Гертруда Рыбакова Грандмастер

Как проходит промысловый лов рыбы? Ч. 1. Дрифтер, кошелёк, трал...

Вы любите рыбу? Думаю, что большинство скажет: «Да!» А многие любят и порыбачить во время отпуска или выходных, с удовольствием посидят на берегу реки или озера с удочкой или спиннингом. Все знают, как рыба необходима организму, особенно морская. В ней фосфор, кальций, магний, йод и другие минеральные вещества, аминокислоты и легкоусвояемые жиры.

Лет 25 назад рыба была одним из самых дешевых продуктов питания, килограмм мороженой трески с головой стоил 48 копеек, а обезглавленной, потрошеной — 65 копеек. Люди старшего поколения помнят, что на предприятиях общественного питания проводились по четвергам «рыбные дни». Морское рыболовство поставляло ежегодно от 20 до 25% белков животного происхождения.

Что же видим теперь? На прилавках магазинов ассортимент рыбы невелик, разве что в приморских городах он больше. Конечно, частично недостаток морской и океанической рыбопродукции восполняется речной и озерной, но ее все равно недостаточно. А стоимость морской рыбы, не говоря уже о разных деликатесных изделиях, превышает цену на мясо. И количество рыбных продуктов, потребляемых населением, за последние 15 лет резко снизилось. В чем же причины таких изменений? Моря, что ли, оскудели?

С морским рыболовством у меня связан большой отрезок жизни. Муж на рыболовецких судах прошел путь от третьего штурмана до капитана дальнего плавания. Я проработала около 10 лет в техническом отделе Базы океанического рыболовного флота (БОРФ), так что о том, с каким трудом добываются дары моря, прежде чем попасть к нам на стол, знаю не понаслышке. Океаническое и морское рыболовство — тяжелый и дорогостоящий труд, не зря говорят: «рыбак — дважды моряк!»

Oтслуживший свой век СРТ3216 на стоянке у Морского музея в Клайпеде.


Совершим небольшую экскурсию в прошлое. СССР (теперь Россия) являлся великой морской державой, у нас самая большая протяженность морских границ. Советский Союз имел огромный рыбопромысловый флот, на Севере, Юге, Западе и Востоке. Существовали региональные управления, руководившие рыбодобычей: «Запрыба», «Севрыба», «Азчеррыба», «Каспрыба», «Дальбыбпром». Только в Клайпеде к середине 80-х годов было более 200 рыболовецких и приемно-транспортных судов разного размера, от маленьких РС и МРТ (рыболовный сейнер и малый рыболовный траулер) до огромных плавучих заводов — плавбаз. А в состав управления «Запрыба» входили еще добывающие базы Калининграда, Латвии, Эстонии и Ленинграда.

Способов добычи рыбы в морях существует много: разного рода сети, невода, тралы т.д. До середины 60-х годов прошлого века морской промысел рыбы нашими судами (я имею в виду суда управления «Запрыба») в основном велся либо дрифтерными сетями, либо кошельковыми неводами.

На кошельковом лове специализировались небольшие рыболовецкие сейнеры, типа РС-300, с командой в 13 человек. Кошельковый невод, или «кошелёк», как его называют сами рыбаки — это огромная, длинная и высокая сеть, верхняя подбора которой снабжена поплавками, а нижняя — грузилами и большими металлическими кольцами (через них продевается стягивающий трос).

Обнаружив у поверхности моря косяк рыбы, сейнер выбрасывает невод — обмётывает им стаю, полностью замыкая круг. Затем стягивающий трос быстро берется на лебедку и нижняя кромка невода затягивается «кошельком», не давая рыбе уйти вглубь. Рыба остается внутри невода, как в чаше. Потом невод поднимают на судно, стягивая верхнюю подбору, и выбирают улов.

Чем-то «кошелёк» напоминает обычный речной невод, с которым я в детстве рыбачила с папой, только очень большого размера. Чтобы невод «пришёл» с рыбою, а не пустой, капитану судна надо иметь знания и опыт, который нарабатывается годами.

Схема лова кошельковым неводом

Дрифтерным ловом в те годы занимались МРТ и СРТ (средние рыболовные траулеры) с экипажем 18−24 человека. Они вели промысел сельди в Балтийском, Северном и Норвежском морях. Дрифтерный способ состоит в том, что на путях миграции рыбных косяков ставятся дрифтерные порядки — что-то вроде забора из сетей. Такой порядок имел от 60 до 120 сетей по 25−30 метров каждая, вытягивался на 3−5 километров. Сети эти из тонких ниток, рыба, попадая в них, запутывается и не может выбраться.

Судно дрейфует с порядками от 6 до 8 часов (слово «дрифтерный» и образовано от английского «дрейф»), затем сети выбираются с помощью специальной лебедки — шпиля. Работа очень тяжелая, канат, к которому крепятся сети, толстый, примерно в руку человека, к тому же мокрый. Один из матросов занимается укладкой каната в трюм. Когда сети выбраны, вся команда, кроме вахтенных штурмана, рулевого и механика, выходит на засолку и укладку рыбы в бочки.

Суда типа МРТ и СРТ не имели морозильных камер, рыбу солили в бочках по 100 кг. Загрузив до отказа трюмы, около тридцати тонн, судно шло на выгрузку к плавбазе, которая, как правило, стояла не в открытом море, а где-нибудь за островами, в затишке. Сдав груз, получали новую бочкотару, продукты, топливо, воду, почту, меняли кинофильмы. И снова на промысел.

Рейсы для такого типа судов длились 110−112 суток, но, в случае непредвиденных обстоятельств, могли продлиться и до 120 дней. Последний рейс на дрифтерный лов в Норвежское море муж сделал в 1967 году, после чего судно переоборудовали под траловый лов. Калининградские, латышские, эстонские, мурманские рыбаки слегка опередили литовских, начали ходить на траловый лов года на три раньше.

К тому времени в наших флотилиях уже появились более крупные суда, с морозильными установками, приспособленные для тралового лова рыбы — СРТМ (средний рыболовный траулер морозильный), и СРТМ-К — тот же СРТМ, но с кормовым тралением, то есть с открытой кормой для спуска и поднятия трала.

На этих судах команда была уже 28 человек, так как здесь велась частичная разделка улова и заморозка. Они были значительно лучше оборудованы навигационными приборами и различными механизмами, имели опреснительные установки для воды. Расширились и районы промысла. Суда работали теперь далеко от родных берегов, в районе Большой Ньюфаундлендской Банки (БНБ — сокращенно) и Банки Джорджес, к юго-западу от Ньюфаундленда.

Банками называются районы мелководья около островов, чрезвычайно богатые промысловыми рыбами, особенно морским окунем, хеком, ставридой. Переход на промысел в этот район занимал 20−21 сутки, суда выходили из порта и шли группами не менее трех, на случай оказания помощи друг другу. Из-за длительных переходов увеличилась продолжительность рейсов: сначала до 120, потом и до 135 суток.

Трал — это огромный мешок сложной конструкции, из сети, называемой делью, изготовленной, как правило, из капроновых или других синтетических нитей. Он похож на кулек, раскрывающийся с помощью специальных распорных досок. Самая узкая часть трала — куток, верхняя, широкая, раскрывающаяся — крылья. Судно буксирует трал за специальные канаты — ваера, и таким образом улавливает встречающуюся на пути рыбу.

Тралы бывают разные, и для малых глубин, и для больших, донные и разноглубинные. С тралами могут работать суда разных размеров, как малотоннажные, так и средние, и крупные. Бывают ещё близнецовые тралы, которые буксируются сразу двумя одинаковыми судами, что позволяет увеличить раскрытие входной части трала. Близнецовые тралы использовались нашими судами типа МРТ и СРТ на облове креветки у берегов Африки в 70-е годы.

Продолжение следует…

Обновлено 24.06.2017
Статья размещена на сайте 6.12.2007

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: