Ольга Бобрышева Мастер

Как прийти в восторг от бани по-турецки?

На день моего рождения в этом году довелось мне побывать в Турции. А поскольку по приезду в незнакомую страну вашими доверчивыми ушами располагают в основном гиды (а сравнить или предположить пока нечего и не с чем) — вы решаетесь на какое-нибудь экзотическое удовольствие, чтобы в первые же дни усвоить национальный дух. В нашем случае этим удовольствием стал хамам — турецкая баня.

Песня гидов была заученной и профессионально-лебединой. «О-о! Турецкая баня!» — при этом почему-то у них закатились и стали какими-то матовыми глаза. «О-о! Она очень-очень настоящая! С ледяным шок-джакузи! С пенно-мыльным массажем…» Всё это присыпалось фотоиллюстрациями и репродукциями турецких художников в туристических буклетах. Уж и не знаю, на что мы с мужем купились больше… Поехали.

Само действо происходило в Алании, на какой-то улице, в каком-то цокольном этаже какого-то зданьица, с большой сикоморой у входа. Раздевалка с камерами хранения очень напоминала автовокзал по количеству толкущегося народа, запаху мокрой резины и повелительной тётенькой на входе.

В обычной сауне нас (человек двадцать) рассадили как ласточек по жёрдочкам и сказали дышать. Сидели, дышали, пока наш сопровождающий гид, возомнивший себя доброй банной феей, не кинул на каменку горсть ментоловых таблеток. Волосы и волоски на теле встали колом, а глаза потекли на щёки…

Дальше выяснилось, что джакузи общее — два на два — и я поняла, почему к нему прибавляют приставку «шок». Вся толпа, все двадцать человек, пытались впихнуться в это самое джакузи, на дне которого я увидела неприятный чёрный шланг, из которого хлестала ледяная вода. Я предпочла прогуляться вдоль кафельного бортика, сославшись на то, что вода очень холодная, а я девушка очень восприимчивая к переохлаждениям.

Потом была другая, туманно-эвкалиптовая парная, где опять пришёл банщик всё с теми же таблетками, зажатыми в волосатый кулак. Через три секунды эвкалиптово-ментольный пар вновь выдёргивал глаза, и я почему-то думала о бренности бытия. Банщик стучал себя по узкой грудке и клялся, что он не человеконенавистник, пытаясь даже всучить мне подтверждающие сие «корочки». Короче, из парилки я вышла в полу-дзэне. Но оказалось, что впереди — самое интересное.

На большую мраморную сцену нас всех выложили как осетров перед разделкой. После чего пять хищных турков… напялили на себя… по колючей варежке… и началась полная мизантропия. Ощущение такое, будто ты закопченая алюминиевая кастрюля, а у господина банщика ответ-миссия начистить тебя как колокол на Пасху…

Жилистый турок, которому досталась я, был настроен весьма оптимистично и пел песни.
Красную и пошкарябанную, меня передали другому дюжему парняге, который довольно бесцеремонно ухватив меня за тонкую лодыжку, попытался прижать её к моим бровям. Сей фокус мне удавался, вероятно, в маминой утробе, но в тот момент мой организм, уже знакомый с материнством и отягощенный годами, издал треск и вопль. Заглянув откуда-то сверху в мои закаченные под лоб глаза, турок осведомился: «Болно?» Я решила презрительно промолчать, вспомнив все легендарные примеры стойкости, начиная с Прометея.
Ломали меня ещё минут десять, время от времени заваливая пеной, которая появлялась из какой-то волшебной мочалки, похожей на кусок фишмака. Напоследок добрый мыльник так крутанул моё тельце по мраморной доске, что я заподозрила, что своих тридцати лет, скорее всего, не увижу, а посему по-быстрому всё всем простила.
Но и это оказалось не финальным аккордом.

По процедурному списку следовала тётенька-массажист, которая, надавив мне куда-то в область ключичной впадины, выключила меня из жизни минут на семь, и потом, каждый раз, когда я пыталась вякнуть и обнаружить свои болевые пороги — пользовалась этой проверенной методой. Очнулась я уже с совершенно веревочными костями и личиком в зеленой оздоровительной глине. Где эту глину берут и какова природа её происхождения, я спрашивать побоялась.

Очутившись на кожаном диванчике с полдесятком таких же зелёных человечков, делиться своими ощущениями не было сил. В руку мне вставили рюмочку с яблочным чаем, который я задумчиво тянула до тех пор, пока из одной кабинки не выпустили большого смешного дядьку в зелёной же глине. Он фамильярно плюхнулся со мной на диванчик, и в нём пришлось признать любимого мужа. Избыток ощущений он сформулировал расплывчатым: — Н-да-а!!!

Вечером, когда мы уже могли членораздельно говорить, пришло откровение, что тот же хамам, СПА и всякие арома-ванны — стоят в отеле гораздо дешевле, чем эта экскурсионная прогулка со всякими «шоками».
Но зато, вернувшись из турецкого путешествия, я поймала себя на мысли, что в первом же своем путевом рассказе с совершенно гидовскими ужимочками и интонациями я вдруг запела: «О-о, девочки! Турецкая баня! С ледяным шок-джакузи! С пенно-мыльным массажем… Это что-то!!!»
]

Обновлено 14.02.2018
Статья размещена на сайте 9.01.2008

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: