Гертруда Рыбакова Грандмастер

В чем триумф и трагедия лайнера «Нормандия»? Часть 2

До августа 1939 года «Нормандия» успешно работала на трансатлантической линии, сделала за это время 139 рейсов и перевезла 133 170 пассажиров, не только окупила себя, но и принесла судовладельцам немалую прибыль. 23 августа лайнер в очередной раз вышел из Гавра и 28-го числа прибыл в Нью-Йорк.

Как известно, 1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу и началась II мировая война. «Нормандия» должна была 31 августа, за сутки до начала войны, отправиться в очередной рейс в Европу, но по распоряжению президента Рузвельта её, а вместе с ней еще несколько крупных европейских лайнеров, задержали в порту, чтобы проверить, нет ли на них вооружения. Думаю, американцы располагали информацией о грядущей войне. «Нормандия» так и не покинула Нью-Йорка.

Правительство Рузвельта долго не могло решить, что делать с «Нормандией». Лайнеру прочили блестящую военную карьеру. Журналисты строили предположения — переоборудуют ли его в авианосец, или в обычный военный транспорт. После вступления Гитлера во Францию, марионеточное правительство Виши потребовало возвращения «Нормандии» на родину, что означало, по сути дела, передать судно в поряжение фюрера. США не могли допустить этого. Тем временем экипаж «Нормандии» численностью 1300 человек сократился до 115 — для поддержания судна в исправном состоянии. Остальные были списаны на берег. Наконец, после долгих колебаний, 12 декабря 1941 года «Нормандия» была официально конфискована правительством Штатов, над ней был поднят американский флаг.

Судно переименовали в «Лафайет» и начали переоборудовать в военный транспорт. Необходимо было создать на корабле условия для размещения и питания 10 000 человек, установить зенитные орудия, создать склады боеприпасов. Все работы было решено проводить не на верфи, а в порту, у причала № 88. Безжалостно убиралась вся роскошь «внутренней начинки», срезались переборки, и т. д. В феврале 1942 года работы по переоборудованию лайнера вступили в завершающую стадию. 15 февраля судно должно было выйти в море. 9 февраля на борт принимали судовое снабжение. В 14 часов 30 минут в салоне, где были свалены 1100 тюков со спасательными капковыми поясами, вспыхнул огонь. Спустя несколько минут горел уже весь салон: мебель, свернутые в рулон ковры, стены. Через четверть часа, в 14 часов 49 минут, в Управление пожарной охраны Нью-Йорка поступил вызов. А еще через полторы минуты первые пожарные машины прибыли к причалу.

На лайнер, окутанный клубами дыма, хлынули мощные потоки воды из брандспойтов, но пламя, раздуваемое сильным северо-западным ветром, не унималось и к половине четвертого охватило прогулочную палубу. Спустя несколько минут огонь пробился на шлюпочную и солнечную палубы, а чуть позднее занялся мостик. Огромное количество воды беспрерывно заливало судно — пожар тушили и с акватории, с пожарных катеров, и с причала. Позднее эксперты подсчитали, что за время тушения в корпус «Нормандии» было вылито 100 тысяч тонн воды. Пожарные мало разбирались в вопросах остойчивости судна и, пустив в ход мощные насосы, лили воду куда попало.

Уже в начале пожара бывший капитан судна Р. Пунье и главный конструктор В. И. Юркевич, бывшие на причале, упрашивали адмирала Эндрюса, в соединение которого должен был войти «Лафайет», пропустить на судно трюмных машинистов, с тем, чтобы они открыли нужные кингстоны, и затопив лайнер, спасли от выгорания. Но адмирал высокомерно ответил: «Наши спасатели и пожарные знают свое дело не хуже французов». В бессильном отчаянии капитан и создатель лайнера В. И. Юркевич наблюдали за гибелью корабля. Многие судовые помещения оказались частично затопленными. Через час корабль стал крениться на левый борт. К 21 часу 30 минутам крен достиг 17 градусов, к 23 часам 30 минутам — 40 градусов, а 10 февраля в 2 часа 39 минут потоки грязной воды и жидкого ила со дна Гудзона хлынули в роскошные внутренние помещения самого дорогостоящего судна в мире, а через пять минут лайнер лег на грунт с креном в 80 градусов. Лайнер, входивший в первую тройку крупнейших и быстроходнейших судов мира, в самый разгар войны был выведен из строя. Судно, способное принять на борт почти целую стрелковую дивизию, погибло от пожара как раз тогда, когда американское военное командование испытывало огромную нужду в войсковом транспорте.

К моменту начала пожара на борту находилось 2200 человек. 200 человек оказались отрезаны стремительно распространявшимся огнем, столпились на носу и их пришлось снимать с помощью пожарных лестниц. Как сообщил позднее журналистам адмирал Эндрюс, один человек погиб, 206 получили ожоги, из них 96 — тяжелые. Спасательные работы осложнялись тем, что в самом начале отключилось электричество, вышла из строя телефонная связь, не работала сигнальная система.

О причинах трагедии существовало несколько различных версий. Военно-морское ведомство США высказало предположение, что это диверсия фашистских агентов. Один из журналистов позднее писал, что, желая проверить бдительность охраны лайнера, он за несколько недель до трагедии под видом грузчика беспрепятственно проник на судно. Он обошел все помещения, мог закрываться, где хотел, осматривал вооружение, курил, никто не остановил его и не поинтересовался — кто он и что тут делает.

По другой версии, присвоив себе лайнер «Нормандия», США попали в довольно затруднительное положение: они продолжали заигрывать с марионеточным правительством Франции, и в тоже время заверяли весь мир в своей верности в борьбе против Гитлера. И «Нормандия» мешала Вашингтону в тонкой дипломатической игре. Многие считают, что преступная халатность на лайнере была хорошо продумана и организована с тем, чтобы устранить «Нормандию» как яблоко раздора.
Военно-морское ведомство разработало план подъема судна, на реализацию которого ушло 22 месяца труда и 5 миллионов долларов. На восстановление лайнера даже для военных или транспортных целей (без роскоши) потребовалось бы 20 миллионов долларов. И американское военное ведомство отказалось от него.

В 1946 году правительство США продало «Нормандию», самое дорогостоящее судно того времени, фирме «Линсетт инкорпорейтед» по цене железного лома, всего за 162 тысячи долларов. К середине 1947 года 150 газорезчиков и крановщиков за 8 месяцев превратили в груду лома «Нормандию», над сооружением которой 14 тысяч французских рабочих трудились почти 3,5 года. США компенсировали Франции эту потерю, передав ей 20 пароходов типа «Либерти», которые в годы войны были поставлены американцами на поток и шли по цене миллион долларов за судно.

«Нормандия» же осталась в памяти многих людей, как образец гениального творения в области судостроения, созданный русским кораблестроителем В. И. Юркевичем.

Обновлено 21.01.2009
Статья размещена на сайте 7.03.2008

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: