего со спортзалом, чем со школьным кабинетом. Грамматика и словарный запас тоже важны, но они осваиваются, как правило, в процессе выполнения домашнего задания, главная же цель вашего нахождения в классной комнате с 19 до 21−15 — тренировка мышцы языка. Нужно использовать каждую возможность поговорить. А поскольку преподаватель не может говорить со всеми студентами одновременно, остается один выход — студенты должны говорить друг с другом.

Даже если вам достался партнер, который не в состоянии связать двух слов — это не значит, что вы должны молчать тоже. Молчать можно дома, причем совершенно бесплатно. Говорите за двоих. Задавайте партнеру вопросы, сами на них отвечайте, да хоть анекдоты ему рассказывайте, какая разница!

Что делать с ошибками?

Понятно, что преподаватель не в состоянии исправлять все ошибки. Он, если вы помните, уже отучил часов этак шесть (либо, если группа утренняя, пытается справиться с жестоким похмельем) и у него сейчас единственное желание — чтобы это все поскорее закончилось. Понятно, что говорить сразу грамотно не получится, но чтобы начать говорить правильно, нужно сначала начать говорить хоть как-нибудь. Если вы регулярно повторяете грамматику — через какое-то время вы сами начнете замечать свои ошибки, пусть даже и задним числом. Сказал — понял, что сказал что-то не то — посмотрел в учебник — исправился. Все, больше этой ошибки вы уже не сделаете.

Что делать, если предмет обсуждения вам не интересен и вы не знаете, что сказать даже по-русски?

Мой совет — врите, пардон, фантазируйте. Не знаете что сказать — придумайте историю. У вас нет цели говорить правду и только правду. Ваша группа — не общество анонимных алкоголиков, и вы не в суде под присягой. И преподаватель дал вам тему совсем не потому, что ему до смерти хочется узнать, что вы думаете о дискриминации ЛГБТ, безработице, проблемах экологии или глобальном потеплении. Ему, скорее всего, вообще все равно, у него похмелье-усталость-маленькая зарплата-чокнутый сосед по квартире и прочая. Он всего лишь хочет, чтобы вы говорили. Ну и говорите, чем больше — тем лучше.

У языковой школы со всеми ее недостатками все же есть кое-какие преимущества. Я знаю уйму людей, способных вызубрить грамматику самостоятельно, но людей, способных самостоятельно регулярно тренировать речевой аппарат, читая вслух и разговаривая с самим собой, гораздо меньше. Далее, при достижении определенного уровня, становится интересно послушать живую речь и еще интереснее выяснить, понимают ли тебя нейтивы.

Частные уроки в этом плане очень эффективны, но для меня это, во-первых, дорого, во-вторых — скучно. Группа меня гораздо больше мотивирует, плюс дает возможность общаться и заводить новые знакомства. Поэтому на данный момент я все-таки выбрала школу, хотя главными критериями у меня являются удобное место и время, а совсем не сертификат преподавателя.

Обновлено 1.07.2013
Статья размещена на сайте 21.06.2013

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Людмила Ливина Людмила Ливина Профессионал 4 июля 2013 в 20:16 отредактирован 4 июля 2013 в 20:19

    Лет 15 назад мне довелось побывать на языковых курсах с oral approach - устным подходом. Там вообще не было квалифицированных преподавателей - были волонтеры. В пособиях для учеников, не было ни единого слова по-русски, но зато прописаны было все действия "преподавателей": что сказать, что сделать. Например: спросите мисс Б, где она живет. Собственно, их задачей было следить, что ученики говорят по-английски и поправлять, если что не так. +15-минутное неформальное общение между парами.
    Это было по тем временам не так уж дорого: уровень (полтора месяца)-100 долларов (уровней 7).
    Вот пособия были замечательные. Разработан каждый урок-модуль: новые устные выражения, их логичное включение в диалогическую речь, море оригинальных упражнений, конкретный результат на выходе.
    Я так поняла, что они разрабатывались для Турции и, кажется, в самой Турции.
    Помню, с первого дискашъна вышла в слезах. Школа + университет с его тысячами может быть и дали базовые знания, но ни понимать английскую речь, ни говорить я не могла.
    Через месяц на каком-то празднике я понимала каждое второе слово, к концу уровня - практически все.
    Очень жаль, что знания остались невостребованными, а книги куда-то пропали.

  • Kabir Kuznetsov
    Разумеется, это обобщение, но не более смелое, чтом утверждение школ, что все их преподаватели сертифицированы и обладают высокой квалификацией. И сертификаты не у всех, и квалификация далеко не самая высокая, а кроме того, существует такое понятие, как отношение к своей работе.
    Контрпримеры у меня тоже есть, но гораздо меньше, чем мне бы хотелось.

  • Kabir Kuznetsov Читатель 3 июля 2013 в 12:01 отредактирован 3 июля 2013 в 12:02

    Относительно «Кто нас учит» — очень смелые обобщения; я лично знаю немало контрпримеров (как, впрочем, знаю и нескольких людей, которые ни разу в жизни не употребили from после depend).
    А преподаватели в языковых школах бывают разные. Я в своё время воспользовался тем, что в этих школах, если пропустил несколько занятий, можно их «отработать» — посетить занятия того же уровня у других преподавателей. После чего перевёлся в одну из «протестированных» таким образом групп. Кстати, из четырёх протестированных носителей наихудшим учителем оказался парень с опытом и действительно интересовавшийся русской культурой и если не загадочной душой, то образом жизни.

    Оценка статьи: 3