Марина Бородина Стайн Грандмастер

Как я ехала замуж в Америку, или Великое путешествие с сыном и собаками.

Это было давно, 14 лет назад, а помнится, как будто вчера…

Я, мой 9-летний сын Павлик и две таксы — старший Лаки и младший Старки — собрались в Америку. Я — замуж, и они со мной, в качестве семьи. Так я и сказала своему будущему мужу — или все вместе, или никак.

Для собак я купила специальные клетки в магазине для путешественников, маленькие, по одной на каждую таксу, потому что мне сказали, что двух собак в одной клетке нельзя везти — правила не позволяют.

При посадке в самолет мне разрешили взять моих мелких собачонок в салон. Поставила я клетки в указанное место, где ручную кладь хранят. И вот мы летим из Москвы в Хьюстон через Париж на самолете Эйр Франс. Я волнуюсь, как оно там, в Америке. Павлик трясется в кресле, боится, что непосредственно под ним пол провалится, и он выпадет из самолета. Собаки — каждая в своей клетке — тоже нервничают. Младший пес Старки от страха выгрыз в клетке дверку и вылез наружу. Стюардессы забегали, потому что нарушение — сейчас другие пассажиры жаловаться начнут! Поэтому мне разрешили Старки на руки взять. Остался старший пес Лаки — у него сил на выгрызание дверки не хватило, а ума хватило вполне, чтобы устроить жуткий концерт в виде вытья. Поэтому и его разрешили на руки взять. Летим вполне мирно.

Но я-то понимаю, что в Париже нам надо будет пересаживаться на другой самолет, и никто нас туда с бесклеточной собакой не пустит. А времени на все про все будет полчаса. Поэтому спрашиваю стюардессу, нельзя ли организовать доставку собачьей клетки прямо к самолету, летящему в Хьюстон. — Можно, — говорят. — Будет сделано.

Прилетаем в Париж. Вываливаемся из самолета и бодрой рысцой бежим пересаживаться. Прибегаем к воротцам на Хьюстон — а где же клетка? А нету. Обманули. В самолет не пускают несмотря ни на какие просьбы, обоих собак в одну клетку сажать не разрешают по причине тесноты, и самолет в конце концов улетает без нас.

Так, проведем оценку ситуации и наметим план действий. Мы (я, Павлик, старший пес Лаки и младший пес Старки) находимся в Париже, в аэропорту имени Шарля де Голля. Имеем: одну собачью клетку с собакой, одну собаку без клетки и поводка, одного мальчика 9 лет и меня. Имеем документы на себя и собак и некоторое количество денег. Не имеем французской визы — а зачем она нам была нужна? Но собаки имеют обыкновение гулять… Не имеем больше билетов в Америку. Багаж улетел в Хьюстон. План действий? Надо позвонить кому-нибудь — будущему мужу, например. Пусть не едет из Далласа в Хьюстон нас встречать, пусть летит в Париж…

Если звонить, значит, надо найти телефон-автомат. Начинаем двигаться в следующем порядке — впереди я, с клеткой в одной руке и собакой подмышкой. За мной, держась за мой плащ, бредет Павлик с моей сумкой, полной документов и денег. А вот и телефон! Заходим в будку — и тут мне становится понятно, что, во-первых, я не знаю, как звонить из Франции в Америку. Во-вторых, у меня нет жетонов или чем они там пользуются. Имейте в виду, что год на дворе 1994, опыта заграничных путешествий нету… Что делать? Ясно что — плакать! Что я и сделала. Надо отдать должное Павлику, который в этой ситуации сохранил полное присутствие духа и строго указал мне, что взрослые не плачут. Пришлось прекратить реветь и начать некоторое движение в некотором направлении.

Спустя какое-то время, двигаясь в описанном выше порядке, мы набрели на стойку компании Эйр Франс. Подойдя к стойке, я сообщила им, что у меня — проблемы. Видимо, на моем лице было очень ясно написано, что у меня таки есть проблемы, потому что мне было вежливо предложено присесть и ни о чем не волноваться, потому что они мои проблемы решат. Что они и сделали: быстро доставили собачью клетку на двоих собак, сделали нам французскую визу на 24 часа, заказали комнату в отеле (где можно остановиться с собаками) и поменяли билеты на завтрашнее число и прямо в Даллас, где, собственно, и проживал мой будущий муж. Даже объяснили, где и какие таблетки я должна купить своим псам, чтобы не нервничали в самолете.

Таким образом, на следующий день мы благополучно улетели в Чикаго, откуда с небольшими трудностями в виде растаможивания собак добрались, наконец, и до Далласа. Правда, наш не востребованный в Хьюстоне багаж улетел обратно в Москву, но это, право, такие мелочи…

Через три дня, после нескольких звонков в компанию Эйр Франс, наш багаж был доставлен прямо к нам домой, и можно было наконец переодеться.

Все мы благополучно пережили поездку, смену климата и культурный шок. К несчастью, старший пес Лаки погиб через 7 лет после приезда, попав под машину, и был похоронен на участке. Младший пес Старки все еще с нами (ему 15 лет), стал весь седой, но все еще уверенно сохраняет статус вожака стаи, который унаследовал после гибели Лаки. В нашей стае, кроме меня, мужа и сына, еще две собаки — овчарка и лабрадор. Можете себе представить, как выглядит наш Старки, указывая нам, что можно и что нельзя… ]

Обновлено 5.03.2008
Статья размещена на сайте 22.01.2008

Комментарии (37):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: