Внимание, конкурс!
Галя Константинова Грандмастер

Острова Андаманского моря: какие они? Джорджтаун

В Малайзии сейчас — беда за бедой. Дожди там шли день за днем, но и предположить нельзя было, что это выльется в такое стихийное бедствие. А буквально несколько часов назад пропал очередной малазийский боинг, совершавший рейс Индонезия-Сингапур. Поиски самолета пока не дали результатов.

Виды Джорджтауна Галя Константинова, личный архив

Но спекулировать на темы бед и катастроф в трагические для кого-то дни — недопустимо. Поэтому погуляем просто по одному из Малазийских городов и попробуем выяснить, почему ЮНЕСКО включил его в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Джорджтаунов — много, порядка десятка в мире в разных частях света. «Наш» Джорджтаун — столица острова Пенанга в Малайзии, когда-то торговый перекресток Востока и Запада. Поэтому архитектура города соединяет в себе европейский и восточно-азиатский стили: или отражается последовательность различных культурных влияний, или сильно проявляется «колониальный стиль».

Малазийский Джорджтаун — почти ровесник Санкт-Петербурга, только последний изначально строился как пышная новая столица, а первый «невольно» стал большим «полустанком» и торговой точкой на пути Великобритания-остальная Европа-Средний Восток-Индия-Китай.

Открыл остров китайский евнух-адмирал, а через несколько столетий британский офицер Фрэнсис Лайт быстро сообразил, какие возможности таит в себе Пенанг для растущих торговых амбиций Британской короны. Жизнь этого моряка тоже заслуживает внимания. Скорее всего — внебрачный ребенок, возможный родственник еще одного офицера и создателя напитка, похожего на глинтвейн — негуса. В свою очередь, Фрэнсис Негус — создатель негуса — придумал разводить вино горячей водой с сахаром, чтобы охладить политические дискуссии.

Итак, Лайт воспитывался в доме родственников, семье потомственных морских офицеров. Старший Негус, который придумал негус, служил, кстати, у Джона Черчилля — того самого, который «Мальбрук в поход собрался». Иного пути, кроме как стать мореплавателем, не было. Так Фрэнсис Лайт оказался в английских колониях, заключил сделку с султаном Абдуллой Мукарамом Шахом, основал город, не смог выполнить обещание о защите, ссорился с султаном, снова договаривался.

Женился капитан, видимо, по любви, на женщине, которую называют иногда принцессой Кедаха, но вынужден был это скрывать от начальства. Дело в том, что его жена Мартина была тайско-французско-португальского происхождения, а Ост-Индская компания, от имени которой он получил от султана остров, запрещала своим служащим браки с католиками. Несмотря на то что о браке так и не было объявлено, в семье родилось шестеро детей. Они упоминаются как незаконнорожденные, но отец оставил им свое имя и немалое состояние. А один из его сыновей — Уильям Лайт — стал, конечно же, морским офицером, полковником и главным градостроителем уже Южной Австралии.

Несмотря на то что Фрэнсис Лайт много сил потратил на борьбу с малярией, умер он именно от нее. Похоронен в Джорджтауне. Могила его — на протестантском кладбище. Улица в центре Джорджтауна, где находится старейшая школа для девочек, носит его имя. У Церкви святого Георга — англиканской церкви в Малайзии, построенной каторжниками, стоит памятник капитану Лайту.

Центр города сохранился практически полностью. К сожалению, это не часто встречается в мире, где — то войны, то революции, то новоделы и прочая. Нельзя забывать и главное: Джорджтаун был английской колонией, приобретя независимость только в 1957 году. Быть колонией — особая судьба. С одной стороны — всем известные минусы, с другой — ведь не случайно университет в столице Малайзии Куала-Лумпур до сих пор один из лучших, его диплом признается во всем мире. В Джорджтауне — только английских школ около 7, а также — китайские, тамильские, смешанные, даже японские (а Япония оккупировала остров во время Второй мировой войны).

Итак, в городе сплелись многие народы и архитектурные стили. Поневоле начинаешь различать. Вот здесь: англо-индийское бунгало — это одноэтажный дом с верандой, сочетающий в себе вариант и английского дома, и индийского. А есть англо-китайские бунгало. А есть только кажущийся загадочным индийско-малайский
палладианизм: на самом деле это ранний классицизм, но обязательно с восточной изюминкой.

Здесь на самом деле все просто и очень интересно. В XVI веке в Италии жил архитектор Андреа Палладио (30 ноября 1508 — 19 августа 1580). Его называют самым влиятельным архитектором в истории. Имя при рождении было другое, он его сменил в честь Афины Паллады. Только не надо говорить, что, дескать, какая-то древняя Греция, итальянские архитекторы позднего Возрождения, здания в Индокитае — кого это касается?

Но ведь как любопытно: идеи этого неординарного человека, чьи здания собственной работы также входят в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, оказались востребованы через три века. В этом стиле строилась вся Европа, Белый Дом в Вашингтоне — тоже палладианство. Большая часть красот Санкт-Петербурга — палладианство. Вся русская загородная усадьба — палладианство.

Азию палладиев стиль тоже не обошел, только к строгим чистым линиям добавилась легкая ориентальная витиеватость. Но можно встретить здания в неоклассическом стиле, арт-деко, раннего и позднего модерна — и это не говоря о храмовой архитектуре: китайской, индийской, христианской, мусульманской.

Не случайно в Джорджтауне любили останавливаться Киплинг, Сомерсет Моэм и Генрих Гессе.

Вот такой Джорджтаун-городок. Маленьких, уютных и не совсем даже старых городов — очень много. Не все они, конечно, перекрестки цивилизаций, но многие имеют неповторимое очарование. Таких городов и в России немало. Хотелось бы, чтобы у ЮНЕСКО прибавилось работы.

Статья размещена на сайте 29.12.2014

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: