Виталий Медведь Мастер

Почему хрестоматии - это зло, и откуда берутся смыслы?

Многие родители и педагоги убеждены, что хрестоматия по литературе — это очень полезный продукт, позволяющий нынешнему «ленивому поколению» хотя бы так — пересказанным вкратце и простыми словами — узнавать о классической литературе, пусть тезисно: главные герои, сюжетные линии… Но, увы, уважаемые взрослые не задумываются о важных минусах хрестоматий. И дело то не в «купированной классике» или «посягнули отрезать от святого». Дело — в мозгах.

Syda Productions, Shutterstock.com

Все, что упрощено — на тактическом/краткосрочном уровне, конечно же, экономит время, но на стратегическом/долгосрочном — убивает мозг. А ведь мозг такая штука, которая не бывает в стабильном, зафиксированном состоянии: как только мозг перестает развиваться, он начинает деградировать.

Самый яркий пример — музыка, где попса, в основе которой лежит четкий, заданный ритм (поэтому не принципиально, на каком языке она исполняется, главное, чтобы можно было кивать в такт головой и притопывать ногой), действует так же, как жвачка: вроде бы и есть свой кайф, но жажду/голод не утоляет. Еще и при частом использовании отупляет. Мозг ритмом зомбируется и отвыкает фантазировать, течь вместе с музыкой… В то время как в классической музыке частенько нет заданного ударниками строгого ритма, мелодия там плывет, трансформируясь из одного в другое, и это заставляет нас развиваться, отслеживать сразу несколько потоков звука внутри одной вещи…

Возвращаясь к литературе… По указанной выше причине в прочтении классики для ребенка важна даже не глобальность задумки автора или непростые перипетии сюжета (это как раз полезнее взрослым), а «мелкие детали», спрятавшиеся внутри предложений!

Несомненно, формирующейся душе важно и эмоциональное проживание всевозможных нюансов быта главных героев, и опосредованное получение нового жизненного опыта, а также умение вычленять психологические мотивы поступков персонажей, и прочее, и прочее…

Безусловно, подростку важно и знакомство с особым образом, присущим конкретному автору, построенными предложениями… Это и возможность обогащения собственного словарного запаса, а заодно и наполнение визуальной памяти правильным написанием слов, из которого и рождается грамотность…

Но в первую очередь, богатый язык мэтров литературы с использованием широчайшего вокабуляра необходим для стимуляции мозговой активности… Встречая в тексте каждое незнакомое слово, детский мозг получает миниатюрный позитивный шок: он пытается определить смысл этого конкретного набора букв; найти аналогии; связать с идиомами, стоящими по соседству, и выполнить еще сотню незаметных для нас операций. Новые смыслы в тексте, как ничто другое, способствуют созданию новых синоптических связей и заставляют шестеренки бегать… А таких слов у классиков, в отличие от попсовых авторов, тысячи!

Студентов факультета иностранных языков учат каждое новое, незнакомое слово, встреченное в тексте, выписывать в отдельную тетрадочку. По три строчки каждого нового слова. При этом необходимо не только его писать, но каждый раз произносить вслух и, соответственно, слышать, что же ты произнес. Таким образом задействуются три вида памяти: зрительная, слуховая и двигательная.

В то же время ребенок, находящийся в сензитивном периоде, отнюдь не записывает каждое новое слово по три строчки в тетрадку. Он не заглядывает в словари и энциклопедии, чтобы выяснить, что означает «прокрастинация» или «демотиватор». Никто не учит его смыслам! Вообще! Он просто слышит все это в речи. Причем взрослые не очень-то разделяют слова, а говорятоднимсплошнымпотокомбеззапятыхиточек… И ничего, дитятко разумеет! И расчленяет предложения на слова, и к каждому слову привязывает интонацию…

И если все это еще как-то понятно с конкретными вещами (показал любимый папка на красное — сказал: «красное», показал на утюг — сказал: «утюг», ребенок через несколько повторений все и уяснил), то как быть с абстрактными понятиями? Почему через некоторое время ребенок довольно четко отличает истерику от исступления, а злость от ярости? Дети не читают в словаре, что бежать — это «передвигаться таким образом, чтобы тело «то соприкасалось с почвой одной ногой, то летело в воздухе», а драпать — это «поспешно отступать, обращаться в бегство», однако стоит при игре в догоняшки по крышам веранд в детском саду крикнуть товарищу не «беги», а «драпай» — и он немедленно поймет, что в поле зрения появился сторож и нужно не просто «лететь одной ногой в воздухе», но «категорически поспешно отступать»…

Это все — живая речь, воспринимаемая только на слух. Читаемый же текст, насыщенный новыми словами, воздействует куда глубже. То есть, читая классику, дети развивают и тренируют свой мозг, а читая хрестоматию — всего лишь узнают «о чем эта книга».

По-моему, так…

Обновлено 22.10.2015
Статья размещена на сайте 18.10.2015

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Современные дети во многом нас более продвинуты и пытаться их учить порой чему бывает бесполезно.Нужно пытаться к ним прислушиваться

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 20 октября 2015 в 10:12 отредактирован 20 октября 2015 в 10:12

    Уважаемый автор, мысль понятна и принята. Есть такое.

    Не мозг они, правда, убивают, а, скорее, способность независимого и критического мышления. Самого мышления. Воображения.
    А оно в нашем социуме и не надо. А нужен "набор из костей" с "выберите 1) 2) 3)"