Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО

В чем экзотика русского севера? История одного путешествия. Леса и реки.

Северная экзотика особо греет душу после суеты пыльного мегаполиса. Пусть и конец августа, и погода переменчива, но впереди нас ждет масса неизведанных приключений, да и прошедший первый день путешествия ожиданий не обманул. Ну, что — помолясь да в дорожку?

С утра погода нас радует — солнышко светит, небо чистое. В этот день проходим самый порожистый участок реки. Все по несколько раз садятся на мели, и, наверное, мы с Серегой здесь самые удачливые, т.к. удается успешно проскользнуть, не застряв, многие мелкие участки. Зато напоследок влетаем на скорости на большой мшистый камень, который не был вовремя замечен, и застреваем на нем, как памятник на постаменте. И смех, и грех. Удается удержать равновесие и вовремя выскочить из байдарки, чтоб не перевернулась. Быстро стаскиваем ее с камня и каким-то чудом, почти не потеряв времени, возвращаем в нормальное русло. Опасность позади, и даже никто не заметил. И сами испугаться не успели.

Потихоньку русло становится шире и спокойнее. Вода по-прежнему очень прозрачна. Много фотографируем. С высокого берега удивительный вид русла — даже сверху все до донышка просматривается, каждый солнечный блик на донных камнях радует глаз. Даже не верится, что такое бывает.

Добрались до места, откуда нужно сделать небольшой переход по суше до проток, соединяющих Кёлду со следующей речкой — Кулоем. Охотничий домик, оборудованная стоянка — кострище под навесом, столик, скамейки, дров тьма-тьмущая. Все же край лесной, и недостатка в поваленном сушняке нет.

Речка КёлдаВечереет. Андрей разведывает путь, по которому с утра надо будет наши корабли перетащить на следующую водную тропинку. Недалеко, по тропе через лес метров 400 будет. А лес такой, какой я очень люблю — белый мох, сосны, прозрачность, тишина. В сумерках вечера иду по тропинке, сворачиваю на лесную дорогу не в ту сторону и понимаю спустя какое-то время, что иду не туда — нет ни реки, ни ее признаков. Лес притих, темнота наползает. Стараюсь не испугаться, держу покой, поворачиваю обратно и ищу нужную мне тропку. Ага, меня уже ищут, зовут, зная о моих способностях по лесу поблуждать. Отзываюсь — тут я, все под контролем.

Горит костер, тепло и уют под навесом даже в дождик. Прохлада избавляет от изобилия мошкары и комаров. Есть, конечно, но не слишком. За все путешествие ни разу репеллентом не пользовалась.

С утра за пару ходок перетаскиваем весь скарб и лодки к месту продолжения путешествия. По сравнению с Кёлдой местечко неприглядное. Илистый обрывистый бережок, заросший болотными травами. Комаров стада некормленные. Нужно в заболоченных протоках найти проход к реке Кулой, по которой мы попадем в Кулойский канал — как написано в книжке по Архангельской области времен десятилетней давности, имеющий большое народохозяйственное значение.

Уселись в байдарки, и продолжаем путь почти посуху. Идем по травам болотистым как по воде, веслами как шестами отталкиваемся. Воды мало, но идется шустро. Петляем по протокам, ищем выход к Кулою, руководствуясь описанием. Вот уж где уток! Пару раз взлетели стаи не меньше 20 штук. А иногда они плывут почти рядом, близко подпуская и исчезая неожиданно — ныряют, и нет их. Плещется рыба. Порой путаем — то ли рыба плеснула, то ли утка. Рай для охотников и рыболовов. Но охотничий сезон пока не открыт, потому рай для уток.

Находим на воде едва приметную тропку примятой травы и по ней попадаем в Кулой, по которому нам идти против течения целый день. Благо, течение здесь несильное. Но и не забалуешь, грести приходится все время.

На очередной стоянке к нам подходят несколько местных девчушек лет 14−16, которые в лесу чернику собирают. Хорошие деревенские дивчины, доброжелательные и естественные. Рассказывают, что медведя встретили, и не поймешь, то ли правда, то ли нас, чудиков городских, пугают. Пообщались, поспрашивали друг друга про то, про сё. Одна дивчина явно больше в рот собирала, чем в корзинку — синие губы, зубы. Посмеялись вместе.

Ну вот, показался, наконец, признак Кулойского канала — бывший шлюз. Разрушенное деревянное сооружение, давно уже не действующее, которое потихоньку разбирают на доски местные хозяйственные мужички, приезжая на машинах и тракторах. Вот тебе и народохозяйственное значение.

Слева высятся скальные выходы, поросшие лесом. Идем в лес на разведку. Собираем бруснику, чернику на вечерний десерт, поднимаемся выше. И приходим к владычице здешнего леса. Ох, мамочки, что за сосна! Среди не очень высоких сестер толщиной с запястье стоит высоченная, с огромной пышной кроной, в три обхвата сосна-красавица. Почему-то около нее стоит лесенка метра два вышиной. Непонятно, откуда взялась, зачем. Прижимаюсь, чувствую силу. Стою, обняв, насколько рук хватает, общаюсь, слушаю, впитываю. …Благодарю, отстраняюсь — под ноги падает кусочек коры, как подарок. Спасибо, сестрица. Наутро снова поднимаюсь к ней поздороваться. Красавица — одна на весь склон такая.

Путь по каналу не очень приятен. Застойная вода, пузыри неприглядные плывут, такую воду пить не будешь. Машем веслами и поглядываем на небо. Погода чистая, солнышко. И вдруг — такая штука! Первый раз вижу круглую радугу — вокруг солнца четкий радужный бублик, круг на полнеба. Это явление, кажется, называется гало. Очень красиво — радуга без начала и конца. Так и машем веслами, глядя на небо.

Остановка перед следующим волоком, предположительно гораздо более длинным, чем первый.
Но дожди сделали свое дело, добавили воды в русло и мы, разгрузив лодки, проводим их прямо по воде.

Третья речка — Пинега. Снова по течению. Река широкая, медленно текущая. Без обеда, на легком перекусе, шпарим до окончания байдарочной части пути к турбазе Голубино. Впрочем, нам стоять не на турбазе, которая об эту пору забита отдыхающими, наше дело палатки. Приходим, встаем. Кострище, столик. Остатки мусора от предыдущей группы. Да, к цивилизации приближаться не очень приятно. Сжигаем весь мусор в костре, ставим палатки.

В заповедном Голубино прекрасные карстовые озера, водопады, скалы, пещеры. Два следующих дня мы провели в исследованиях окрестных красот. Серега осваивает огромное пространство пляжа реки Пинеги — чистый и тонкий песок оказался для него хорошей площадкой для занятий каллиграфией, и он пишет прутиком иероглиф за иероглифом, удивляя редких посетителей из Голубино. Голубино — часть Пинежского заповедника. Здесь находится известная карстовая пещера — Голубинский провал, довольно длинные залы и коридоры с ответвлениями, и она открыта для посещений, хотя люди, как почти всюду в природе, только нарушают её естественный микроклимат.

Но сначала мы отправились в местное магическое место — водопад среди нагромождений скальных выходов, вода из которого почти сразу же уходит под землю. О нём местные легенды говорят, что если встать под его струи, смоются все грехи и болезни. Водопадик совсем небольшой, но близко подобраться к нему совсем не просто, а уж встать под струи — и тем паче. Глубокая ванна естественного происхождения, куда бьют потоки водопада, со всех сторон окружена валунами, имеет скальные бортики, вода ледянущая, откуда куда уходит — одному Богу ведомо, и упорствуя в устремлениях очищения, вместе с грехами можно и с жизнью проститься. Пробираемся верхом, по скалкам, взбираемся по очереди на валун над (а не под) струей, фотографируем друг друга.

Ну вот, побродили-попрыгали по рельефам, которым трудно подобрать описание. Лес, в котором все изрыто карстовыми воронками, много скальных выходов, и все заросло черникой и брусникой. Там, где тропинок нет и куда приходится забираться, вспоминая навыки передвижения по скальным рельефам, ягоды крупнее, ярче, сочнее. Ох, всех ягод не соберешь, не съешь, с собой не унесешь, а как трудно уйти от этой красоты, рука так и тянется сорвать очередную ягодку.

А дальше нас ждут погружения: в недра земли (посещение Голубинского провала) и в озерные глубины (экзотика дайвинга в карстовых озерах).

Обновлено 10.05.2008
Статья размещена на сайте 6.05.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Красивая, светлая тема.
    И написано сочным языком.
    Приятно читается!
    Спасибо, Аксинья!

    Оценка статьи: 5

  • где фото сосны? непорядок. Прочла с интересом. Но конечно название не совсем соответствует на мой взгяд статье. Экзотика в любом походе существует, даже в Подмосковье. А вот что нас ждет в направлении Сибири? Вот так наверное правильней, ну или что-то еще в этом роде.

    Оценка статьи: 5

    • Татьяна Прокофьева Татьяна Прокофьева Главный редактор компании МЕДИО 6 июля 2008 в 08:04

      Светлана, Сибирь и Архангельск находятся ну очень в разных направлениях. На карту гляньте.
      А в Подмосковье (насколько мне известно) нет сильно порожистых речек, таинственных пещер, глубоких карстовых озер и прочих воистину экзотических аспектов Севера. Хотя красот предостаточно.
      А сосну снять не удалось - она не отдельно стояла, и на горЕ, никак ракурса было не найти, увы. Сама жалею, что снимка нет, уж очень хороша.
      Спасибо за оценку.

      • ну да Север и Сибирь две разные территории, я просто описалась. Я родом из Сибири. Там тоже много порогов и рек там спокойных нет вообще.
        А для людей современных оказаться на лоне природы, байдарки, палатки, костер, это уже экзотика. Пусть даже это будет просто чисто поле на берегу озера. А вот знать что нас ждет если мы отправимся на байдарках в Архангельск. Вот тут и ваша статья будет к стати. Скорее всего это не экзотика, это романтика.

        Оценка статьи: 5

  • Вот, добралась и до гало Еще раз получила удовольствие от "радужного бублика". +5, Аксинья

  • И здесь с промежутками чего-то не то.

    Оценка статьи: 5